Воскресенье, 22 октября 2017

Екатеринбург: -3°

$ 57,51 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017 € 67,89 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 8,50% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 22 октября 2017

Екатеринбург: -3°

$ 57,51 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017 € 67,89 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 8,50% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 22 октября 2017

Екатеринбург: -3°

$ 57,51 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017 € 67,89 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 8,50% По данным ЦБ РФ.

«Мы сознательно делаем церемонию менее формальной»

×
Премия «Человек года» 20 сентября в 13:16
В материале:

Человек года

Номинации с самовыдвижением, красная дорожка с Maserati и другие подробности грядущей церемонии вручения премии «Человек года — 2017».

Ольга Чебыкина: Мы встречаемся в преддверии важного делового события — церемонии «Человек года», которая пройдёт уже в восьмой раз. За эти годы она стала менее чопорной и более лёгкой, неформальной. Не значит ли это, что она двигается в сторону совсем легковесную и тусовочную?

Сергей Дружинин, главный редактор журнала «Деловой квартал» и портала DK.RU: Всё приедается, и зрители хотят чего-то нового. В первые годы проекта «Человек года» мы добивались ощущения новизны с помощью ротации номинаций — они менялись в соответствии развитием экономики и поведением рынков. В 2015 году мы вообще ушли от отраслевого принципа и сделали межотраслевые номинации. Этот опыт, к сожалению, был признан не очень однозначным, поэтому в 2016 году мы снова изменили формат и режиссуру. Площадкой стал ТЮЗ, на церемонии играл струнный оркестр, который исполнял мелодии из кинофильмов. Концепция «Человека года-2016» была шире, чем просто бизнес-премия или бизнес-мероприятие. Церемония проходила под лозунгом «Город года», и мы акцентировали внимание на городе, использовали для визуального ряда ночные городские съёмки — на мой вкус, очень красивые, и всё это совпало с музыкой. По отзывам участников и партнёров той церемонии, мы 100% попали, и это отразилось на атмосфере и на том, как люди себя вели на сцене. Ольга, ты правильно заметила, что чопорности стало меньше. Мы сознательно к этому идём.

ОЧ: Олег Владимирович, вы разделяете эту точку зрения — что можно быть дельным человеком и думать о красе ногтей?

Олег Шиловских, генеральный директор Екатеринбургского центра МНТК «Микрохирургия глаза», член экспертного совета премии «Человек года»: Абсолютно разделяю. Лёгкость, кстати, и раньше присутствовала на церемонии — всё зависело от того, кто из номинантов выходил на сцену. Я помню прекрасное заявление Заводовского в последний кризис — он вышел, Максимовская ему говорит: «Ну, давай — фразу года». Он и сказал — одно слово.

ОЧ: Вы много лет поддерживаете премию, состоите в экспертном совете, сами были человеком года в номинации «Медицина» в 2011 году. Почему вы считаете это важным?

ОШ: Я каждый месяц получаю одну-две бумаги, где утверждается, что я лучший налогоплательщик года, лучшее предприятие по чьим-то там версиям. И ещё пишут, что для этого надо заплатить пять тысяч долларов, приехать в Москву, получить мантию и прослушать концерт в «Президент-Отеле». И я понимаю, что мы к этому вообще никакого отношения не имеем. Мы однажды на день рождения нашего предприятия сделали стенд «Кем бы мы могли быть» и перечислили на нём все эти номинации — ради хохмы. Куча всяких негосударственных орденов — пиджака не хватит. У нас нет ни одной такой награды, потому что нам это просто не нужно. У нас есть стенд с наградами, и там пятнадцать международных наград за технологии в офтальмохирургии, за которые никто не платил. Их нам вручили общества — американское, немецкое, европейское — в знак признания. Это приятно. В «Деловом квартале» я почувствовал то же самое. Не нужно платить, чтобы тебе дали «Человека года» — тут бизнес-сообщество выражает своё мнение. Вот это терять ни в коем случае нельзя.

ОЧ: Номинации премии, которые появляются или исчезают, это своеобразный индикатор экономики региона. Что этот индикатор показывает в этом году?

СД: «Деловой квартал» освещает экономические и бизнес-события, и мы, по сути, выступаем хроникёрами деловой жизни. Мы общаемся с огромным количеством людей из сферы бизнеса, у нас есть свои рейтинги, аналитическая служба, которая занимается сбором информации. Кроме того, мы общаемся с нашими экспертами. И в результате этого и происходит ротация номинаций.

В этом году появились две новые номинации. Первая — человек года в номинации «Частная медицина». Раньше у нас была медицинская номинация, но теперь мы сделали акцент на коммерческой составляющей. И вторая — номинация, связанная со складской логистикой, с качественными логистическими центрами.

При этом сохраняется пул ключевых номинаций по ключевым рынкам для нашего региона, от ритейла до промышленных предприятий.

Мы сохранили номинацию «Ресторатор года», потому что наблюдаем ресторанный бум. И сами рестораторы и владельцы торговых центров удивляются: магазин уходит, и на его месте открывается новое кафе, бар или ресторан.

ОЧ: Потому что есть три раза в день нужно, а одежду можно и пореже менять. Действительно, Олег Ананьев, лауреат прошлого года, бывал достаточно пессимистичен и считал, что выживут одни «узбечки», а сам, тем не менее, сделал Le Bourg, и этот формат выстрелил. Что пациент скорее мёртв, чем жив, говорят и про номинацию «Автобизнес», и вы её даже на несколько лет исключали, но в этом году она будет.

СД: Будет — автомобили покупают, открываются новые центры. Могу открыть небольшой секрет: в этом году на красной дорожке премии будут экспонироваться автомобили марки Maserati.

ОЧ: Олег Владимирович, я догадываюсь, что вы были одним из инициаторов появления номинации «Частная медицина» с акцентом на слове «частная» — без участия государства. Почему?

ОШ: Развитие частной медицины говорит о созревании социального общества. Этот путь уже прошли развитые, цивилизованные страны. Нельзя говорить, что государственная медицина всё решит. Это неправда. В любом городе, например, Германии государственная больница всего одна — университетская клиника. Все остальные клиники частные.

Можно принимать любые программы развития медицины, и они останутся на бумаге, если не будет создан рынок медицинских услуг. И на этом рынке должны быть разные игроки. Кстати, на Западе зачастую госпитали принадлежат католической церкви. Они частные? Да. Но нельзя сказать, чтобы они не несли социальной нагрузки. Или, например, мы являемся акционерным обществом, мы частная организация, но при этом мы ежегодно делаем больше 24 тысяч операций бесплатно. Это социально ориентированный бизнес? Абсолютно, потому что огромный заказ. Но сделать медицину доступной — это уже государственная задача. Если государство хочет, чтобы бесплатных услуг было больше — увеличивайте заказ. При этом вам не нужно будет думать, как содержать всю эту инфраструктуру — она сама себя будет содержать. Частные медицинские компании, которые сегодня играют на этом рынке, никто не содержит — за редким исключением, когда есть крупные инвесторы, которые занимаются этим ради искусства.

ОЧ: Тут нельзя не вспомнить об инициативе Владислава Тетюхина. Грандиозный госпиталь, в который он вложил все свои средства, не может выживать без госзаказа.

ОШ: Нет, вопрос совершенно не в этом. Как появился этот госпиталь? Взяли статистику, сколько подобных операций нужно на определённую популяцию. Эта статистика правильная. В чём проблема? В менталитете. Где эти пациенты, которые должны оперироваться в госпитале Тетюхина? Они сидят по домам говорят: «Я и так доживу».

Я сам практикующий врач, много оперирую и разговариваю с пациентами. Иногда говоришь пожилому человеку: «Вам бы раньше прийти». – «А я думал, так доживу, думал, мне до смерти зрения хватит». Вот эта российская ментальность — вот это проблема.

ОЧ: Тетюхин же был «Человеком года — 2012», и зал овацией встретил этот выбор.

ОШ: А кто ещё в стране поступил так, как Тетюхин? Его надо показывать как образчик всем состоятельным людям.

И если мы говорим о частных клиниках, я не понимаю, почему нельзя дать частной клинике государственный заказ. Закон не разрешает — значит, это надо срочно решить.

ОЧ: Давайте вернёмся к премии. Какова её процедура? Как происходит отбор номинантов?

СД: Мы утвердили пул номинаций. У премии есть экспертный совет, и первый этап процедуры — это консультация, когда каждый член экспертного совета в каждой из предложенных номинаций называет фамилии людей, которые, на его взгляд, достойны получить награду в текущем году. В этом году в экспертном совете 40 человек, на десять больше, чем обычно. В нём представлены предприниматели, представители бизнес-объединений и, конечно, представители власти — областного правительства, Городской думы. А также бизнес-омбудсмен Елена Артюх и Аркадий Михайлович Чернецкий как представитель Совета Федерации.

От «Делового квартала» в экспертном совете представлен я. Я выражаю консолидированное мнение нашей компании, и мы на равных условиях с остальными экспертами участвуем в первичном отборе номинантов.

ОЧ: Все голоса весят одинаково? У чиновников голос за два не считается?

СД: Нет, не считается. И у «Делового квартала» нет никаких особых прав. Мы делаем аналитику по некоторым факторам: например, экономические результаты компании, её публичная активность, — потом точно так же, как остальные эксперты, обнародуем этот список и собираем обратную связь. Это первый этап, который завершился около месяца назад.

На основании этих рекомендаций составляются лонг-листы из пяти номинантов. Лонг-листы передаются на голосование. Голосование предусматривает пятибалльную систему. После него определяется тройка финалистов и лауреат.

Сейчас идёт второй этап. До 2 октября я собираю аналитику по этому этапу, и дальше мы выходим на понимание тройки.

ОЧ: В двух номинациях — «Малый бизнес» и «Социальный бизнес» — вы предусмотрели самовыдвижение. Для чего?

СД: Самовыдвижение — традиционный инструмент расширения пула предпринимателей. Мы преследуем две цели. Во-первых, мы как СМИ заинтересованы в новых именах, в ньюсмейкерах, в ярких проектах. Во-вторых, мы считаем, что нужно давать людям возможность заявить о себе или рассказать о ком-то. Мы говорим: вы можете порекомендовать своих партнёров или друзей. Для этого нет никаких препятствий, кроме предъявленных к номинации требований.

ОЧ: Главная номинация премии — «Выбор редакции». В прошлом году, когда её получил владелец империи «Сима-ленд» Андрей Симановский, она произвела фурор. Как скоро улеглись медийные страсти? И что вам говорили о главном герое церемонии прошлого года?

СД: По прошествии времени мы не изменили своё решение. Мы понимаем, что это было правильно и оправдано. Достижения «Сима-ленда», о которых я говорил со сцены, поражают. В условиях глубокой стагнации и пессимизма в профессиональной среде люди занимаются не просто торговлей, а ещё и производством. Мы думаем, что это был правильный выбор.

ОЧ: Андрей Моисеевич, безусловно, выдающийся руководитель. И офис «Сима-ленда» в стиле Эрмитажа, золотые унитазы и прочее это только подчёркивают. Насколько вам самим близка такая манера обустройства экосистемы в бизнесе?

ОШ: Я считаю так: имеет право. Он создал колоссальное количество рабочих мест и колоссальный бизнес. На здоровье! Поэтому я двумя руками поддерживаю выбор «Делового квартала» — это было правильно и справедливо.

СД: Кстати, в продолжение темы адекватности выбора: сейчас в свердловском Минпроме идёт обсуждение программы промышленного развития региона до 2035 года. Я состою в одном из общественных советов. Не знаю, повлияла ли премия «Человек года», но история про производство товаров народного потребления в этой программе появилась, и экспертом в ней выступает как раз «Сима-ленд».

ОЧ: Что ж, остаётся только ещё раз проанонсировать церемонию.

СД: 23 ноября, Театр юного зрителя. Мы постараемся сохранить атмосферу прошлого года и добавить новые изюминки. Сюрпризы точно будут. Будет интересный ведущий — мы буквально на днях обо всём договорились. Приходите.

Оператор: Илья Одношевин, Роман Бороздин

Ведущая: Ольга Чебыкина

Режиссёр монтажа: Сергей Серков

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Человек года

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^