Воскресенье, 22 октября 2017

Екатеринбург: -3°

$ 57,51 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017 € 67,89 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 8,50% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 22 октября 2017

Екатеринбург: -3°

$ 57,51 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017 € 67,89 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 8,50% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 22 октября 2017

Екатеринбург: -3°

$ 57,51 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017 € 67,89 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 22.10.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 8,50% По данным ЦБ РФ.

​Олег Гордиенко, «Райффайзенбанк»: «Чем ниже ставки, тем активнее будут банки»

×
Разговор на Малине 14 июля в 12:55
В материале:

Райффайзенбанк

Екатерина Дегай: Олег, добрый день.

Олег Гордиенко: Здравствуйте.

ЕД: Мы находимся в «Екатеринбург-ЭКСПО», на Международной промышленной выставке ИННОПРОМ. Вы участвуете в Финансово-промышленном форуме, и тема ваша сегодня звучит так: «Инструменты инвестирования для среднего бизнеса». Но считается, что это всё-таки история больше про крупный, чем про средний бизнес. Почему вы выбрали такую тему? Сразу крупными мазками, может быть, обозначьте тезисы основные.

ОГ: Первый, кто пробует те или иные инструменты – как правило, крупные компании. Просто потому, что у них больше ресурсов, больше людей, которые работают в соответствующих управлениях, и, может быть, чуть большая склонность к креативу. Как правило, средние компании просто воспринимают опыт крупных – хотелось бы верить, достаточно удачный и успешный, – и из него делают соответствующие выводы.

То, что, мне кажется, пока не очень востребовано среди компаний нашего среднего бизнеса – это инвестирование в инструменты с фиксированной доходностью. То есть, это облигации, еврооблигации, как альтернатива банковским депозитам. Потому что наш замечательный фондовый рынок в этом его куске – в куске облигаций с фиксированной доходностью – он сильно развился за последние 15 лет, и сейчас его номинал уже составляет 10 триллионов рублей. Там абсолютно точно есть огромный инструментарий, на который, в том числе, компании среднего бизнеса могли бы посмотреть. Сейчас инструменты бывают самые разные с точки зрения и сроков, и процентных ставок, любых комбинаций оных, с точки зрения валют, и так далее. Вполне себе разумная альтернатива банковским продуктам.

ЕД: Интересно от банка слышать это: «Разумная альтернатива банковским депозитам».

ОГ: Среди этих инструментов, например, есть и облигации банков – то есть, вы берёте абсолютно такой же кредитный риск, и существенная часть этих инструментов – плод финансовых институтов. С учётом того, что сейчас происходят зачистки, в том числе, банковской системы – недавние отзывы лицензий у крупных банков, и буквально вчерашние события, связанные с одним из больших банков – наверное, должны, в том числе, подсказать компаниям, что это разумный способ диверсификации рисков. И, условно говоря, покупая облигации какого-нибудь безусловного кредитного риска – «Лукойла» – вы явно рискуете меньше, чем держа деньги на текущем счёте в банке, у которого могут отобрать лицензию.

ЕД: Может быть, есть интересные примеры работы с компаниями здесь, на Урале?

ОГ: Вынужден сказать, что пока они единичны. Мы видим, что эта тенденция в целом мировая: очень существенное количество крупных публичных компаний, крупных непубличных компаний, средних компаний, которые в мире видят иные инструменты для временного размещения средств. Я бы даже не назвал его инвестированием – это способ временного размещения средств, достаточно безопасный и приносящий какой-то минимальный доход, чуть выше, чем банковский депозит.

Эта тенденция, наверное, приходит к нам с развитых рынков. Она очевидным образом видна в Москве и Питере, где – у банков процентные ставки сейчас снижаются, и компании зачастую спрашивают нас про альтернативы. И нам интересно, разумеется, предлагать им не только один инструмент, а некий ряд инструментов. И компаниям просто интересно. Жизнь же должна быть интересной, кроме того, что она должна быть выгодной для любого финансиста. Мы видим это как тенденцию, которая распространяется по городам и весям. И это логично, это правильно, и так оно, конечно, и будет.

Опять-таки, мы ни в коем случае не призываем пользоваться только этим инструментом. Вот у вас накопилось на счетах какой-нибудь условной средней компании 100 миллионов рублей. Пожалуйста, не надо эти 100 миллионов рублей сразу вкладывать в какие-нибудь ценные бумаги – то ли пропадут, то ли нет. Это неправильно. Во-первых, спросите у своего банка – у своего брокера, что бы он порекомендовал. Здравый смысл никто не отменял. При прочих равных предпочитать ОФЗ (облигации федерального займа) как минимальную рискованную инвестицию. И дальше уже усложнять продуктовый ряд.

ЕД: Ещё есть одна тема у вас довольно интересная – особая тема – реструктуризация. Большой опыт у вас – так это можно назвать. Хотя тема сложная, безусловно, потому что и для компании, которая во всём этом участвует, всё это переживает, это поиск какого-то баланса вообще всех интересов. Много у вас было интересных кейсов – «ЮТЭйр» можно вспомнить, что угодно.

ОГ: Если позволите, я забегу немножко в историю. Когда всё это начиналось в 2008 году, тогда казалось, что дефолтов у нас никогда в экономике не будет, и всё будет прекрасно, и жизнь наша будет удивительна. Но потом случилось то, что случилось, к нам приехал мировой экономический кризис – и в результате – первая сделка такого рода, которую вообще делали на российском фондовом рынке, и так уж вышло, что это были мы – это была сделка изначально даже не с Урала, а из Сибири. Была такая компания «Топ-книга», крупнейший на тот момент книжный ритейлер в России, и у них были облигации на сумму, по-моему, 1,5 миллиарда рублей – не такую уж и большую, – которую надо было погасить в декабре 2008 года.

Тогда, если помните, был очень страшноватый момент, и казалось, что всё – будущее закончилось, осталось только настоящее, и в нём осталось жить всего чуть-чуть. Мы тогда сделали то, чего никто не делал – мы договорились со всеми держателями облигаций. Их было, на самом деле, не так уж и много, как в ретроспективе стало понятно – 36, если мне память не изменяет, с которыми надо было договориться за 25 дней. Довольно интересно, что с последним из них мы договорились, собственно, в день предполагаемого дефолта. Так вышло.

С тех пор у нас эта практика приобрела самые разные черты. То есть, мы много занимались потом реструктуризацией. Вы совершенно справедливо заметили – авиакомпании «ЮТЭйр» — и мы сейчас рады успехам этой компании; мы видим, что она идёт лучше, чем собственный бизнес-план. Надо сказать, что мы, естественно, отслеживаем судьбу компаний, с которыми занимались реструктуризацией. Как правило, у них счастливая жизнь потом.

ЕД: Вы успешные доктора в этом смысле.

ОГ: (Смеётся) Ну, да.

ЕД: Но сейчас не 2008 год, и, наверное, это уже не так часто встречаемо. Или всё-таки?..

ОГ: Да, наверное. Реструктуризация – это бизнес, который идёт волнами. Была волна 2008-2010 годов, была волна 2014-2016 годов, – как раз туда попал «ЮТЭйр». Но вы правы: наверное, сейчас нам, как реструктуризаторам, чуть-чуть не хватает новых кейсов. Но, может быть, в общем и целом для экономики это даже к лучшему.

ЕД: Последнее, что я спрошу – в целом про ситуацию сейчас на банковском рынке. Кажется, что она довольно стабильная. За четыре месяца неплохие показатели были у банков по прибыли. Вроде бы немножко нарастили резервы, но кредитование, например, не подрастает. Как вы можете охарактеризовать, что происходит? И как будет?

ОГ: Про «как будет» это особенно сложный вопрос. Про то, как есть – мы видим, что есть существенные кредитные аппетиты что у наших коллег из больших государственных банков, что у нас самих. И также у наших коллег из тех иностранных банков, которые остались в РФ. Все хотят наращивать кредитный портфель. Это хорошая история, потому что такого не было буквально пару лет назад – все были очень осторожны, оставались на скамейке запасных, если было возможно. Сейчас наоборот: все рвутся в основной состав, забивать шайбу за шайбой. И, наверное, это тенденция, которая будет только усиливаться в связи с падением процентных ставок. Банкам надо естественным образом зарабатывать. Чем ниже ставки, тем меньше возможностей для заработка. Соответственно, тем, наверное, агрессивнее будут становиться наши коллеги.

ЕД: Посмотрим, как будет на самом деле. Спасибо за разговор!

ОГ: Конечно. Спасибо большое.

Ведущая: Екатерина Дегай

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Оператор: Илья Одношевин, Роман Бороздин

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Райффайзенбанк

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^