Пятница, 23 июня 2017

Екатеринбург: +16°

$ 59,66 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 23.06.2017 € 66,68 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 23.06.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 334₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 23 июня 2017

Екатеринбург: +16°

$ 59,66 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 23.06.2017 € 66,68 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 23.06.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 334₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 23 июня 2017

Екатеринбург: +16°

$ 59,66 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 23.06.2017 € 66,68 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 23.06.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 334₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,00% По данным ЦБ РФ.

«Люди после 35 очень инертные, а у меня шило в...»

×
Разговор на Малине 29 мая в 18:49

В разговоре с молодым бизнесменом, владельцем франшиз «Аргус» и Coffee In Владиславом Петлюком ищем отличия между предпринимателями поколений Y и Х.

Подкаст

Владислав Петлюк, 22 года. Предприниматель. Студент Русско-британского института управления. Владелец франшиз «Аргус» (40 офисов в России и СНГ) и Coffee In (10 точек продаж в России).

Родился в Челябинске. Заниматься предпринимательством начал в 14 лет. Создал небольшую веб-студию по разработке сайтов, открыл точки по продаже мороженого и предприятие по изготовлению сувенирной продукции. Последний проект получил локальную известность после падения челябинского метеорита — тогда Владислав стал изготавливать тематические сувениры, и за несколько дней о них появилось больше десяти статей и сюжетов, в том числе в журнале «Русский репортёр», на Пятом канале и зарубежных ABC и TV5monde direct.

В 18 лет Владислав поступил в Русско-британский институт управления в Челябинске, открыл первый офис центра изготовления печатей и штампов «Аргус» и начал масштабирование проекта по модели франчайзинга. Уже в первый год в России и СНГ открылось больше 30 офисов компании.

Затем Владислав запустил в Челябинске первую кофейню под брендом Coffee In и спустя полгода стал развивать сеть по франчайзингу.

В сентябре 2016 года Владислав переехал в Москву, где с партнёрами создал новый проект — онлайн-кассу для малого и среднего бизнеса ERP System Argus.

Суммарный оборот проектов Владислава — более 1 млн рублей в месяц.

Ольга Чебыкина: Владислав, вы один из самых молодых гостей студии Malina.am. Вы предприниматель и занимаетесь очень разными видами деятельности. А как вы сами себя определяете?

Владислав Петлюк: Мне всегда хотелось ощущать себя профессионалом, а не просто красивой картинкой, человеком, который занимается всем и в то же время ничем.

В бизнесе для меня на первом месте управление. Я менеджер. Раньше я сам занимался и бухгалтерией, и работой с партнёрами; теперь у нас дружная команда из разных городов: есть партнёры и сотрудники в Новосибирске, в Екатеринбурге, в Москве, в Челябинске. Так что прежде всего я управленец. Директор по развитию, если сильно пафосно.

ОЧ: Есть ли у вас любимое детище? Или вы подходите к бизнесу рационально: что актуально, то и делаю?

ВП: Все наши проекты в какой-то степени на первом месте. Мы всегда стараемся делать больше чем другие, потому что приходится конкурировать с множеством компаний, которые развиваются по разным моделям: филиальная сеть, собственная сеть, франчайзинговая сеть.

Стараемся добавлять свои фишки. Допустим, наши кофейни: 25 франчайзинговых кофеен, все очень разные — кто-то начинал в 2010 году, кто-то ещё в 2000-е, инвестиции тоже разные. Мы разработали для них мобильное приложение с функцией, как у KFC и «Бургер Кинга», когда показываешь QR-код и получаешь бонус. Это хотя бы одно, но уже отличие. А так — все продают кофе. Можно покупать зерно по 2000 рублей, можно по 800 рублей, но смысл остаётся тот же самый: зерно — оно и есть зерно, кофе — он и есть кофе.

Когда мы запускали «Аргус», сеть по штемпельной продукции, то ничем не отличались от других. Потом я начал анализировать: что уже есть, что нужно добавить, какие УТП сделать. После того как у нас появились эти уникальные предложения, продаж стало больше, партнёров стало больше. За 2016 год мы открыли больше 30 филиалов. Это всё живые люди, взрослые люди, которые не побоялись доверить нам свои деньги.

Да, мне 22 года, школьник какой-то. Я отлично понимаю, что мне могут не доверять. Но за мной команда, в которой есть люди разного возраста. Я стараюсь преодолевать возрастной барьер — например, переадресовывать человека на сотрудника постарше, который вызывает доверие.

ОЧ: Чем меньше у предпринимателя опыта, чем меньше ошибок он успел совершить. У вас в ваши 22 года, при всей вашей бурной деятельности, их не может быть много. Тем не менее, наверняка вы уже получили какие-то уроки. Какие?

ВП: Моя главная ошибка — работа с удалёнными сотрудниками. Мы привлекали сотрудников, они не выполняли свои обязанности, но мы им всё равно платили и ждали результата. Сейчас я понимаю: если сотрудник не исполняет свои обязанности, его нужно сразу увольнять.

Вчера общался с партнёром в Екатеринбурге, мы обсуждали, как у них происходит управление. Я говорил, что нужны кнут и пряник.

Не выполнил, косяк — вычитай из зарплаты. Не потому что тебе жалко эти пять тысяч, а потому что так надо, чтобы сотрудник понял, что ты как руководитель на первом месте.

Недавно мы совершили другую ошибку. Для франчайзинговой сети «Аргус» мы поставляем под ключ комплект оборудования одного и того же формата и даём гарантию, что у франчайзи с этим оборудованием всё будет хорошо. Недавно мы заменили одно наименование, и из-за этого весь процесс пошёл не совсем правильно. Проблему решили быстро, но два города с ней успели столкнуться.

Я в таких ситуациях обязательно нахожу крайнего. Тут взаимодействовали три человека, которые тестировали новое оборудование. Все трое сказали: «Да, это та самая штука, которая нам нужна». Мы закупили сразу десять одинаковых моделей на приличную сумму. Куда это теперь девать? Будем продавать на Avito. Но урок мы извлекли, теперь я объявляю партнёрам: «Если ты говоришь, что что-то подойдёт, ты потом будешь компенсировать расходы, если ничего не получится».

А вообще у нас партнёрские отношения. У некоторых сотрудников нет фиксированной зарплаты, всё зависит от продаж. Они имею фиксированную сумму с одного партнёра, и это их мотивирует, им интересно искать новых партнёров.

Я считаю, что сотрудники в возрасте — это плюс. В возрасте — это от 35 лет. У них совсем другая закалка. Сейчас все хотят быть стартаперами, бизнесменами. Раньше такого не было. И эти сотрудники, которым больше 35, очень лояльные, спокойные, уравновешенные.

ОЧ: В этой студии бывают в основном предприниматели, которые всю жизнь занимаются одним и тем же делом. Они рассказывают о том, почему им хочется заниматься именно этим, и у каждой истории есть какая-то подоплёка. А когда ты занимаешься и кофе, и печатями, и кассами… В чём зерно? У вас не было мечты: «Я хочу вкусно кормить людей», «Я хочу красиво одевать людей», «Я хочу сделать что-то, чего не было до меня»? У вас была формулировка — «Я просто хочу зарабатывать»?

ВП: У каждого дела, если на нём зацикливаться, есть потолок. А мне всегда было интересно развиваться в разных направлениях. Мне нравится вести сразу несколько проектов, когда множество задач, когда голова постоянно загружена. Я умею быстро переключаться. Допустим, звоню по кофейням, а через минуту уже рассказываю про совсем другой бизнес.

Есть умение всё это делать, а есть конкретные знания — допустим, про кофе. Но мне не нужны эти знания. Когда меня спрашивают, какой кофе лучше… Вы знаете, я руководитель. Я в этом не разбираюсь. Но у нас есть замечательный специалист Евгений, который работал в «Старбаксе», в Coffeeshop — лучше с ним пообщайтесь. А я могу подписать договор, связать с нужными людьми, стать гарантом, что у вас всё получится.

Я готов брать на себя ответственность. Мои сотрудники ответственность на себя не сильно берут — только, наверное, основные партнёры. Это не в обиду сказано. Вот такая жизнь. Я привык. Стараюсь делать так, чтобы люди разделяли со мной ответственность, но понимаю, что ответственный — я.

ОЧ: Эта ваша разноформатность и то, что вы не зацикливаетесь, — это, возможно, следствие клипового сознания, которое часто приписывают молодому поколению?

ВП: Просто нужно нанимать людей более спокойных, из другого поколения. Реально, мы суетимся. Тайм-менеджмент? У меня его точно нет. Я знаю, что есть принципы, как правильно организовать время, например «правило помидора», когда ты должен 25 минут заниматься одной задачей, потом передохнуть пять минут и снова к ней вернуться. Я так два или три дня работал — и реально много полезных вещей сделал. Но это была в основном рутина. За рутину никогда не хочется садиться, даже если это на пять минут, бумажку составить. Трёх дней по такой технологии мне хватило, я больше не хочу. Я же не робот. Хочется свободнее быть.

ОЧ: Из вашей биографии ничего не известно про родителей. Вы стали предпринимателем вопреки их советам или это следствие их воспитания?

ВП: Каждый, кто со мной общался, задавался вопросом, кто мои родители. Никто не хочет верить в self-made, в то, что реально можно просыпаться в шесть утра и всё делать самому.

У меня есть брат — мы двойняшки, и ещё брат от другой семьи отца. Мама, папа, бабушка, дедушка. Большую часть времени меня воспитывали бабушка и дед. Главный плюс бабушкиного воспитания — консервативность. И ещё она у меня преподаватель. Наверное, я в неё такой педант. Я могу донести информацию, могу обучить. А что такое франчайзинг? Это обучение. За это спасибо бабушке-преподавателю.

Мои родители предприниматели, но их бизнес, наверное, меньше, чем мой текущий. Они занимаются предпринимательством 80-х, 90-х годов — это в основном торговля. Отец ради интереса занимается строительством небольших зданий. Им на жизнь хватает.

Просить финансовой поддержки у родителей мне всегда было стрёмно, по-другому не могу сказать.

Даже когда в детстве они предлагали что-то для меня купить, я думал, что лучше сам заработаю и куплю себе это, либо я вообще этого недостоин. Помню, отец принёс мне ноутбук, самый топовый, сказал: «Посмотри, попользуйся. Если понравится, я тебе его куплю». И мне ноутбук понравился, но я его не принял. Потом сожалел, но всё равно… Мне всегда сложно, когда дарят что-то дорогое, особенно родители. У меня такой комплекс. Всегда всего хотелось самому.

Первая моя зарплата была 3000 рублей в месяц. Мне исполнилось 14, и я сразу пошёл в налоговую получать эти ИННы, СНИЛСы. Пришёл в центр занятости населения, устроился. Причём родители ничего не навязывали, не говорили: «Иди работай!».

ОЧ: Вы состоите в общественно-политической организации «Молодой Гвардии Единой России». По моему ощущению, это такая школа юных депутатов. Туда идут те, кто мечтает прорваться в законодательные органы — в региональные, а там, глядишь, и до Госдумы можно дотянуться. Вам это зачем нужно, особенно в таком нежном возрасте — во сколько вы туда вступили, в 18, 19 лет?

ВП: Ещё раньше. Мне было лет 15.

ОЧ: В таком возрасте можно вступать в такие организации?

ВП: Это проявление доверия ко мне как к руководителю. Я не хотел заниматься политикой, я занимался сувениркой. Потом пошёл в молодёжную палату — там были выборы. И меня избрали. Без лоббирования, никого не просил — чисто по-человечески. У меня была база людей, я с каждым встретился. Говорил: «Давай за меня. Мы будем партнёрами. Будем работать». А что придумывать? Другие даже до этого не додумывались. Тогда я научился публичному выступлению, жёсткости… А дальше как-то пошло. В политике же как: если посмотреть на людей, которые находятся в Госдуме, в Совете Федерации — у них тоже шило в одном месте.

У меня есть друзья, с которыми мы вместе занимались бизнесом, а сейчас они в политике — в большой политике. Когда мне было 14-15 лет, я поехал в Анапу на бизнес-фестиваль. Подружился с двумя парнями, которым было по 20 лет. Один из них сейчас представляет Челябинскую область в Совете Федерации — а мы с ним в Анапе спали на одной двухъярусной кровати.

У каждого свой путь. Я выбрал бизнес, но политика мне тоже была интересна. После молодёжной палаты вышел в область, и у меня стало много друзей в области. Потом занялся «Молодой Гвардией». Политика мне помогла.

ОЧ: Правильно ли я понимаю, что мощный финансовый толчок вам дал челябинский метеорит?

ВП: Да, с метеорита началась моя звёздная жизнь. Я был на собрании то ли «Молодой Гвардии», то ли молодёжной палаты в администрации и встретил там знакомого. Он говорит: «Влад, ты представляешь? В наше озеро упал метеорит!». Я уже знал, что метеорит упал, но не думал, что он упал на Чебаркуль. Без задней мысли попросил друга скинуть фотки. А это были самые первые фотографии метеорита. Я в какой-то степени человека подставил, он даже на меня обиделся, потому что я разместил его фотографии метеорита у себя «ВКонтакте», а мне потом написала «Лента», написал Первый канал. За день ко мне на страницу около 10 тысяч человек зашло. По радио объявляли: «Первые фотографии упавшего метеорита появились у чебаркульского жителя!» — и моя фамилия. Прямо звездануло.

Мы выступали и на российских, и на зарубежных каналах. Я с английским на тот момент не сильно дружил, но у меня была подруга с хорошим английским. Она скромная, а я пробивной. Подошёл к каналу ABC, «Hi! How are you?», туда-сюда, давайте интервью. Нас показали на ABC, на каком-то французском канале, и это очень круто.

Можно заниматься бизнесом, просто имея желание. Чтобы начать, необязательно иметь большие знания.

Сейчас, когда я уже чем-то занимаюсь, знания нужны, и я стараюсь обучаться, читать книги, разные материалы. Хотя всегда считал, что книги — это не про меня; мне больше хочется учиться на своём опыте.

ОЧ: Высшего образования у вас нет?

ВП: Есть! Я поступил в институт, который показался мне оптимальным. Это коммерческий институт, не топовый, потому что я понимал, что учиться в классическом формате не смогу.

У нас есть такое пафосное заведение, называется «Русско-британский институт управления». Я туда пошёл учиться прежде всего из-за названия — красиво звучит. Поступал чисто ради понта и ради лояльных условий.

Там молодое руководство, молодые специалисты, и я могу сказать: «Понимаете, у меня бизнес. Войдите в положение». И институт шёл мне навстречу. Сейчас у меня последний курс, в этом году защита диплома. И мне есть о чём писать диплом, у меня есть действующий проект. Учусь я на направлении «бизнес-информатика», то есть я программист по образованию. Я разбираюсь в коде, умею и приложения писать, и вирусы. Но сейчас я больше управленец. У меня есть команда разработчиков, я только контролирую. Я неусидчивый, не могу долго над кодом сидеть.

Вот у нас есть «Аргус» — центр изготовления печатей и штампов. Там есть сайт, через который заказываются печати, электронная цифровая подпись и так далее. Я подумал, что можно сделать отдельную систему для производителей печатей и штампов. И мы создали эту систему, сейчас она запускается. Человек, который занимается этим бизнесом, может за подписку стоимостью 500-1000 рублей в месяц получить готовый сайт, заточенный именно под эту сферу бизнеса.

Институт я всё-таки закончу, получу диплом, а вот дальше сложно. До сих пор я к себе лояльно относился, считал, что я студент. А что делают студенты? Ничего.

А когда учёба закончится, начнётся взрослая жизнь. И вот здесь страшно.

Мне страшно, что я чего-то не успею. Мне хочется до 30 лет закрыть кое-какие основные жизненные вопросы. Вот это моя цель.

На правах рекламы

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^