Четверг, 27 апреля 2017

Екатеринбург: -1°

$ 56,31 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 27.04.2017 € 61,51 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 27.04.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 937₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,75% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 27 апреля 2017

Екатеринбург: -1°

$ 56,31 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 27.04.2017 € 61,51 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 27.04.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 937₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,75% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 27 апреля 2017

Екатеринбург: -1°

$ 56,31 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 27.04.2017 € 61,51 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 27.04.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 937₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,75% По данным ЦБ РФ.

Вячеслав Самодуров: «Ты настолько хорош, насколько хорош твой последний спектакль»

×
Разговор на Малине 20 апреля в 21:03
В материале:

Самодуров Вячеслав, Екатеринбургский театр оперы и балета

Большое интервью с триумфатором «Золотой маски» о том, что прошлых заслуг не существует.

Ольга Чебыкина: Вячеслав, вы только что из Санкт-Петербурга, куда возили балет «Снежная королева» на фестиваль Dance Open. Уверена, что петербургская публика рукоплескала ему так же, как и екатеринбургская. Почему вы поставили сказку?

Вячеслав Самодуров: Здесь дело даже не в «Снежной королеве», это мог бы быть и балет «Дюймовочка» или «Красная шапочка». Просто хотелось сделать детский спектакль, но такой, чтобы обаяние театра увлекало вас за собой. Я люблю театр за то, что он может быть эффектным, красивым — и именно зрелищную часть того, чем мы занимаемся, нам хотелось показать. Мне кажется, получились удачные костюмы и декорации.

Мы пошли на риск и заказали новую партитуру Артёму Васильеву. К сожалению, в балетной практике это не такой частый случай, когда всё создаётся с нуля. Но, если подумать, в XIX веке другой практики не было. Всегда бралась новая музыка, дом строился с нуля, с фундамента.

ОЧ: «Снежная королева» оправдала ваши творческие ожидания?

ВС: Я очень доволен. Ставить детский балет сложнее, чем работу для взрослых. Хотя, наверное, нет такого понятия, как детская вещь. Когда мы ставили «Снежную королеву», я думал, что мы делаем спектакль для взрослых, страдающих дефицитом внимания, то есть всё должно меняться быстро, живенько, не утомляя, но и не унижая ничей интеллект.

ОЧ: В одном интервью, рассуждая о репертуарной политике театра, вы сказали, что интересы зрителей и интересы театра не всегда совпадают. Значит ли это, что вы не ставите всё, что хотели бы?

ВС: По-моему, ещё БаланчинДжордж Баланчин (1904–1983) — хореограф, положивший начало американскому балету и современному неоклассическому балетному искусству в целом. сказал, что вопрос репертуарной политики и кассы можно решить очень легко: надо написать в афише, что каждый день идёт «Лебединое озеро», а дальше показывать всё что угодно. Люди хотят видеть и привыкли видеть классику, но театр должен ещё и вести зрителя за собой, показывать то, что нужно видеть. Не может быть стоячей воды. Театр должен быть пастухом.

Я горжусь тем, что на следующий сезон у нас концептуально выстроились три большие премьеры. Они все разные, но все соотносятся с одной фигурой — фигурой Мариуса Петипа. В следующем сезоне мы празднуем его юбилей. Это великий хореограф — кстати, французский, — который создал то, что мы сегодня называем русским балетом.

На спектаклях Петипа растут поколения и поколения артистов. Но они представлялись сто, пятьдесят, тысячу раз, и иногда, смотря на спектакли, которые называются «хореография Мариуса Петипа», я думаю: «Вижу ли я его?». Где он там? Это как искажённые зеркала.

Достаточно недавно возникла мода на реконструкцию, возвращение, попытки выяснить, что же это такое было — по хореографии, по структуре спектаклей, по дизайну. В советское время, когда была совершенно другая эстетика и люди воспринимали цвета по-другому, все эти спектакли стали гораздо проще и скромнее. К примеру, когда в Мариинском театре сделали реконструкцию «Спящей красавицы», оказалось, что это очень яркое, перенасыщенное искусство. С нашей точки зрения оно может казаться чуть ли не вульгарным. Яркие сочетания цветов, всё кричащее. Но ты понимаешь, что это был императорский театр, и по-другому быть не могло. Вы в Эрмитаже были? Там ничего скромного нет. Если чаша из малахита, то она, простите, размером с Ельцин Центр.

В новом сезоне у нас будут три премьеры, и все три соотносятся с Мариусом Петипа. Сначала мне хочется сказать об «Арлекинаде». Этот балет был сделан в 1900 году для Эрмитажного театра. Уникальный случай: сохранилась балетная нотация, полная номенклатура декораций, костюмов, бутафории. Это всё есть в музеях, это всё можно взять и восстановить. И Юрий Бурлака, известный специалист по старинной хореографии, постарается настолько, насколько это возможно, восстановить спектакль в том виде, в котором он был в 1900 году. Эскизы, декорации и костюмы нам предоставлены Бахрушевским музеем и питерскими Театральной библиотекой и Театральным музеем.

ОЧ: Потрясающе. Это как путешествие на машине времени на сто с лишним лет назад.

ВС: Я смотрел на эскизы — фантастические, фантастические. Надеюсь, у нас получится.

Следующий спектакль — обращение к наследию Петипа, но уже в другом виде. За это отвечают Сергей Вихарев и Павел Гершензон, криэйторы, которые сделали у нас «Тщетную предосторожность». Интересно, что именно эти люди начали моду на реконструкцию спектаклей, но теперь они говорят: «Мы поняли, что это тупик, и больше в это не верим. Мы считаем, театр должен развиваться, и возвращаться всё время на нулевую базу невозможно». Теперь они восстанавливают спектакли несколько по-другому. Будет реконструировано танцевальное действие, но не манера исполнения. И оформление спектакля будет вести нас на путешествие. Мы начнём в старом театре, а куда мы придём, я не скажу — это большой сюрприз.

И третья постановка — балет «Пахита». В нашем репертуаре идёт только дивертисмент, последний акт этого спектакля, то, что сохранилось. Мы сделаем ещё два акта. Более того, мы заказываем партитуру: композитор Юрий Красавин берёт оригинальную музыку Дельдевеза — которая сама по себе служебная, это не Чайковский, не Стравинский, — и переписывает её, делает абсолютно новую транскрипцию. В «Пахите» заложены сюрприз и риск. Макеты и костюмы уже сданы, и я не могу дождаться ноября, когда будет премьера.

А ещё в конце сезона я сам ставлю спектакль, он будет называться «Приказ короля». Это ушедший балет Петипа, от которого остались рожки да ножки. Более того, если первые два спектакля берут за основу оригинальные либретто, то «Приказ короля» — это сплав нескольких сошедших со сцены спектаклей Мариуса Петипа. Мы ничего не восстанавливаем — мы только фантазируем. Всё будет оригинальное.

В XX веке зритель постоянно спрашивает: «А где же большие, сюжетные спектакли? А где вот эти мастодонты?». Я сам зритель, я сам люблю, когда меня развлекают. И мы решили посмотреть, можно ли сегодня сделать вот такое зрелище типа XIX века? Как оно будет выглядеть? Поскольку зрелище XIX века было очень странным. Почитайте либретто — это бразильские телесериалы, «Рабыня Изаура» отдыхает. Это бульварные романы.

Например, идёт спектакль «Баядерка». Мне очень нравятся танцы, там гениальная хореография, но неужели вот эта история, когда на сцену выезжает искусственный слон, действительно может быть интересна с точки зрения сюжета?

В балетах Петипа всегда были какие-то взрывы, полёты, машинерия, всегда были куски, где красивый женский кордебалет просто танцевал какие-то пантомимы. Нам хочется взять эти ингредиенты и посмотреть, что с ними можно сделать. Но посмотреть через новую призму. Что есть атавизм? Над чем мы сегодня смеёмся?

Когда я учился в Вагановской академии, мне казалось, что всё, что происходит в Мариинском театре, это грандиозный образец вкуса. И я очень удивлялся, когда в «Баядерке» на сцену выбегает великий воин Солор, за ним выносят тушку тигра, и он показывает: «Я его убил». Я помню, на гастролях в Америке американцы начали смеяться. Мы думали: «Какие они глупые». А сейчас я понимаю: это действительно смешно. Представляете, выносят тушку тигра, и идёт пантомима. Это очень наивный, в чём-то детский театр. Но при этом великий.

Бригада у нас грандиозная. В первый раз с нами будет работать художник по декорациям Зиновий Марголин. Анастасия Нефёдова, главный художник Электротеатра, сделает для нас костюмы, а Анатолий Королёв напишет абсолютно новую музыку.

Мы решили, что если провалиться, то провалиться надо громко.

Наверняка кому-то не понравится — потому что если нравится всем, значит, это плохо.

ОЧ: Не было ли у вас ситуации, когда вы испугались собственной же мечты и что-то не поставили или отложили на потом?

ВС: Пока нет. Не приходилось. Просто я ещё очень мало сделал.

ОЧ: На днях вы получили губернаторскую премию за балет «Ромео и Джульетта». Думаю, это вам льстит, хотя вы и без того знаете, что спектакль хороший.

ВС: Внимание всем творческим людям всегда приятно.

ОЧ: Про «Ромео и Джульетту», казалось бы, сказано уже всё и всеми возможными способами. Что было в вашей голове, когда вы поняли: «В этом сезоне от меня будет «Ромео и Джульетта»?

ВС: «Ромео и Джульетту» я поставил в первый раз не в Екатеринбурге, а во Фландрии для королевского балета Фландрии. Мне захотелось перенести этот спектакль сюда — с артистами, которых я, как мне кажется, знаю, и с которыми у меня другой контакт. Замышлялось это дело как перенос с некоторыми улучшениями, а получилась абсолютно новая версия.

Что сказать об ответственности? Если начинаешь думать об ответственности, то быстро сходишь с ума. Постоянно ощущать меч на шее довольно тяжело, да и нет смысла. Если он там есть, то есть.

ОЧ: У балета «Ромео и Джульетта» восемь номинаций на «Золотую маску» (интервью записывалось накануне церемонии вручения премии — прим. Malina.am). С ним соревнуется «Ундина», поставленная вами же для Большого театра. Как вы себя мотивируете, когда спектакль Самодурова борется со спектаклем Самодурова за звание лучшего?

ВС: Всегда есть куда расти. Я считаю, что ты настолько хорош, насколько хорош твой последний спектакль. Потом, «Ромео» и «Ундина» совершенно разные по сути зрелища.

Через несколько дней мне надо будет лететь в Пермь, где я ставлю «Поцелуй феи», и — вот я сказал, и у меня всё напряглось внутри, сердце забилось, сейчас умру. Я очень нервничаю с каждым спектаклем.

Спектакль — это твоё собственное путешествие, где ты хотя бы чуть-чуть ставишь ножку на terra incognita. Это тяжело, это всегда риск. В частности, «Поцелуй феи» — ну очень сложный проект. Алексей МирошниченкоГлавный балетмейстер Пермского театра оперы и балета пригласил меня участвовать в премьере вечера балета, где будет три одноактных балета на музыку Стравинского: «Жар-птица», которую ставит он сам, «Петрушка» Владимира Варнавы. И он говорит: «Не мог бы ты сделать «Поцелуй феи»? Очень крепкий орешек он мне подсунул. Я всё хожу, слушаю эту музыку, даже к вам на интервью приехал в наушниках. Очень сложно. Я вообще первый раз буду ставить на Стравинского. И сюжет… Не знаю, что там легко. Просто очень умозрительная история.

И, кстати говоря, о «Ромео» и «Ундине»: «Ромео» — это сюжетный спектакль, а «Ундина» — нет. «Ундина» — это то, что мне сейчас больше интересно. Всё-таки балет должен говорить о том, о чём нельзя написать словами. В этом смысл спектаклей.

Когда то, что вы видите, вам сложно описать, это хороший балет. А если то, что вы ставите, может быть легко выражено в либретто, то, может быть, нет смысла это делать?

Я считаю удачными некоторые свои работы — «Cantus Arcticus» или «Вариации Сальери», — где зритель оставался с ощущением, что ему рассказали историю, но истории нет. Мне хочется, чтобы танец нёс информацию. «Поцелуй феи» после «Ундины» станет для меня продолжением этой линии, так же, как потом будет «Приказ короля». Я хочу что-то рассказать зрителю, но не в лоб, не буквально, а другими способами. Пока я не нашёл рецепт, но надеюсь, что когда-нибудь напишу поваренную книгу.

ОЧ: Мне вдруг стало понятно, что вопросы журналистов, и мои в частности, отдают лёгкой пошлостью, когда мы пытаемся вернуть художника к тому, что уже вышло, уже было на сцене. По тому, как вы отвечали на вопрос, очевидно, что и в плеере, и в голове, и в сердце у вас уже новый, следующий шаг. Каждый новый спектакль — это и есть показатель, кто ты сейчас. Если успех — значит, ты успешный на данный момент хореограф, а если ты ошибся — значит, то, что работало раньше, теперь не работает. Я желаю вам, чтобы вы достойно справились с вызовом вашего пермского коллеги.

ВС: Это громадный риск и для него, и для театра, и для всех нас. Бывает, что в тройчатке из трёх балетов один новый балет — кот в мешке, неизвестно, что будет, зато два других уже опробованы. А тут уравнение с тремя неизвестными.

А мы в Екатеринбурге, в свою очередь, пытаемся работать с русскими хореографами и давать им возможность развиваться. В конце сезона у нас будет премьера — двое молодых, зелёных, но при этом необычайно талантливых хореографа. Один — Игорь Булыцын, которого публика может знать по партии Ромео и партии Меркуцио в «Ромео». Он неоднократный участник «Dance-платформы». Он поставит свою первую, очень маленькую, но тем не менее работу для нашей сцены. Соня Лыткина поставит более масштабную работу. Оба очень талантливы, и я считаю, что им надо ставить. Мы хотим их поддержать и дать им возможность себя высказать.

ОЧ: Здорово, ждём с нетерпением. Это будет в конце сезона?

ВС: Да, в начале июля.

ОЧ: И «Весенний Гала» в июле?

ВС: В июле. К сожалению, «Весенний Гала» перенёсся с весны на начало лета. Но я верю в Екатеринбург: возможно, будет идти снег, и всё будет как весной.

Ведущая: Ольга Чебыкина

Оператор: Илья Одношевин, Максим Черных

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^