Суббота, 24 июня 2017

Екатеринбург: +13°

$ 59,66 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 24.06.2017 € 66,68 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 24.06.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 334₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 24 июня 2017

Екатеринбург: +13°

$ 59,66 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 24.06.2017 € 66,68 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 24.06.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 334₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 24 июня 2017

Екатеринбург: +13°

$ 59,66 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 24.06.2017 € 66,68 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 24.06.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 334₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,00% По данным ЦБ РФ.

IT-город. Интеллекция Игоря Носова и Кирилла Семенихина (Иннополис)

×
Интеллекции 15 марта в 18:15

Краткий конспект лекции

Игорь Носов — генеральный директор АО «ОЭЗ «Иннополис», Кирилл Семенихин — директор Университета Иннополис

1. Город

Иннополис находится в центре наиболее густонаселённой части России, в центре так называемого кольца городов-миллионеров. В радиусе тысячи км то него находятся все российские миллионники, кроме Новосибирска, Омска и Санкт-Петербурга.

Мастер-план Иннополиса создал главный архитектор Сингапура Лиу Тай Кер. Первый пусковой комплекс города рассчитан на 5000 человек. По завершении роста проекта в городе должны жить 155 тыс. человек.

2. Особая экономическая зона

Особая экономическая зона «Иннополис» предоставляет своим резидентам пять прямых налоговых льгот.

Половина ОЭЗ уже занята; в ней работают 42 компании-резидента и пять партнёров. Абсолютное большинство резидентов — российские компании.

3. Инфраструктура

Аренда однокомнатной квартиры в Иннополисе стоит 7000 рублей, двухкомнатной — 10 000 рублей. В городе есть детский сад, прогимназия, средняя школа, физико-математический лицей, в котором уже учатся 170 человек, медицинский центр и спорткомплекс.

4. Университет

Университет Иннополиса специализируется только на IT. В нём учат по четырём направлениям: облачные технологии и большие данные, информационная безопасность, робототехника и искусственный интеллект, software engineering.

Сейчас в университете порядка 600 студентов и около 80 преподавателей, 70% из которых — иностранцы. Обучение идёт на английском языке.

По окончании университета студенты должны три года отработать в компании-резиденте особой экономической зоны. 90% выпускников уже трудоустроены.

У университета есть программа быстрой подготовки специалистов за 300 академических часов — готовят специалистов по Java, C++, PHP и тестировщиков.

Полную расшифровку лекции читайте по ссылке

Вопросы Malina.am

Екатерина Дегай: В случае с Иннополисом часто возникает аналогия с Кремниевой долиной. Вам хочется быть похожими на неё?

И ещё один важный момент: Кремниевая долина возникла, по сути, сама по себе. Можно ли нечто подобное создать искусственно?

Игорь Носов: Мы прекрасно понимаем, что мы не являемся Кремниевой долиной России. Кремниевая долина сформировалась за очень большой период времени. Нельзя сказать, что она появилась сама собой, потому что здесь была велика роль в том числе министерства обороны США. Кроме того, Кремниевая долина — это огромная территория, которая находится между пятью городами-миллионниками.

Иннополис всё-таки относительно небольшой проект. Мы гораздо меньше Кремниевой долины, мы гораздо меньше Сколково. Мы не пытаемся что-то скопировать. Если мы будем пытаться копировать Калифорнию, Сингапур или Норвегию, скорее всего, мы будем обречены на неуспех.

Остальные вопросы

Почему мы с начала планирования решили использовать лучший международный и российский опыт? Почему Университет Иннополис одновременно работает с лучшими международными и российскими специалистами? Потому что так мы снижаем риски. И, самое главное, мы используем наиболее оптимальные решения и создаём уникальный сплав, который, как я верю, должен сработать в Иннополисе.

Что будет, если это не сработает? Важно вовремя понять, где что-то не работает, и перенастроить это. Вообще, это касается работы во всех крупных проектах, не только в IT. Мы знаем потрясающие компании, которые были абсолютными лидерами сектора, но затем вообще исчезли. Известный пример — Nokia.

Большую часть своей жизни я занимался развитием территорий. Когда я работал в особой экономической зоне «Алабуга» — это по некоторым рейтингам зона номер один не только в России, но и в Европе, — мы сначала были уверены, что выстрелит производство автокомпонентов и переработка полимеров. Как нам казалось, мы хорошо знали экономическую географию: если вы находитесь в центре российского кластера автопроизводителей и производителей полимеров, у вас точно всё получится, вы станете Меккой для производителей автокомпонентов. Но, если бы мы до сих пор долбились в эту дверь, «Алабуга» не стала бы тем, чем она является сейчас. В какой-то момент мы поняли, что не срабатывает. Почему не срабатывает? Честно говоря, у меня до сих пор нет ответа. Но мы перенастроились, и сейчас «Алабуга» — самый большой в России кластер по производству стройматериалов. Это один из самых ярких примеров классического импортозамещения.

Что касается Иннополиса, у нас выполнена программа минимум. Мы запустили город, мы вдохнули в него жизнь. Сейчас наша задача — продолжать взаимодействовать с потенциальными инвесторами. Наш подход достаточно простой: если вы сможем предложить уровень жизни не хуже, чем в Москве, но чтобы при этом у людей оставалось больше денег, чем в Москве, это будет отлично.

Я сам провёл шесть лет в Москве, работал замминистра в правительстве Москвы, отвечал за информационное развитие. Я знаю, что Москва непростой город, особенно когда у вас рождается ребёнок — а айтишники, как правило, это люди с маленькими детьми…

Наша задача — создать замечательные условия для жизни, но так, чтобы люди и компании несли гораздо меньшие издержки, чем в Москве. Тогда мы станем магнитом. Уже сейчас мы знаем, что работает сарафанное радио по физико-математическому лицею: ко мне обращается большое количество людей со всех регионов России, которые пытаются всеми правдами и неправдами засунуть своих детей в этот лицей.

ЕД: Вы говорите, что хотите стать IT-столицей России. Но уже есть «Сколково». Зачем нужны две площадки? И в чём отличие двух этих центров?

ИН: Вообще нужно больше площадок. Потенциал инновационного сектора, IT-сектора, робототехники гораздо больше, чем Иннополис и «Сколково» вместе взятые.

«Сколково» остаётся важным масштабным проектом по развитию российской науки. В моей презентации Иннополиса вы ни разу не услышали слово «наука». Это не значит, что мы не уважаем науку. Наука является важной составляющей частью Университета Иннополиса, но мы как особая экономическая зона, как институт развития — мы не про науку.

Я часто встречаюсь со студентами и выдаю им такую заготовочку про то, в чём, по моему мнению, разница между инновацией и наукой. Честно говоря, я подслушал её у господина Чубайса, а он, с его слов, тоже у кого-то это подслушал. Мысль такова: наука — это то место, где деньги превращаются в знания, а инновации — то место, где знания превращаются в деньги.

«Сколково» — это большой проект про прорывные науки и дорогостоящие исследования. Мы менее масштабный проект; мы про коммерциализацию. Мы то место, где лучшие умы воплощают лучшие идеи в коммерческие продукты.
«Сколково» для нас является примером работы. Иногда нам ставят в упрёк, что Иннополис построился всего за три года, а «Сколково» строилось куда дольше. Но, понимаете, у нас разный масштаб. «Сколково» большой проект, мы — более компактный. Ну и потом, если в Татарстане президент сказал: «Надо построить за три года» — у вас нет иного выхода, кроме как построить за три года. Иногда это приводит к побочным эффектам: четыре года назад у меня не было ни одного седого волоса — сейчас они появились.

В России большой потенциал для нескольких проектов. Есть хорошие проекты в Екатеринбурге. В Новосибирске прекрасный Академпарк. Мы ни в коем случае не относимся к ним как к конкурентам, потому что их успех помогает нашему успеху, и наоборот.

ЕД: Вашими резидентами уже стали 42 компании. Понятно, что «Яндекс» может прийти к вам и сказать: «Мы хотим стать резидентами», и вы ответите: «Конечно, приходите!» А если я условный Иван Иванов, живу в Екатеринбурге, и у меня есть классная идея, но нет многомиллиардного бизнеса — я могу быть вам интересен?

ИН: Конечно, да.

Константин Семенихин: Важно сказать, что Иннополис — это не просто город, это сервис. Мы специалистов под нужный вам профиль. Иван Иванов, который хочет создавать свой бизнес, может прийти к нам один, и в нашем ресурсном центре мы поможем ему набрать людей, составить бизнес-план, получить детский садик, квартиру и всё остальное. Нужны желание, идея, бизнес-план — и всё реализуемо.

ИН: Но при этом мы бы не хотели быть плохими продавцами, которые создали завышенные ожидания, а потом сбежали. Мы с первого дня рассказываем про плюсы и минусы. Я верю, что когда-то минусов будет совсем мало — будут одни плюсы. Когда-нибудь это произойдёт. И тогда будет настоящая конкуренция: компании будут стоять в очереди, пытаясь нас убедить, что они достойны находиться у нас. Пока такой очереди нет, и это хороший знак для тех Ивановых, о которых вы сказали, потому что мы им будем очень рады.

У нас ещё есть выбор площадей — занято порядка 50%. Можно не только прийти с уверенностью, что вы получите свои 50 или 100 метров — вы ещё можете выбрать вид из окна.

ЕД: Давайте перейдем к вопросам об Университете Иннополис. Планируется, что у вас будет учиться пять тысяч студентов. Но пока там учатся 550 человек. Почему это так? Ведь в 2016 году на обучение у вас было подано 9200 заявок, а приняли вы только 313 человек.

КС: Начнём немного с другой стороны. По данным Росстата в России ежегодно выпускается примерно четыре с половиной тысячи айтишников. Даже если увеличить эту цифру в десять раз, то нам понадобится 40 лет, чтобы догнать Соединённые Штаты Америки — это страна, пять компаний которой диктуют всю мировую политику в IT. Поэтому нам нужно очень много айтишников.

Помимо обучения перед нами стоит немаловажная задача обеспечить Игоря Николаевича и особую экономическую зону высококвалифицированными специалистами, поэтому планку по качеству образования мы подняли очень высоко.

Нам всего четыре года. Мы считаем, что очень динамично развиваемся — с 15 студентов в первый год до 600 сегодня.

Почему студентов пока немного? Во-первых, в России нет большого количества выпускников с нужным нам уровнем ЕГЭ — а в этом году мы задрали планку до 86 баллов. В прошлом году было 85,3. И мы смотрим не только на результаты ЕГЭ, но и на способности в области математики, физики и знания алгоритмов.

Конкурс у нас большой — 300 человек на место.

Ещё одни важный момент — это преподаватели. Мы пригласили в новый российский город специалистов с мировым уровнем. У нас есть преподаватели из Америки, Италии, Франции, Сингапура, Нидерландов, Швейцарии. У нас, например, преподаёт Бертран Мейер, человек-легенда, который изобрёл компьютерный язык Эйфель. Он не очень известен в России, потому что у нас традиционно преподавали Паскаль, но язык Эйфель очень известен во всём мире.

ЕД: Во время выступления вы озвучили факт, который меня поразил: лишь 2% российских преподавателей соответствуют по уровню своим мировым коллегам.

КС: Есть несколько международных рейтингов, в которых оценивается уровень преподавателей. К сожалению, в них действительно представлено всего 2% российских специалистов.

ЕД: Получается, что у нас нет ни нормальных школьников, ни преподавателей. Довольно критическая оценка системы образования.

КС: Да, мы пока не отвечаем качеству мирового образования.

ЕД: Вы рассказывали, что на начальном этапе покупали образовательные программы для Университета Иннополис у успешных зарубежных вузов. Это был единственный вариант?

КС: Мы начали с покупок зарубежных практик, потому что у нас не было своих, которые отвечали бы международным стандартам. А IT-индустрия — динамичная и конкурентная среда, где невозможно пользоваться устаревшими вещами.

Поэтому мы пошли к лидерам отрасли и взяли программы у них. Потом научились делать их сами. И мы уже готовы готовить преподавателей. Мы готовим преподавателей, которые работают у нас, в Университете Иннополис. Мы научились это делать за четыре года. Очень хороший показатель.


Не пропустите новые Интеллекции!

Мы присылаем анонсы новых лекций, видеоверсии и конспекты прошедших интеллекций.

* indicates required

«Интеллекции» — совместный проект телеканала Malina.am, благотворительного фонда Владимира Потанина, Президентского центра Б. Н. Ельцина и УрФУ

Организаторы




Генеральный информационный партнёр

Ведущая: Екатерина Дегай

Оператор: Илья Одношевин, Максим Черных, Роман Бороздин

Режиссёр монтажа: Инна Федяева

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^