Четверг, 17 августа 2017

Екатеринбург: +17°

$ 59,25 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2017 € 69,65 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 302₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 17 августа 2017

Екатеринбург: +17°

$ 59,25 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2017 € 69,65 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 302₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 17 августа 2017

Екатеринбург: +17°

$ 59,25 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2017 € 69,65 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 17.08.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 302₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,00% По данным ЦБ РФ.

Игорь Фёдоров: «Папа хотел, чтобы я играл в оркестре, и говорил: «Зачем тебе сольная деятельность?»

×
Разговор на Малине 27 февраля в 13:09
В материале:

Фёдоров Игорь

Кларнетист Игорь Фёдоров — о том, как стать солистом с инструментом, для которого почти нет сольных партий.

Подкаст

Ольга Чебыкина: Игорь, очень здорово, что вы с инструментом; если не возражаете, он станет главным героем интервью.

Игорь Фёдоров: Так и есть.

ОЧ: Вы один из немногих в мире кларнетистов, которые занимаются исключительно сольной деятельностью. Но вы могли бы пойти проторенным путём и стать частью оркестра, неким порядковым номером в большом коллективе.

ИФ: Я играл в оркестре! Я играл несколько спектаклей в Большом театре. Мне было 14 лет, я был самым молодым участником оркестра Большого театра. Я играл второй кларнет в балете «Жизель», в опере «Севильский цирюльник».

Но постоянно получалось так, что я переставал играть в оркестре (улыбается). Меня тянуло учить очень много музыки. Для меня это не то что самоцель — мне просто интересно находить новые ноты, новую музыку, новые стили, придумывать программы,

Стать солистом — это была детская мечта. Незавидная роль — играть на кларнете в оркестре. Особенно в нашей стране, где совершенно нет традиции сольной игры кларнета. Обычно человек работает в оркестре и может несколько раз в год выйти, сыграть Моцарта или ещё что-нибудь. Он может сыграть пять-шесть концертов в сезон, но его основная деятельность — оркестр. Традиции нет — в отличие от скрипки, виолончели или фортепиано.

ОЧ: Сталкивались ли вы с сопротивлением системы?

ИФ: Конечно! Всё время. Я и сейчас с ним сталкиваюсь.

ОЧ: Как вы с этим боретесь?

ИФ: Я заинтересовываю директоров филармоний, у меня много друзей-дирижёров, я стараюсь заразить других музыкантов. У меня много программ — и с Сашей Гиндиным, и на фестивалях Дениса Мацуева. Будет программа с Дмитрием Ситковецким — очень интересная, посвящённая Стравинскому. В мае в зале Чайковского у нас будет совместное действо с Владимиром Познером, с гениальным скрипачом Дмитрием Ситковецким, с Андреем Макаревичем.

ОЧ: Стать солистом с инструментом, который не предназначен для солирования, это особая история. Почему до вас никто этого не придумал? Не было амбиций?

ИФ: До революции в филармоническом обществе была такая традиция, было много концертов кларнетистов; в основном это были итальянцы, немцы — русской школы тогда ещё не существовало.

Русские кларнетисты появились после революции, начиная с Розанова. Розанов — это такой столп нашего инструмента. Для него написали все оркестровые соло и Рахманинов, и Чайковский. Он уговорил Чайковского написать концерт для кларнета, но Чайковский умер неожиданно для всех. Но представляете: если бы Чайковский написал концерт для кларнета, это вывело бы инструмент на новый уровень.

Любой инструмент зависит от музыки, которая пишется для него. Почему рояль так популярен? Почему он король? Потому что для него написано много великих сочинений. Почему популярна скрипка? Потому что есть такие точки, ради которых слушают этот инструмент. И, конечно, у нас замечательные школы этих инструментов. Русская скрипичная школа на порядки превосходит духовую школу.

ОЧ: Почему вы выбрали именно кларнет? Вы из музыкальной семьи — это определили ваши родители?

ИФ: Да, конечно.

ОЧ: Но если родители хотят, чтобы их ребёнок стал известным музыкантом, лучше отдать его на скрипку, потому что там солируют чаще. Или на фортепиано. Почему кларнет?

ИФ: Как раз у родителей никаких амбиций не было. Была цель улучшить моё здоровье, поскольку играть на духовом инструменте — это очень полезное дело. Так получилось, что был профессор Иван Пантелеевич Мозговенко, он преподавал в Гнесинской школе, и мы нашли друг друга. Ему недавно исполнилось 93 года. Он прошёл всю войну, и он удивительный человек. Он до сих пор преподаёт в четырёх вузах.

ОЧ: Дай бог ему ещё долгих лет.

ИФ: Этот контакт и предопределил инструмент.

ОЧ: Но родители, конечно, никогда не думали, что вы будете первым солистом Московской государственной филармонии?

ИФ: Нет, никогда. У меня папа работал в хоре Большого театра — и я попробовал играть в оркестре Большого театра. Мне предопределяли карьеру оркестрового музыканта и Большого театра. Это стабильность, это такие меркантильные вещи, как собственные санатории, СТД, замечательная поликлиника. И папа всегда мечтал, чтобы я был в той же системе, что и он. Он говорил: «Как это здорово! Зачем тебе сольная деятельность, которая, в общем, пробивание бетонной стенки?» Но обстоятельства сложились по-другому.

ОЧ: Это было ваше личное решение?

ИФ: Да, моё решение и решение обстоятельств. В 1991 году в Харькове я выиграл первый всесоюзный конкурс и понял, что я что-то могу. До этого не было предпосылок, чтобы о чём-то серьёзно мечтать. А тут мечта начала подпитываться уверенностью в себе, потому что когда у тебя получается, когда ты вдруг видишь в себе огонёчек — это важно.

Последние лет пятнадцать я занимаюсь открыванием новых стилей, новых сочетаний в концертах. Делаю первое отделение классическим, а второе – джазовым. Изобретаю новые подходы к программам и к музыке. Я сейчас делаю мало переложений, потому что нахожу много замечательной музыки в оригинале для кларнета.

ОЧ: Вам же наверняка и пишут.

ИФ: Да, композиторы пишут специально для меня. Есть даже музыка, которая мне посвящена.

Мы с Гергиевым записали концерт Толиб-хона Шахиди — это большой композитор, ученик Хачатуряна и символ таджикской музыки. То, что это возможно, очень вдохновляет и направляет.

ОЧ: Можно ли сказать, что ваша мечта сбылась? Вы сказали, что любите пробивать стену. Очевидно, вы её уже пробили.

ИФ: Нет, я ещё в пути. Не думаю, что когда-нибудь пробью эту стену окончательно. Но я пытаюсь это сделать. Я никогда не говорю, что я уже что-то сделал; я всё время на пути совершенствования — себя, своих возможностей, возможностей инструмента. Он удивительный. Это один из самых разнообразных по краскам духовых инструментов.

ОЧ: Чувствуется, что вы его любите.

ИФ: Конечно.

ОЧ: Это тот инструмент, который вам подарил Спиваков?

ИФ: Нет, этот подарил Сергей Мазаев. Спиваков подарил мой первый инструмент. Потом я купил инструменты, но их у меня украли… Был такой трагический момент.

А тот кларнет, на котором я играю сейчас, мне подарил Сергей Мазаев. У него инструмент такой же фирмы, и мы решили играть на одном инструменте, чтобы тембр у нас был более слитный.

ОЧ: О чём вы теперь мечтаете?

Сергей Мазаев (за кадром): Два миллиона долларов в год!

ИФ: Нет, нет, я совершенно не о заработке мечтаю. Я мечтаю о новой музыке, о новых залах, о новых дирижёрах, о новых оркестрах, с которыми я ещё не играл, о новых странах, где я ещё не был. Хотя я много где был и много чего сыграл.

ОЧ: Вы играли перед королевой и Папой Римским.

ИФ: Было такое дело, да. Перед Майклом Кентским, перед Бельмондо, Депардье…

Я желаю себе много встреч с интересными людьми. И жизни такой — интересной.

Ведущая: Ольга Чебыкина

Оператор: Роман Бороздин, Илья Одношевин

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Фёдоров Игорь

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^