Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Илья Сотонин, «Лига ЖКХ»: «Я хочу построить Starbucks, но только в ЖКХ»

×
Разговор на Малине 6 сентября в 19:23
Проблемы с видео?
В материале:

Илья Сотонин, Лига ЖКХ

Что такое управляющая компания нового типа: кто такой хаус-мастер, почему у сотрудников нет должностей и каков новый формат отношений с жильцами.

Екатерина Дегай: Илья, привет.

Илья Сотонин: Привет.

ЕД: У нас не было особого информационного повода, чтобы тебя позвать, просто хотелось рассказать твою историю. Мне очень нравится твоя фраза: «Я хочу построить Starbucks, только в сфере ЖКХ». Вот об этом и поговорим.

Ты как-то сказал: «Все относятся к сфере ЖКХ как к «Почте России», где всё всегда было плохо, и хорошо не будет никогда — где вечно будет пьяный сантехник». Почему ты думаешь, что ты один способен взломать такую большую систему?

Илья Сотонин — директор по развитию УК «Лига ЖКХ». В 2009 году завёл блог о жилье в «Живом Журнале», где объявил о своем намерении построить управляющую компанию нового типа России. Примерно в это же время была создана управляющая компания «Лига ЖКХ». В 2012 году УК «Лига ЖКХ» выиграла первый контракт на обслуживание многоэтажки в Чкаловском районе. Сейчас в управлении компании находится более 20 домов.

ИС: Всю большую систему, может быть, не получится. Должно пройти время, чтобы ситуация изменилась. Но видно, что этот путь уже начался.

ЕД: Как у тебя складываются отношения с конкурентами, с другими управляющими компаниями? Наверное, немногим из них близок твой подход к ведению бизнеса. Твой офис даже подожгли.

ИС: Да, всякие приключения случались. Весной сожгли сначала машину, а потом офис. Насчёт одного дома была полемика с ребятами, которые привыкли немного по-другому работать (усмехается). Люди считают, что эти методы действительно могут помочь им сохраниться на рынке. Но это уже не работает.

Я пришёл к вам в гости в том числе из-за тех случаев, потому что они сильно добавили нам известности. Буквально через неделю после поджога офиса к нам обратились жители не менее чем десяти домов, причём не только из Екатеринбурга — из Москвы, из Петербурга. В Омске какой-то дом спросил: «Вы когда к нам планируете?».


ЕД: А возможна ли твоя работа в других городах? Ты готов к этому?

ИС: Думаю, к концу года мы увидим, реально это или нет. Например, в Подмосковье есть хорошие ребята, которые строят прикольный жилой комплекс «Сказка» на Истре — 100 тысяч квадратных метров. С их слов, в Москве нет хороших управляющих компаний. Сейчас мы обсуждаем, где и как нам вместе поработать, чтобы дать жителям «Сказки» сказку в ЖКХ.

ЕД: В Екатеринбурге работает около 140 управляющих компаний. По твоей оценке, каков среди них процент нормальных и вменяемых?

ИС: В своё время я пытался найти в России кого-нибудь, кто в теме и мыслит в том же направлении, что и я, но это было тяжело. А как работают остальные, зачем нам знать? Я знаю, что есть приличные управляющие компании, которые вроде как не бандитские и не хотят воровать. Но у них нет видения того, что нужно делать, чтобы действительно поменять ситуацию.

ЕД: Давай тогда обсудим, что принципиально новое предлагаете вы. Например, ты подсмотрел в Германии такую профессию, как хаус-мастер. Что делает этот человек?

ИС: Хаус-мастер — человек с руками, который относится к дому как к своему. Когда я познакомился в Гамбурге с таким мужиком, он мне сказал: «Я тут и полы мою, и двор подметаю, и…». В общем, то, что вы делаете у себя на даче, он делает с многоквартирными домами. Если сантехник едет в лифте, где не горит лампочка, он скажет: «Я же сантехник. Какая мне разница, горит лампочка или нет? Пускай не горит, не моё дело». Хаус-мастер должен думать немного шире — думать, как создать для людей кайф проживания в многоквартирном доме. В первую очередь он должен любить людей.


Из 54 человек, которые пришли к нам на собеседование, мы взяли всего двух. Это сложный процесс, приходится тратить много времени на подбор. Но город у нас большой, люди есть — нам просто нужно как-то встретиться.

ЕД: В каждом управляемом вами доме есть такой мастер?

ИС: Я тут познакомился с разными ребятами, например, с «Точкой». Когда к ним приходишь, то реально видишь, что вещи, о которых ты читаешь в иностранных книжках, возможны и в условиях России. Ты понимаешь, как далеко они ушли и сколько времени тебе нужно, чтобы построить такую же штуку. Ты подбираешь людей, которые готовы работать в этом новом типе организации, — в книжке «Создавая организации будущего» они называются «бирюзовыми».

Так вот вернусь к ответу на вопрос. Наш хаус-мастер работает не на один дом. Нет такого: один дом — одна команда. У нас такое правило: по одной команде на 100 тысяч квадратных метров. Решения принимаются внутри команды. Если появился новый дом, а им не хватает специалиста, то они определяются: «У нас есть бюджет, мы готовы им поделиться и взять ещё одного». Или не взять ещё одного, а разделить бюджет между собой и чуть больше работать.

Мы следим за метриками. Основная — индекс NPS, простая и всем понятная штука. Мы просим жителей оценить по 10-балльной шкале, с какой вероятностью они порекомендуют нас друзьям. И оценки у нас хорошие. Так мы получаем обратную связь. Это почти как у пилота самолёта в кабине, когда он по приборам видит высоту, наклон и прочее. Пилот не заклеивает приборы пластырем, если ему что-то не нравится. Когда тебе ставят плохую оценку, ты реагируешь. Мы тут же себе задаём вопрос: «Что мы можем сделать в ближайшие две недели, чтобы оценка в следующий раз выросла?».

Ещё одна идея: у нас нет должностей, а есть определённые роли, которые каждый человек примеряет на себя в меру своих возможностей и желания. Если роль прижилась, он её выполняет. Если команда в целом выполняет ожидания, то без разницы, как распределены роли внутри команды. Такая демократии. Если строить компанию по другой схеме, это будет неэффективно, и её точно не получится открыть в Москве и ещё где-то. Если кому-то, кто сидит сверху, придётся контролировать каждый шаг людей и раздавать директивы, это не будет работать. Нужно, чтобы люди принимали большую часть решений на местах.

Основная идея, позволяющая «Лиге ЖКХ» работать, в том, что дома принадлежат не управляющей компании, которая их обслуживает, а жителям, которые наняли нас и платят нам деньги за то, что мы хорошо выполняем свою работу. Если мы станем выполнять её плохо, они могут нас поменять. Это мотивирует. Ты должен постоянно предлагать людям то, чего не было раньше. Когда я смотрю на «Лигу ЖКХ» образца, например, прошлого сентября, то думаю: «Какая была слабая и несерьёзная компания». Главное, чтобы этот процесс не остановился — тогда будет понятно, что мы куда-то упёрлись, что-то пошло не так.

ЕД: Поговорим про девелоперов. Насколько они открыты к диалогу, готовы к сотрудничеству?

ИС: Появляются девелоперы, которые понимают, что недостаточно просто построить дом, дать жителям ключи и забыть про него. В PRINZIP одними из первых начали задумываться об этом. Они поняли, как важно построить сообщество жильцов дома.

Был памятный случай с объектом «Малевич». Мы за год до сдачи дома в эксплуатацию проводили общее собрание с жителями. С точки зрения законодательства оно было ненужным. Но мы с Геннадием Геннадьевичем (Геннадий Черных, руководитель PRINZIP — прим. Malina.am) встретились с жителями прямо на стройке. Пришло человек сто, и это был настоящий диалог. Застройщик вышел и сказал: «Ребята, мы действительно хотим построить крутой дом. Давайте обсуждать, как мы будем это делать». Это и отличает застройщиков нового типа. Я надеюсь, что всё больше и больше компаний будут так работать.

ЕД: Вы также сотрудничаете с «Брусникой». Знаю, что даже общались с застройщиком башни «Исеть».

ИС: Мы обслуживаем у «Брусники» их первый дом в Свердловской области. Он построен в Берёзовском, это жилой комплекс на Красных героев. В 2015 году он был признан лучшим домом экономкласса в области. «Малевич», по-моему, в том же году стал «Лучшим домом экономкласса в Екатеринбурге». Мы очутились и там, и там. Может быть, мы внесли свой скромный вклад в это дело.

В башне «Исеть» УГМК, скорее всего, будет создавать свою управляющую компанию. И это будет правильно. Меня же просто позвали как человека, который уже что-то сделал на этом рынке. По мере возможности я бы хотел участвовать в этом проекте, это было бы интересно. Но не в рамках «Лиги ЖКХ», потому что «Лига ЖКХ» — это всё-таки про Starbucks: ЖКХ-кофе высокого класса, доступное по цене. Башня «Исеть» — это другой уровень.

ЕД: Последний важный вопрос — про прибыльность твоего бизнеса. Ты не раз говорил, что работаешь в ноль. Если вернуться к метафоре со Starbucks, то это всё-таки прибыльный большой бизнес. Можно ли в твоём случае преодолеть рубикон «работы в ноль» и выйти на другой уровень?

ИС: Starbucks первые несколько лет показывал убытки в десятки миллионов долларов. К ним приходили инвесторы, которые в них вложились, и спрашивали: «В чём проблема?». Им говорили: «Всё будет». И мы видим, что всё получилось. Я думаю, что всё получится и у нас, какие-то деньги «Лига ЖКХ» будет зарабатывать.

То, что мы работаем в ноль, наверное, зависит ещё и от нас самих. Например, сейчас мы проводим ремонт в маленьком старом пятиэтажном доме. Решили поставить там двери со стеклом в полный рост. Мы сами создаём затраты, которые можно было бы не совершать. Идея в том, что если ты хочешь делать дело, то нужно действительно его делать. Если тебе хочется улучшить старый дом и поставить в него такую дверь, то надо ставить. Ты от этого кайфуешь больше, чем от цифр на счёте.


Мне в субботу прислали фотографию с этой дверью, где рядом ещё стоял велосипед, и я подумал: «Смотри! Это же возможно. Это было только в голове, а сейчас это уже недалеко — за два квартала». Это чувство важнее, чем деньги. Главное — не работать в минус и не закрыться. Но я надеюсь, что всё будет нормально!

Ведущая: Екатерина Дегай

Оператор: Максим Черных, Роман Бороздин

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^