Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,26$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,26$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,26$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Алексей Иванов, писатель: «Тобол» будут снимать на деньги сибирских нефтяников. Они хотят видеть на экране свою историю»

×
Разговор на Малине 16 сентября в 18:34
Проблемы с видео?
В материале:

Иванов Алексей

О самой ожидаемой книге по версии Forbes, а также о том, почему уже выкуплены права на экранизацию почти всех его книг.


Екатерина Дегай: Алексей, добрый вечер.

Алексей Иванов: Добрый вечер.

ЕД: Сегодня вы встречались с читателями. Мне кажется, такие встречи — способ посмотреть читателю в глаза, понять, какой он, что его беспокоит и что он думает о тебе. Как прошло сегодняшнее мероприятие? И является ли читатель сегодня редко встречающимся экземпляром?

АИ: Читатель, слава богу, ещё не редко встречающийся экземпляр, и встреча с ним, безусловно, способ посмотреть ему в глаза. Хотя, по большому счёту, проще залезть в соцсеть и посмотреть, что про тебя пишут. С читателями встречаешься не для того, чтобы узнать их — хотя узнаёшь всё равно, — а чтобы подпитаться энергией живого общения, чтобы в жизни был интерактив. Писатель профессия достаточно скучная: сидишь целыми днями перед экраном. Хотелось бы живого разговора.

Алексей Иванов на встрече с читателями в Ельцин-центре. Фото: 66.ruАлексей Иванов на встрече с читателями в Ельцин-центре. Фото: 66.ru


ЕД: Кстати о скучной работе. Я читала, что вы живёте по строгому принципу: один эпизод в день, неважно, займёт он два часа или десять. Правда ли это?

АИ: Правда, что я пишу по эпизодам; неправда, что один день — один эпизод. Если я куда-нибудь еду или у меня другие дела, разумеется, я не пишу. А если я пишу, то это мой способ организовать рабочий день. Какие-то писатели пишут в день три страницы, а я пишу один эпизод, и неважно, сколько страниц он займёт. Это работа, близкая по духу кинематографу. Сценаристы пишут эпизодами, а писатель обычно страницами. Я пишу как сценарист.

ЕД: Сегодня на встрече с читателями вы рассказывали, что 13 лет писали в стол, и без знакомств писателю почти невозможно прийти к успеху. Насколько жестокой средой является книгоиздательский бизнес? Комфортно ли вам в нём? Сейчас, очевидно, вы можете выбирать себе издательство, а не наоборот.

АИ: Безусловно, сейчас мне гораздо комфортнее, чем во времена, когда я писал в стол (улыбается). Но всё равно приходится бороться за то, чтобы произведение сохраняло вид, который ты хочешь ему придать. Полностью комфортной ситуация, видимо, не будет никогда. Неслучайно Гёте сказал: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идёт за них на бой». Даже в ситуации успеха приходится каждый день идти на бой.

Знакомства, разумеется, не единственный путь к успеху; многие проходили этот путь и без знакомств. Но, на мой взгляд, знакомства — самый надёжный и распространённый путь. Это не путь к успеху; никакой знакомый к успеху вас не выведет. Знакомства — это способ опубликовать своё произведение, то есть издать книгу. А уже потом книга начинает работать на тебя — как сначала студент работает на зачётку, а потом зачётка на студента.

ЕД: Ваш роман «Ненастье» 7 сентября был признан книгой года. При всей вашей востребованности это первая ваша литературная награда за последние десять лет. Насколько я понимаю, это вопрос вашего отношения к премиям? Почему вы предпочитаете в них не участвовать?

Вручение премии «Книга года». Фото: ivanproduction.ruВручение премии «Книга года». Фото: ivanproduction.ru


АИ: Я с большим уважением отношусь к институту литературных премий, к лауреатам премий. Просто сам для себя я места в этом процессе не вижу, точнее, не видел. У меня был очень негативный опыт участия в премиях — скажем, из Букеровской премии роман «Сердце Пармы» выбросили с формулировкой «За отсутствие признаков романа». Причём выбросили с нарушениями регламента. Мне не понравилось, что ко мне так относятся. Я решил: «На кой чёрт мне это надо?». И десять лет не участвовал. Сейчас я перешёл в новое издательство, и оно убедило меня вернуться. Я человек вменяемый, решил попробовать. С премией за «Ненастье» я размочил счёт; посмотрим, что будет дальше.

ЕД: Вы человек с твёрдой жизненной позицией: десять лет — приличный срок.

АИ: Десяточку зря не дают! (смеётся)

ЕД: Ваш «Тобол» — самая ожидаемая книга по версии Forbes. Любопытно, что вы одновременно пишете и роман, и сценарий к сериалу. Это для вас новый способ работать?

АИ: Нет, я не пишу сценарий одновременно с романом. Сначала я написал сценарий, а теперь пишу роман. В силу производства кино нужно, чтобы сценарий был уже готов. Съёмки начинаются в феврале или в марте, и разумеется, режиссёру нужен сценарий на руках.

ЕД: Я удивлена. Я думала, что всё было наоборот: сначала книга, а уже потом идея снять по ней сериал.

АИ: Сначала ко мне обратились с идеей делать сериал. Я согласился, а потом, войдя в тему, подумал: «Почему бы мне ещё и не написать роман?». Потому что тема мне очень понравилась. Сценарий уже написан, остались только мелкие технические доработки, — так я думал. Но писать роман и писать сценарий, даже если роман по твоему же сценарию, всё-таки разные художественные задачи. Нельзя сказать, что если ты написал сценарий, то на три четверти написал и роман. Роман всё равно пишешь как заново. Просто хорошо знаешь, что будет.

ЕД: Почему возник запрос на тему петровских времён и Сибири? Кинопродюсеры увидели в ней коммерческий потенциал?

АИ: По большому счёту, коммерческий результат не зависит от темы произведения. Нельзя сказать, что на одну тему будет безусловный стопроцентный коммерческий успех, а на другую не будет вообще никакого. Всё зависит от того, как снимут.

Этот проект собрались снимать на деньги сибирских нефтяников, которые хотели видеть на экране свою историю, своих героев. Мне предложили написать что-нибудь про Сибирь. Я выбрал тему, которая мне показалась наиболее интересной, — это тема петровских времён, первого губернатора Сибири Гагарина, картографа, зодчего и летописца Семёна Лебедева и многих других людей, которые все вместе жили в этом кратком промежутке времени.

Сейчас меня больше всего привлекает формат драматического сериала. Он нравится мне и как кинопродукт, и как формат, который более всего влияет на литературу. Мне кажется, современный роман придёт из драматического сериала. Поэтому мне захотелось сделать фильм в этом формате и написать роман нового типа.

ЕД: О сериалах мы рассуждали с Павлом Лунгиным. Ему тоже очень нравится этот жанр. Интересно, что он сравнивает сериал с романом. Он считает, что полнометражное кино сегодня превращается в яркое зрелище со спецэффектами, тогда как сериал наполнен психологизм, и в нём есть возможность развивать героя.

АИ: Абсолютно согласен с Павлом Семёновичем, и это мнение я слышал не только от него. Действительно, полнометражное кино становится зрелищем ювенильным, наполненным спецэффектами и предназначенным, в общем, для подростков. Если режиссёр хочет говорить со зрителем во всеоружии средств художественной выразительности, то ему волей-неволей приходится уходить в формат драматического сериала. Поэтому сериал становится самым продвинутым продуктом, который собирает самую большую аудиторию.

ЕД: Вернусь к Сибири. Вы много говорили про «уральский дух»; теперь вы рассуждаете про сибиряков и даже чувствуете себя сибиряком.

АИ: Немного перековался, да.

ЕД: Это потому что вы провели там много времени и глубоко погрузились в материал? Вы же даже сейчас там живёте?

АИ: В основном я живу там, где работаю. Если работаю с сибирским материалом, то приходится жить в Сибири. Да, я очень глубоко вошёл в этот материал; мне кажется, я основательно в нём разобрался, понял, в чём там смысл и суть дела. Но в душе я не перестал быть уральцем. Просто я хорошо изучил наших соседей.

Алексей Иванов на Иртыше. Фото со страницы в Facebook продюсера Алексея Иванова — Юлии Зайцевой (facebook.com/1snowball)Алексей Иванов на Иртыше. Фото со страницы в Facebook продюсера Алексея Иванова — Юлии Зайцевой (facebook.com/1snowball)


ЕД: Вы считаете, что главная ценность для уральцев — труд, а для сибиряков — предприимчивость. Почему вы выбрали для них именно это слово?

АИ: Через эту ценность исторически самореализуются люди, которые жили в Сибири. Не через труд, как на Урале, не через власть и собственность, как в центральной крестьянской России, не через справедливость, как в казачьих регионах, а через предприимчивость. Кто добудет больше зверя, кто найдёт более выгодные урожайные угодья, новую реку или плодородные земли. Это предприимчивость.

ЕД: Когда выйдет сериал и когда появится книга?

АИ: Сериал закончат делать в 2018-м, а увидим мы его в 2019-м. Роман будет состоять из двух книг. Первая часть будет называться «Тобол. Много званых» и выйдет в конце осени или в начале зимы этого года. Вторая часть — «Тобол. Мало избранных» — выйдет весной следующего года. Помимо этого романа, ещё будет книга нон-фикшн под названием «Дебри», где вся эта сибирская история — история российской государственности от Ермака до Петра I — будет рассказана с фотографиями и документами.

ЕД: Интерес кинематографистов к вам колоссальный. Насколько я понимаю, у вас уже выкупили права на экранизацию всех ваших книг?

АИ: Нет, есть ещё парочка свободных (улыбается).

ЕД: «Сердце Пармы» с голливудским размахом будет снимать Сергей Бодров. Кроме того, планируется сериал по «Ненастью». Откуда такой интерес к вам со стороны кино? Вы настолько кинематографичны?

АИ: Как только я стал профессиональным писателем — это было в 2003 году, — ко мне сразу стали проявлять интерес киношники. У меня постоянно что-то покупали, но экранизаций не было — в силу экономических причин. Так что я никогда не жаловался на отсутствие интереса со стороны кинематографистов.

Материал моих книг, действительно, кинематографичен. Мне нравится хороший сюжет; я хорошо прописываю фактуру, так, что режиссёр её видит; у меня зримые герои, которых легко играть актёрам. У меня в произведениях есть, в конце концов, идея и мораль, а это тоже нужно для хорошего фильма.

ЕД: Вы как-то сказали, что продажа прав на экранизацию — это гарантия качества, и каждый писатель стремиться к экранизации, как каждая девушка мечтает выйти замуж.

АИ: Я по-прежнему так считаю.

ЕД: А вам сложно принимать эту иную версию вашего творчества? Ведь режиссёр по-своему перерабатывает вашу книгу. Например, фильм «Географ глобус пропил» вам нравится?

АИ: Это непростой процесс, но к нему надо подходить с пониманием. Хорошая экранизация — не та, где присутствуют все линии, герои и реплики из твоего произведения; это когда фильм получился хорошим, и произведение в нём живо, даже если из него вырубили половину. В случае «Географа» половину вырубили, но фильм отличный, и произведение в нём живо. Значит, это хорошая экранизация. И к любой экранизации нужно в первую очередь относиться как к самостоятельному фильму, а не равнять её по первоисточнику. Экранизация — это отдельный жанр и отдельное произведение, за которое несёт ответственность режиссёр.

ЕД: Наш канал снял проект «Капиталисты», где мы рассуждали о духе предпринимательства на Урале, о том, как он зарождался; вы были нашим экспертом, и это был очень ценный и интересный для нас опыт. Сейчас мы запускаем совершенно иной проект: мы будем много рассуждать о будущем — о том, какими мы будем, и о том духе перемен, который, как нам кажется, витает в воздухе. Вы в основном пишете о прошлом. А волнует ли вас будущее?

АИ: Я писал и про будущее — у меня есть роман «Комьюнити», который напрямую касается вопросов того, что случится. Разумеется, я думаю про будущее. Мыслей по этому поводу у меня много, излагать их я могу долго.
Мне представляется, что мы уже входим в новую культурную революцию, которую по значимости можно сравнить с изобретением книгопечатания Гутенберга. Речь идёт о появлении интернета и соцсетей. Законы, по которым мы существуем онлайн, уже переносятся на офлайн, на нашу реальную жизнь. И это ведёт к катастрофе культуры. Но, быть может, мне так кажется, потому что я сам человек традиционной культуры, и всякие изменения, естественно, видятся мне катастрофичными. Может быть, культура мутирует, и мы получим культуру совершенно нового формата, согласованную с виртуалом. Но по этому поводу я фантазировать уже не могу — я могу говорить только о катастрофичности. Русскому писателю вообще свойственно видеть проблему там, где её не видит никто; это его профессиональная обязанность — проблематизировать бытие. Вот я и проблематизирую.

В реальности мы уже начинаем жить по законам соцсетей. Например, если раньше молодой человек хотел познакомиться с девушкой, то ему нужно было произвести на неё впечатление. Он должен был погладить брюки, научиться хорошо говорить, заработать денег, чтобы сводить её в кафе, привести себя в порядок, расчесаться. Тогда девушка обратила бы на него внимание, и он бы обзавёлся подругой. Сейчас мы имеем соцсети, и неглаженный, нечёсаный, невоспитанный, безденежный молодой человек всё равно может найти себе девушку, которой он понравится таким, какой он есть.

Что мы получаем? А то, что этот молодой человек не эволюционирует. Для него эта ситуация — благо: ему не надо стараться, не надо трудиться. Но для популяции, для общества это вред, потому что эволюция заменяется выбором. Вот так законы онлайна, перенесённые в офлайн, уже меняют нашу культуру.

Ведущая: Екатерина Дегай

Оператор: Илья Одношевин, Максим Черных

Режиссёр монтажа: Инна Федяева

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Иванов Алексей

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^