Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 53,96$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Андрей Фролов: «Всем бизнесменам желаю испытать чувство, когда начинаешь работать меньше, а зарабатывать больше»

×
Разговор на Малине 15 сентября в 12:33
Проблемы с видео?
В материале:

Фролов Андрей

Серийный предприниматель Андрей Фролов, открывший в Екатеринбурге коворкинг «Соль», сеть бургерных «Огонь. Бургер. Бар», подвёл итоги летнего сезона в своём самом молодом проекте — пляже «Огонь» на озере Балтым. О том, как он справлялся с критикой в соцсетях, жалобами в прокуратуру, непрестанными проверками и непредвиденным людским трафиком, Андрей Фролов рассказал в интервью Malina.am.

Подкаст

— Удалось ли «Огонь Пляжу» выполнить финансовый план, который вы ставили перед собой на старте проекта?

— Удалось перевыполнить и по расходам, и по доходам. Изначально мы планировали несколько иной проект, чем тот, что получился у нас в реальности, — достаточно диверсифицированный бизнес по загородному отдыху, в котором были бы пляж, ресторан, детская площадка, мероприятия, спорт и много чего ещё. Но по факту погода этим летом была настолько хорошая, что пляжная составляющая отодвинула в сторону всё остальное. С одной стороны, это потребовало дополнительных инвестиций, с другой — наградило нас сверхдоходами.

— После такого лета не впадёте ли вы в эйфорию, что так будет всегда? Ведь это всё-таки для нас редкость.

— Никакой эйфории нет. Мне очень жаль, что нам не удалось значительно продвинуться в детском отдыхе. Следующим летом, которое, как мы считаем, будет среднестатистическим (потому что с финансовой точки зрения правильно планировать именно так), мы хотим развить самые разные направления в той же степени, что и пляжное в этом году.

— В соцсетях этим летом вас и хвалили, и критиковали. Как вы работали с критикой?

— Бывает, когда информации человеку поступает немного. Допустим, живёшь ты в деревне, у тебя есть мама, папа, бабушка, дедушка, брат, сестра и пара друзей. Каждое слово, которое они тебе говорят, приходится тебе настолько близко к сердцу, что ты начинаешь реагировать — ругаться или радоваться. А когда информации со всех сторон поступает столько, что ты её даже прочитать не успеваешь, уже нет такой бурной реакции на каждое слово, написанное в твой адрес. Это что касается личного восприятия информации.

Что касается управления обратной связью как части бизнеса, то это был очень интересный опыт для нашей команды и для меня лично. Я находился в гуще событий, так как лично отвечал большинству людей, которые хотели нас в первую очередь поругать, в меньшей степени — похвалить. Похвала не обладает полезной информацией — просто кому-то нравится, что ты делаешь. А критика всегда содержит побудительный мотив стать лучше, поэтому я считаю, что первое лицо должно отвечать на подобные вещи, и я этим занимался.

Есть человек, который занимается SMM, и основной вал критики проходит через него. Но я стараюсь не дистанцироваться от этого — типа «Пусть негры поработают, негатива схватят, а я потом прискачу на белом коне и скажу: «Мы на самом деле молодцы: денег заработали, прибыль получили, больше чем ожидалось!» Я занимался этим в той же степени, что и SMM-специалист, — просто у нас было распределение по каналам: я больше работал в фейсбуке и с прессой, а «ВКонтакте» и Instagram были его прерогативой.

Это лето в информационном плане удалось отработать на пятёрку. Всё, что касается пиара в широком понимании — в том числе, общения в соцсетях, — я считаю, было поставлено у нас на высоком уровне.

— Какой был самый главный успех и главный провал в проекте с пляжем?

— Главным успехом стало то, что мы сделали хорошее, востребованное место, куда пришло много людей.

К сожалению, у нас не было счётчиков, которые считали бы количество проходящих людей, но я думаю, что оценка в 100 тысяч человек за сезон будет более-менее точной.

Провалов, сопоставимых с успехами, не было. Дело в том, что любой социально значимый проект привлекает к себе внимание, а мы не предусмотрели количества людей, которые к нам придут. Это касается и простых клиентов, которые пришли отдохнуть, и недовольных клиентов, и количества запросов в органы.

Проверок было гигантское количество, мы были к этому не готовы. Но мы проделали огромную работу по взаимодействию с различными госорганами, даже взяли для этого специального юриста и всю вторую половину сезона работали в режиме ответа на проверки различных ведомств. Смогли адаптироваться и под конец полностью справлялись.

— Чему вы как бизнесмен научились благодаря «Огонь Пляжу»?

— На официальное большое открытие мы привезли Децла, было много людей, всем всё понравилось. Это была суббота, 18 июня, и к нам пришло полторы-две тысячи человек — тогда казалось, что это в разы больше, чем мы можем обслужить. Мы проектировали пляж на 500 человек, а ресторан — на 100 человек, и думали, что если загрузить это, то будет неплохо. Мы стянули все силы, какие только у нас были, чтобы обслужить две тысячи человек; обслужили, всё было хорошо. Мы думали: «Вот класс. Мы всё-таки молодцы».

На следующий день, в воскресенье, мы собирались обменяться мнениями и похвалиться друг перед другом, ожидая, что придёт 300-500 человек, и всё будет классно. Пришло три с половиной тысячи.

Это был супершок и для команды, и для проекта. До сих пор помню собственное ощущение: я пришёл в 12 часов и понял, что на пляже лечь некуда. Столько людей, что куда ни плюнь — всё не справляется. Туалеты, кухня, ресторан… Мы начали думать, что с этим делать. В итоге прокачали инфраструктуру и начали уверенно справляться с двумя тысячами человек в день.

Однако сама по себе эта борьба отчасти бессмысленна, потому что достигается определённый предел производительности, и чтобы расширить уже его, требуются капитальные инвестиции и глобальные работы. Поэтому мы подумали: «Надо просто повысить цены, чтобы людей стало меньше». По некоторым позициям мы повысили их в два с половиной раза. С одной стороны, это дало супернегативную реакцию людей, которым это оказалось не по карману. С другой стороны, это дало позитивный финансовый результат: мы работаем меньше, а денег зарабатываем больше.

Я всем бизнесменам желаю почувствовать, как это бывает.

— Что будет с пляжем в межсезонье?

— Мы планировали, что будем работать до 1 октября, потом за ноябрь что-то поменяем и в декабре вновь откроемся.

Из-за того, что пляжный отдых отнял у нас все силы и мы не успели хорошо развить остальную инфраструктуру, зимой пляж работать не будет.

Мы закрываемся на клюшку и открываемся, предварительно, 1 мая.

— Если бы вы знали заранее, какими сложностями для вас обернётся проект, всё равно ввязались бы в него?

— Да. Я считаю, это лето показало неправоту всех скептиков, которые считали, что не надо ввязываться во все эти темы с туризмом на Урале, во всякие пляжи и загородный отдых. Дороговизна и сложности с внешним туризмом, когда в Турцию и Египет сегодня можно летать, а завтра нельзя, сегодня доллар стоит 30 рублей, завтра 60, а послезавтра 80 — всё это позитивно повлияло на внутренний туризм. Хорошая погода — дополнительный фактор, который придал импульс пляжному отдыху на Урале.

— Какие новые направления вы будете развивать на пляже?

— Я считаю, есть огромнейший потенциал в детском отдыхе. Я как отец трёх детей понимаю, что в городе с детками сложно качественно отдохнуть в формате «погулять во дворе».

Даже счастливым родителям, которые живут в «Тихвине», не замечательно там гулять — всё равно в городе пыль, смог, ветра нет, все задыхаются, у всех развивается какая-нибудь аллергия. С детьми нужно выезжать за город.

Чтобы реализоваться в этой сфере, нам необходим партнёр. Если это читает кто-то, занимающийся детским отдыхом, заявляю: мы готовы к партнёрству. Мы готовы предоставить площадку, готовы предоставить поток людей с детьми. Задача — качественно его отрабатывать и сделать предложение, соответствующее качеству нашего пляжного отдыха.

— Как чувствуют себя ваши остальные бизнесы — бургерные «Огонь» и коворкинг «Соль»?

— Сеть бургерных «Огонь» принимала самое активное участие в этом проекте. На пляже открылся ресторан, и именно с ним была большая часть сложностей — люди по часу ждали своих бургеров…

Когда мы выяснили, что у нас не сто, а тысяча клиентов в день, мы научились работать эффективнее и качественнее.

С вопросом о развитии сети бургерных всё понятно: просто открывать новые точки. Есть вопрос развития именно ресторанной части нашего пляжа, и здесь есть несколько направлений, в которых мы хотим двинуться. Не буду пока их анонсировать. В этот сезон мы удовлетворили спрос на бургеры со стороны обеспеченных клиентов, но у нас случился провал с предложением для людей, у которых меньше денег. При наших объёмах клиентской базы мы просто обязаны предложить что-то и им тоже.

С «Солью» приключилась следующая ситуация: она участвовала в проекте «Огонь пляж» своими управленческими ресурсами, потому что у меня перемешаны команды из разных бизнесов. Один из эффектов отсутствия движений по «Соли» в течение лета выразился в том, что у нас просто не осталось площадей, которые мы можем продавать; мы загружены буквально на 100%. Соответственно, требуется развитие. Сейчас есть несколько направлений, в которых мы можем пойти.

Кстати, у коворкинга «Соль» впервые появился более-менее достойный конкурент — это коворкинг в Ельцин-центре.

Мы внимательно следим за ним, радуемся, что появляется рынок. Кроме того, многие предлагают посотрудничать и сделать коворкинг у них либо в торговом центре, либо в деловом центре, либо просто на каких-то площадях, которые у них есть. Мы всё это рассматриваем и думаем, куда двинуть дальше.

Автор: Ольга Беляева

Оператор: Максим Черных, Роман Бороздин

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Фролов Андрей

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^