Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Кирилл Варламов, ФРИИ: «Наш проект VisionLabs оценили в 1,4 млрд рублей»

×
ИННОПРОМ-2016 18 июля в 16:03
Проблемы с видео?
В материале:

Варламов Кирилл, ИННОПРОМ-2016

О том, почему венчурный фонд АФК «Система» — Sistema VC — вложился в систему распознавания лиц, об очереди банкиров за интернет-технологиями, а также о развитии интернета вещей в России.


Екатерина Дегай: Кирилл, добрый день.

Кирилл Варламов: Здравствуйте.

ЕД: Вы давно занимаетесь темой интернета вещей, и именно он стал темой ИННОПРОМа в нынешнем году. Насколько активно вы включились в обсуждение?

КВ: Фонд развития интернет-инициатив является организацией, которая по поручению Минпромторга руководит разработкой дорожной карты интернета вещей. На нашей дискуссионной площадке мы объединили больше ста экспертов, больше пятидесяти компаний и больше десяти научных организаций, чтобы понять, что же там на самом деле нужно делать. Два года назад интернет вещей был ещё не очень понятен, а сегодня он стал главной темой ИННОПРОМа. И очень хорошо, что мы начали работать с ним заранее. 

Здесь, на ИННОПРОМе, на Координационном совете при Минпромторге предложили ряд конкретных вещей. В частности, создать Российскую ассоциацию интернета вещей (РАИВ). такие крупные компании, как «Билайн», «МегаФон», GS Group и ряд других, уже выразили желание в ней участвовать.

Подобные ассоциации по всему миру занимаются стандартизацией. Год-полтора назад, когда мы начинали эту работу, я говорил о том, что ключевой задачей являются стандарты, нам нужна единая платформа, на которой мы всё построим. Если говорить откровенно, уже существует прототип технологии, которую в России можно использовать в качестве основы для интернета вещей: для промышленного интернета, бытового, в сельском хозяйстве — всё равно; эксперты всё изучили, там нет существенной разницы. Эта технология может обслуживать все сегменты рынка. 

Я считаю, что Россия имеет право и обязана создать свою платформу, свою технологию с учётом местных особенностей. Например, технология, которую коллеги предлагают в качестве прототипа, отличается от ведущей американской технологии тем, что радиус покрытия у неё примерно в восемь раз больше. В России большие расстояния, и нам нужны такие технологии. А цена у нашей технологии в три раза меньше. Но самое главное — это безопасность. Наша технология может использовать не только американские или азиатские, но и российские чипы. В американской технологии российские чипы использовать нельзя. Мы прекрасно понимаем, что в ряде отраслей, таких, как транспорт или инфраструктура городов, мы обязаны быть уверенными, что всё контролируем. 

ЕД: Кто занимается разработкой технологии, о которой вы говорите? 

КВ: Ведущие компании. Есть российские компании, которые вполне конкурентоспособны, есть специалисты, которые прекрасно разбираются и в стандартах, и в технологиях. Мы хорошо знаем, что делать. 

ЕД: У ФРИИ уже есть отдельный трек по интернету вещей — вы проводите отраслевую акселерацию. Означает ли это, что уже накопилась ощутимая масса подобных проектов?

КВ: Стандарты и технологии — это хорошо, но нам нужны полезные приложения, работающие поверх базовых технологий. И наш акселератор — шаг в этом направлении. Мы говорим: «Вот вам технологии и стандарты», и тут же добавляем: «А теперь давайте поймём, что мы будем продавать на этом рынке». 

Мы объявили отраслевой акселератор в области интернета вещей, и около 70 компаний уже подали заявки. Акселератор стартует в конце сентября. Мы рассчитываем, что получится несколько очень хороших инвестиций, которые предложат конкретные сервисы. 

ЕД: Каковы наиболее перспективные направления развития интернета вещей? Вы уже упомянули сельское хозяйство, «умные» города, потребительские устройства. Где ещё может применяться интернет вещей?

КВ: Приведу два примера, один из бизнеса, второй из нашего с вами повседневного быта. Интересный проект есть у компании «ЮТэйр». Она первая в России и вторая или третья в мире по количеству вертолётов. Она эксплуатирует много вертолётов в Африке и Южной Америке, и ей важно следить за тем, как часто каждый конкретный вертолёт летает и в каких условиях — жара, ветер, дождь — и, исходя из этих данных, делать вывод, когда выйдет из строя тот или иной агрегат. Ведь цикл производства детали вертолёта может быть полгода. То есть вы будете знать о возможной поломке не тогда, когда уже всё сломалось, а заранее, и сможете её предотвратить. Есть ещё одна интересная особенность в использовании вертолётов: отдельные узлы и агрегаты всё время перемещаются с одного на другой. Берут двигатель, отправляют его на капремонт, а ставят не в тот же, а в другой вертолёт. И если не вести учёт, потом там чёрт ногу сломит, если попытаться понять, что где летает. Тут-то и полезен интернет вещей. 

ЕД: «ЮТэйр» уже это использует? 

КВ: Да, уже использует, и эффект совершенно колоссальный и с точки зрения надёжности — меньше вертолётов падает, — и с точки зрения простоя: в нужном месте в нужное время есть нужная деталь. 

И есть очень классная штука в текущем акселераторе по медицине: пластырь, который клеится на человека и передаёт температуру на смартфон. Это очень удобно, например, для ребёнка — вы не ставите ему градусник посреди ночи, пытаясь понять его состояние, а просто видите его температуру на своём мобильном. Совершенно простая, но очень прикольная штука. 

ЕД: Поговорим про Фонд. Отраслевые акселераторы оказались самым эффективным способом работы Фонда? 

КВ: Три года назад, когда мы создавали Фонд, я приходил к вам в студию и рассказывал о наших задачах. Кстати, первое своё интервью в этой должности я дал вашему каналу.

Тогда мы говорили, что наша цель — создать такую экосистему, чтобы проект на стадии зарождения идеи мог получить все необходимые инструменты поддержки и вырасти в крупную компанию, продав свои услуги, продукты или компанию целиком крупному заказчику или инвестору. Финальная часть — связь с крупными компаниями — одна из самых сложных. Мы начали её ещё в конце 2013 года и сейчас вышли на интересный формат, который называем «отраслевые акселераторы», когда стартапы группируются по темам. Так всем всё стало понятнее. Формат отлично себя показал. 

Сейчас у нас девятый набор акселератора с двумя отраслевыми треками — медицина и медиа. Там очень хорошие партнёры: в медиа это «Первый канал», «Газпром-Медиа», «СТС»; в медицине — Bayer, STADA, «Инвитро» и ряд других компаний. 

Участие в акселераторе интересно и крупным компаниям: они видят новые технологии и стартапы, и вход для них очень простой, потому что мы не требуем от них многого. Мы просим: «Ребята, дайте нам эксперта, который готов работать со стартапами и использовать их технологии и идеи в своей крупной организации». Вначале мы не просим даже денег — мы сами финансируем эти проекты.

С другой стороны, это возможность для маленьких компаний начать работать с крупными и пытаться встроить свои продукты и технологии в их сервисы или продуктовую линейку. В частности, «умным» пластырем, который я упоминал, уже сильно заинтересовались. 

ЕД: Один из самых больших и успешных отраслевых треков — финансовый. Насколько я понимаю, именно он работает сейчас лучше всего.

КВ: Действительно, им интересуются многие ведущие банки — Сбербанк, Райффайзенбанк, банк «Открытие», банк «Санкт-Петербург». 

ЕД: То есть они уже понимают необходимость перемен и сами выстраиваются в очередь?

КВ: У банков горячее время, их прямо поджаривают новые стартапы и технологии. Выступая на одном из образовательных форумов, я говорил: «Уважаемые родители, если вы думаете, что ваши дети станут банкирами, и вы строите для них именно этот карьерный путь — забудьте. Банкиров будет в два раза меньше».

ЕД: Ваша success story — проект VisionLabs, который был куплен за 1,4 миллиарда рублей. 

КВ: Это, пожалуй, самая масштабная из всех наших сделок, одна из первых успешных ласточек, показатель того, что экосистема работает. Инвестором выступил венчурный фонд АФК «Система» — Sistema VC. Стартап VisionLabs пришёл к нам в ноябре 2013 года, и тогда там работало всего несколько человек.

ЕД: И вы вели его с самого начала и до финальной точки?

КВ: Надеюсь, она не финальная (улыбается). Это шаг в новую жизнь. Сейчас это компания, которую купили за 1,4 миллиарда рублей. 

ЕД: Что может делать технология VisionLabs?

КВ: Распознавать и сравнивать лица, искать мошенников в базе… У этой технологии большие возможности применения в области безопасности — например, для биоидентификации, когда по снимку и голосу можно идентифицировать вас и разрешить вам совершить определённую операцию. Мы с ЦБ активно прорабатываем возможность проведения банковских транзакций на её основе. Вы не можете потерять своё лицо и голос — в отличие от флешки. Такие сервисы появятся уже в ближайшие год-полтора. 

ЕД: Кто придумал этот проект? Обычные парни-стартаперы, которые пришли во ФРИИ?

КВ: Парень, который является у них главным техническим человеком и руководителем, преподавал в вузе и занимался исследованиями в области этой технологии. 

ЕД: Они сохранят долю в компании? 

КВ: Они сохранят хорошую долю, и у них остаётся операционный контроль. Они будут заниматься развитием этой компании, и мы желаем им удачи. 

ЕД: В этом году Фонд намерен всерьёз увеличить количество команд — до девяти тысяч. Почему так много? Означает ли это, что Фонд набирает ещё большую скорость?

КВ: Мы уже перестаём контролировать процесс, происходящий вокруг нас. Всё, что мы должны были сделать — это всего лишь дать людям возможность получить помощь на любом этапе развития их проекта. Помощь образовательную, экспертную, когда необходимо — денежную в виде инвестиций. Мы никому не отказываем — нет такого, что ты пришёл, попросил что-то, а тебе говорят: «Нет, иди, ты ещё не готов». Мы говорим: «Ты не готов для этой стадии; вот тебе другая стадия — пожалуйста, работай». 

Мы построили четырёхуровневую систему акселерации, начиная с вуза. Уже сейчас в 80 вузах идёт наш курс «Технологическое предпринимательство». Задача этой стадии — найти идею для стартапа. 

Следующая стадия — онлайн-курс технологического предпринимательства. Мы называем его «пре-акселератор». В прошлом году через него прошло пять с половиной тысяч команд; в этом мы ожидаем, как вы сказали, около девяти тысяч. Этот рост нами уже не управляется — мы даём сервис, а сколько команд придёт, мы не знаем. Девять тысяч — это огромная сила, и мы уже перестаём контролировать эту массу людей.

На следующей стадии у нас есть заочный акселератор. Он работает в десяти городах, и через него мы ожидаем в этом году около 400 команд; в том году было 370. На этой стадии уже есть прототип, и с нашей стороны идёт интенсивная поддержка. Там есть так называемые «трекеры», эксперты, образовательные материалы.

Верхняя стадия акселерации — очный акселератор в Москве. Его в год проходят 80-90 команд. Там мы даём первый раунд инвестиций, а дальше они идут по следующим ступенькам, получая большие деньги от нас или от других партнёров.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^