Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,45$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,45$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,45$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Владимир Пузанков, ГК PREMIER: «Алтушкин чётко ставит задачи: «Нужно построить лучше, чем всё, что ты и я видели до этого!»

×
ИННОПРОМ-2016 14 июля в 11:50
Проблемы с видео?
В материале:

Пузанков Владимир, ГК PREMIER

А также

ИННОПРОМ-2016, Екатерининский парк

Руководитель группы компаний PREMIER — о том, как они выросли из «строительного подразделения РМК», научились создавать спортивные сооружения мирового уровня, а теперь ещё и построят в Екатеринбурге «новый центр города».


Подкаст



Ольга Чебыкина: Владимир Анатольевич, добрый день.

Владимир Пузанков: Добрый день.

ОЧ: Русская медная компания традиционно один из ключевых участников ИННОПРОМа. Ваши стенды — отдельная история: они грандиозные, технологичные, очень красивые и функциональные. На них презентуются не только профильные, но и девелоперские проекты. Когда два года назад на стенде РМК представляли макет штаб-квартиры компании в виде кристаллической решётки меди от знаменитого архитектурного бюро Нормана Фостера, люди с ним фотографировались и стояли в очереди, просто чтобы на него посмотреть. Правда ли, что теперь он стоит у вас в кабинете и вдохновляет на дальнейшие свершения?

ВП: Иногда он стоит в моём кабинете, иногда путешествует, потому что это один из любимых проектов Нормана Фостера, и он возит его по всему миру и презентует на высокого уровня архитектурных конкурсах либо биеннале. Да, стоит у меня в кабинете; да, вдохновляет; да, многие приходят, просят включить лампочку… Но он действительно впечатляет, даже в виде макета. Здание будет — бриллиант.

Смотрите также:

РМК построит себе штаб-квартиру в Екатеринбурге


ОЧ: Когда его можно будет увидеть в полном объёме?

ВП: Уже в 2018 году. Работы внутри здания будут идти до конца 2018 года, и, наверное, в первом квартале 2019-го мы сдадим его Русской медной компании. Когда люди приедут на чемпионат мира по футболу в 2018 году, они уже увидят здание, которое будет блистать и украшать наш город.

ОЧ: Фишка ещё в том, что это первый проект Нормана Фостера, который будет реализован в России. Были пять или шесть попыток, но технически не получилось.

ВП: И технически, и финансово. Это сложнейший проект. Норман Фостер не только серьёзно относится к эстетическим аспектам, над которыми работает мощная группа художников. Кредо его бюро — использование последних технологий и материалов. Попадая в эти условия, скучать не приходится, это точно. Мы впервые в России будем использовать несущий архитектурный белый бетон. На него ни снаружи, ни изнутри не будет наноситься никакая краска или штукатурка.

ОЧ: Вообще никакой отделки?

ВП: Да. Второе: там будет использоваться уникальный фасад. Это система из 200 объёмных блоков, каждый размером 6 на 10 метров и с выпуклостью порядка 2 метров. Такие блоки будут собираться на земле, потом подниматься и водружаться на здание. Последние блоки будут немного больше стандарта — более 12 метров, и мы вынуждены будем дособирать их наверху, потому что даже специальный кран не сможет их поднять. Там всё грандиозно.

ОЧ: Мы как будто говорим про будущее.

ВП: А это так и есть! Это именно разговор про будущее. Хотя начинали мы со стенда Русской медной компании. Он выделяется. Игорь Алексеевич хочет делать только что-то исключительное и инновационное. Я смотрел его блоки — это произведения искусства в области промстроя и медных технологий. Здание штаб-квартиры РМК — то же самое. Если бы мы построили такое здание в центре Лондона, это было бы событие для города. Королева была бы в курсе, его создателям раздавали бы пэров-мэров, я клянусь вам! Здание Mary Axe и мост «Миллениум», которые спроектировал Норман Фостер — культовые для туристов места; нет туристического маршрута, который бы через них не проходил.

ОЧ: Нестандартные задачи — ваш конёк, начиная с бизнес-центра «Саммит», который вы построили на сверхъестественном уровне для Екатеринбурга, причём компетенций по строительству бизнес-сооружений у компании тогда не было. Более того, вы построили стрелковый клуб «Архангел Михаил». Виталий Крючин, президент федерации практической стрельбы России, сказал, что он уникален, когда приезжал сюда на очередные грандиозные международные соревнования. Он сказал, что это не клуб, а дворец, и его наличие сделает Екатеринбург столицей европейского стрелкового спорта.

Каким образом можно начать нарабатывать строительные компетенции с нуля, то есть строить то, чего в мире до этого ещё не было?

ВП: Для любой стройки риск недофинансирования — один из самых страшных. Но когда ты работаешь, «блокируясь» с Уральским банком реконструкции и развития и с такой мощной компанией, как РМК, риск недофинансирования практически равен нулю.

Группа компаний «Премьер» — своего рода строительное подразделение РМК для осуществления гражданских проектов. Мы не строим промышленные объекты. РМК, на мой взгляд, становится зрелой и хочет себя показать — показать своё отношение к жизни, вовлечённость и неравнодушие к жизни горожан.

А что касается подходов — не боги горшки обжигают. Мы абсолютно не похожи на себя же год назад. Игорь Алексеевич каждый раз говорит: «Вова, надо, чтобы было лучше, чем всё, что видел ты и видел я». Это не значит, что мы не обращаемся к опыту других компаний. Когда была поставлена задача строительства стрелкового тира, мы нашли в Москве компании, у которых уже был опыт бронирования тира. Мы искали компании, которые занимались освещением тиров. Мы провели целое исследование. Мы ездили в Италию, где есть серьёзный холдинг, который занимается аэрокондиционным оборудованием, потому что важным аспектом было обновление воздуха в тире. Представляете, какой происходит выброс порохового дыма и свинца, когда 20-30 человек стреляют и успевают нажимать на курок по несколько раз в секунду? Так вот: в нашем тире не чувствуется запаха, даже когда проводятся соревнования.

Для биатлона мы построили порядка четырёх стрелковых галерей с разным рубежом — от 25 до 50 и даже 100 метров. Такие галереи сертифицированы под соревнования любого уровня, в частности международного, и они там уже проводятся.

ОЧ: Не пафосно ли прозвучит, что вы хотите оставить след в истории?

ВП: Абсолютно не пафосно. Бог дал человеку возможность и силы, чтобы создать такую огромную компанию. Человек не остановился, не стал жить с набитыми карманами; он двигается дальше и начинает закреплять себя в истории. И это нормально, ведь он закрепляет себя не самым большим дворцом в мире, а прорывными вещами. Благодаря стрелковой истории мы уже на карте Европы и мира по стрелковому спорту. Благодаря проекту Нормана Фостера мы появимся на мировой архитектурной карте.

Сейчас идёт работа над эскизным проектированием «РМК Арены» в Челябинске. Это тоже масштаб и амбиции. История началась с просьбы боксёра Сергея Ковалёва к Игорю Алексеевичу, не мог бы он найти возможность сделать в Челябинске хорошую боксёрскую школу на 2-3 тысячи квадратных метров. В итоге на сегодняшний день согласовано 40 тысяч квадратных метров спортивного пространства. Две тысячи — под боксёрскую школу, две — под единоборства, четыре — под мультиспортивную площадку над ними. Будет бассейн, большая вода — 50 метров, десять дорожек; отдельная ванна и прыжковая вышка; полноразмерная хоккейная коробка. И всё с трибунами, везде можно проводить международные соревнования. Вдобавок — удобные внутренние проходы и помещения, где можно располагать фуд-корты. На открытой поверхности планируется серьёзный скейт-парк. Это спортивный центр мирового уровня. Поставишь его завтра в Москве или в любой мировой столице — он там не затеряется и будет центром притяжения. Вот это РМК, вот это Игорь Алексеевич Алтушкин.

ОЧ: Счастливое поколение детей там вырастет и воспитается. Новая элита российского спорта.

ВП: Совершенно верно!

ОЧ: В Екатеринбурге тоже будет грандиозное строительство — Екатерининский парк. Назову только несколько цифр: 30 гектаров земли, 300 тысяч квадратных метров жилой застройки, девять очередей.

ВП: Это чрезвычайно амбициозный проект. Я думаю, со времён 50-60-х годов, когда застраивались улица Свердлова и проспект Ленина от Восточной к УПИ, такого рода проектов в центре города не было. Это квинтэссенция сложности. С другой стороны, это колоссальный профессиональный вызов, начиная с архитектурной проработки и заканчивая реализацией.

Это возможность использовать самые последние, самые выдающиеся градостроительные достижения: как организовать улицу, движение транспорта, зоны досуга. Сейчас мы занимаемся проектированием такой логистики, чтобы люди по минимуму чувствовали себя на стройке, то есть мы пытаемся расположить очереди строительства не оптимально для себя как для строителя. Конечно, это дополнительные затраты. Но мы всё равно считаем проект достаточно надёжным и прибыльным, мы ситуацию контролируем. Эти затраты, с одной стороны, приемлемы, с другой — это тот комфорт, который, мы считаем, должны связывать с нами с самого начала. Мы ведь потом не уйдём оттуда. Мы будем управлять этой территорией 10, 15, 20 лет, пока все бюджеты и регламенты управления ею не превратятся во что-то автоматическое, с обратной связью от жильцов.

Наша задача — создать комфорт и безопасность. Зачем мы много ездим и смотрим Европу? Мы получаем эстетическое удовольствие от того, что там видим. В Екатерининском парке мы хотим добиться, чтобы люди, и проживающие там, и приходящие туда, помимо комфорта и безопасности, испытывали эстетическое удовольствие от того, что видят.

ОЧ: Мне кажется, основная системная проблема в России — в том, что люди, стоящие во главе крупных корпораций и бизнесов и обладающие властными ресурсами, зачастую не связывают будущее себя и своих детей с тем местом, где они выполняют административную функцию, имеют ресурсы и возможности.

ВП: Я прекрасно понимаю, о чём вы говорите.

ОЧ: Это не тот случай? Вы, например, будете жить в Екатерининском парке? На полном серьёзе?

ВП: Да, абсолютно серьёзно. Я буду жить в Екатерининском парке. У меня подрастает дочка — она будет жить в Екатерининском парке. Когда мы строили «Премьер», у нас были комфортные программы скидок и рассрочек, чтобы многие наши работники, которые хорошо работают и получают высокую зарплату, могли там проживать. Многие из них на сегодняшний день интересуются и этим проектом.

Более того: мы не строим элиту. Да, мы не строим дешёвое жильё, но мы не ставим целью построить элиту, которая будет иметь запредельные цены.

ОЧ: «Тихвин» у нас уже есть.

ВП: Да, «Тихвин» есть, и это хороший, интересный комплекс. Кто-то выбирает такие комплексы, кто-то — другое.

ОЧ: У «Тихвина» замкнутая экосистема, а у вас она часть города. Там совершенно потрясающие проспекты для прогулок и бульвары — то, чем наш город обделён и чего очень хочется.

ВП: Совершенно верно. Мы формируем ещё один центр.

ОЧ: Мне кажется, для строительного рынка Екатеринбурга вы будете служить раздражителем в положительном смысле. Застройщики вынуждены будут обращать ещё больше внимания на инфраструктурные и архитектурные вещи. Потихоньку наметился тренд: мы уходим от того, чтобы максимально высоко и точечно построить много дешёвого жилья, распродать его и в моменте получить хороший профит. Почему вы именно сейчас громко заявляете о группе компаний «Премьер»?

ВП: Это было строительное подразделение РМК, пока не появился такой масштабный проект, как Екатерининский парк. Конечно, будущему покупателю будет приятно, что есть Игорь Алексеевич Алтушкин, но он не с него будет спрашивать о том, что построено.

ОЧ: Вы строите — вы и за качество отвечаете. К вам все вопросы?

ВП: Совершенно верно. Приходят к нам. Все риски, связанные с качеством, сроками, заявлениями и обещаниями — всё к нам. Мы просто декларируем свою ответственность.

ОЧ: Правда ли, что уже посажены деревья, которые, пока стройка идёт, вырастут и будут высажены на бульвары в Екатерининском парке?

ВП: Они давно посажены. Так как мы перфекционисты, мы не хотим садить саженцы на улицы, чтобы жильцы десять лет ждали, пока они вырастут. Такая практика выращивания растений существует, и мы именно так и будем их высаживать. Надеемся, так сразу будет возникать ощущение освоенной домашней территории.

ОЧ: Вопрос, который мы задаём всем на этом ИННОПРОМе: что вы видели самое умное, инновационное, поразившее вас? Что удивило вас настолько, что вы подумали: «Будущее уже наступило, и вот оно»?

ВП: Это все технологии, связанные с информацией, видеопрезентацией и всеми этими вещами. Я прагматик и циник, но мне кажется, нас ждут такие открытия, о которых мы пока даже не можем предполагать, и они не заставят себя ждать в ближайшие 5, 10, 15 лет. Столько молодёжи, и они так концентрируют свои усилия, что не может не быть результата. Если уж мы, старики, и то горим по 24 часа в сутки, хотя у нас много чего есть можно было бы и успокоиться, то молодые люди, у которых всё впереди и которые хотят многого добиться в своей жизни — они нас удивят ого-го как. Я в этом уверен.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^