Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,66$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,66$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,66$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Создатели «умных касс»: «Мы в состоянии зарабатывать три миллиарда рублей в год»

×
Разговор на Малине 1 июня в 14:05
Проблемы с видео?
В материале:

Кушпель Юрий, Еликов Антон

А также

Мерката

Антон Еликов и Юрий Кушпель, основатели проекта «Мерката» — о том, как привлечь инвестиции в 2 млн долларов, к концу года завоевать Россию, а затем начать масштабировать свою идею в Европу, Азию и даже Латинскую Америку.

Подкаст


Екатерина Дегай: Антон, Юрий, добрый день.

Антон Еликов, Юрий Кушпель: Добрый день.

ЕД: Мы встречались в этой студии в ноябре 2015 года. Незадолго до этого вы получили от «Сколково» грант в четыре миллиона рублей; при этом общий размер инвестиций, которые были вам нужны, — примерно один миллион долларов, и полученных денег не хватит, чтобы развить проект. Тем не менее, это был стартовый капитал, и вы говорили: «Его хватит, чтобы добежать до стадии, когда появятся инвесторы». На какой стадии сейчас находится проект?

ЮК: Проект претерпел изменения. Появились первые статистические данные, и они достаточно обнадёживающие. Мы поняли, что можем сделать бизнес в два раза больше, чем планировали, и необходимые инвестиции теперь — не миллион долларов, а два. Часть инвесторов под эти деньги мы уже нашли.

Смотрите также:

Юрий Кушпель и Антон Еликов, победители WebReady в Сколково: «Малая розница уже неконкурентоспособна. Надо помочь этому бизнесу выжить» (интервью от 10 ноября 2015 года)

ЕД: Тогда вы говорили, что у вас 400 заявок на подключение. Сколько сейчас?

АЕ: 12 тысяч.

ЕД: Какие это компании?

АЕ: Из этих 12 тысяч большая часть — я бы сказал, 95%, — это малый бизнес. К нашем удивлению, есть и очень крупные компании, в том числе сетевые ритейлеры. Но это скорее случайность, исключение из правил, — мы на это не рассчитывали, делали продукт именно для массового рынка.

Так выглядит «Мерката» — «умная касса»

Нас удивило распределение по территории страны: нет одинакового единого порыва во всех регионах. В лидерах — Нижегородская область и Алтайский край, а не Ростов и Краснодар, где розница традиционно сильнее из-за региональных особенностей, связанных с сельским хозяйством.

ДОСЬЕ

Проект «Мерката» — условно «умные кассы». Это облачный сервис, связанный с кассовым аппаратом, который собирает и в удобной форме показывает ключевые данные о продажах и работе сотрудников, оценивает эффективность ценовой политики и так далее. Потенциальные пользователи «Меркаты» — несетевые розничные точки индивидуальных предпринимателей. Стоимость обслуживания одного кассового места — от 1,5 до 4 тыс. руб. в месяц. Оборудование приобретается отдельно и стоит в три-четыре раза дешевле существующих аналогов.

ЕД: Вы открыли офис в Москве и сказали, что это перспективно.

АЕ: Москва — это понятно. У нас в стране это лидирующий регион во всех областях хозяйства. С точки зрения конкурентной среды он самый горячий, и практика наших предыдущих проектов говорит о том, что Москву легко можно взять, если ты взял Россию. Если ты взял Москву — не факт, что ты возьмёшь Россию, а в обратном направлении есть вероятность 99%.

ЕД: Почему размер необходимых инвестиций вырос до двух миллионов долларов? Что изменилось в вашей стратегии и на что потребовались новые инвестиции?

ЮК: В первую очередь, изменился размер потенциальной клиентской базы. Мы оценивали его пессимистично. Но первые контакты с пользователями показали, что мы можем рассчитывать на больший результат. Мы ориентировались за пять лет достичь базы в 20 тысяч торговых точек; уже сейчас видно, что мы имеем все возможности выйти на показатель в 50 тысяч. Понятно, что для достижения большего результата нужно чуть больше ресурсов.

ЕД: Можете ли вы рассказать про своих инвесторов?

ЮК: Пока сделка не завершилась, мы оставим эту информацию в тайне.

ЕД: Но если в общих чертах, кто это — венчурные капиталисты?

ЮК: Да, венчурные капиталисты в чистом виде. Собственно, наша история тоже венчурная. У венчуров есть осознание риска, и мы рассчитываем, что не прикончат нас вдруг, если наш бизнес по каким-то причинам не удастся или будет работать с другими параметрами (улыбается).

ЕД: Вы продадите всю долю своей компании?

АЕ: Нет, конечно, не всю. Мы ведём разговоры о продаже 30%.

ЕД: То есть это ваша идея, ваш бизнес и ваша принципиальная позиция.

АЕ: Да. Как показывает практика, недостаточно просто денег, ресурсов и знаний. В успехе есть дополнительное слагаемое, и оно зависит от людей, от того, ради чего они это делают. Что ими движет: желание заработать какое-то количество денежных знаков или оставить след в истории, сделать что-то для потомков? Это совершенно разные цели, которые по-разному влияют на конечный результат.

Знаете старую историю? Три человека таскают камни. У одного спрашиваешь: «Что ты делаешь?» — «Таскаю камни». Второй говорит: «Я строю здание». А третий: «Я строю храм». Совершенно разное отношение к делу, хотя люди занимаются одним и тем же. Вопрос в том, что их мотивирует.

Смотрите также:

Максим Сомов, изобретатель: «Нам проще заработать деньги, чем взять их у инвесторов» (интервью от 26 января 2016 года)

ЕД: Вы говорили, что вам предстоит быстро масштабироваться, и очень важно, чтобы в этом процессе компанию не разорвало. Как вы решаете эту проблему?

ЮК: Тестируем. Прежде чем что-то масштабировать, нужно проверить, что всё работает. Можно, например, невзначай замасштабировать убытки, это самая частая история в стартапах (улыбается). Во-первых, надо проверить, что всё работает и это можно масштабировать, а во-вторых, что всё сходится.

ЕД: Что нужно делать в первую очередь?

ЮК: Если очень грубо и абстрактно, то брать больше и кидать дальше. Но кидать точечно. Сейчас мы заняты развитием партнёрской сети, потому что у нас уже есть большое количество клиентов, и их нужно обслуживать.

ЕД: Речь идёт о франшизе?

ЮК: Это даже не франшиза, а наши представители, которые разделяют с нами в том числе и финансовые результаты работы с клиентом. Это непрерывный бизнес; соответственно, он должен обслуживаться непрерывно, и рядом с клиентом всегда должен быть наш человек.

АЕ: Который в случае чего подставит плечо, поможет с решением технических вопросов, если мы не можем сделать это удалённо.

ЮК: Если в «Контуре» мы занимались веб-сервисом, который можно передать через интернет хоть на другую сторону земного шара, то в «Меркате» задействовано ещё и оборудование. Это физическая составляющая, которую нужно привезти, настроить и следить, чтобы ничего не сломалось. А если сломалось — чтобы быстро починилось.

ЕД: Сколько времени, по вашим прогнозам, потребуется на отстройку системы? Когда можно будет перестать быстро бежать и хоть немного выдохнуть?

АЕ: Никогда. Это забег на всю жизнь. Когда мы принимали решение, что будем делать этот бизнес, мы понимали, что в случае успеха обязательно должны масштабировать его за пределами страны. Масштаб земного шара — это история не на год, не на два и не на пять, это реально бизнес на всю жизнь.

ЕД: Когда вы поймёте, что полностью покорили Россию?

АЕ: Чтобы понять, что всё хорошо и мы бежим до цели, нам будет достаточно данных, которые мы соберём до конца этого года. Это в чистом виде статистика. Дальше уже вопрос систематической работы. Понятно, что на каждом этапе будут возникать нюансы, тонкости и трудности, но в целом направление можно будет понять к концу года.

ЕД: Вы это сначала поймёте, а потом пойдёте в другие страны?

АЕ: Да, конечно. Это к вопросу о том, что сказал Юра: нельзя масштабировать убыток. Нужно понять, что ты масштабируешь успех. Как только мы поймём, что это успех, и его можно масштабировать, мы начнём движение в регионы, похожие на Россию в части устройства малоформатной розничной торговли. Это часть стран бывшего Союза, некоторые страны Европы со схожей историей развития малой и традиционной розницы — Италия, Испания, Португалия, Чехия. Во Франции, например, традиционного бизнеса практически нет — всё сетями выжжено, — поэтому туда смысла идти нет.

В Азии достаточно много стран, которые имеют хороший потенциал для развития. И есть пока что непонятная, но заманчивая Южная Америка. Бразилия и Аргентина в перспективе нескольких лет выглядят очень интересными рынками.

ЮК: Малый бизнес цветёт на растущих рынках. Как только начинает расти экономика, за ней тянется и малый бизнес. И наоборот: если экономика падает, то малый бизнес в первую очередь подвержен сжатию. Собственно, это мы наблюдаем в России: начали заваливаться набок базовые отрасли экономики, на которых страна зарабатывает, — нефть, газ. Машиностроения у нас традиционно не было. Единственное, что более-менее управляется, это сельское хозяйство, в первую очередь благодаря тому, что наша валюта девальвировалась, и экономика продуктов сельского хозяйства сейчас выглядит достаточно неплохо. Плюс ко всему, мы огородились заборчиком, и некоторые ниши стали вообще полностью свободными.

АЕ: Сыр, например.

ЮК: Но, с другой стороны, мы видим, что происходит в магазинах. Отсутствие конкуренции ухудшает картину на полках наших холодильников.

ЕД: Покупать нечего, это факт.

АЕ: К вопросу о сыре. Если в Екатеринбурге с ним печальная ситуация, то в Алтайском крае — вообще отличная. Там его огромное количество, и производители местного сыра не знают, куда его продать. Между нами вроде бы небольшое расстояние, и можно наладить дистрибуцию. Но появление новых кровеносных сосудов, товаропроводящих цепочек — сложный и долгий процесс. Мало появления дефицита в какой-то области и появления производителя — нужно, чтобы наросла кровеносная система.

ЕД: Размер необходимых инвестиций в ваш проект теперь два миллиона долларов. Вы просчитывали ваш потенциальный безумный доход?

ЮК: Конечно, просчитывали. Инвесторы дают деньги в первую очередь под доход. Их интересуют исключительно деньги, результат.

ЕД: И сколько?

ЮК: Доход внушительный. По нашей текущей оценке, мы в состоянии зарабатывать три миллиарда в год с очень внушительной рентабельностью.

ЕД: Три миллиарда…?

ЮК: Рублей. По сравнению с долларами сумма, конечно, не очень большая, но для России и, в частности, Екатеринбурга история интересная. Это уже средний бизнес, и достаточно неплохой.

ЕД: Я буду держать за вас пальцы. Когда у людей получается реализовывать интересные идеи, это внушает оптимизм. Удачи вам и успехов от чистого сердца.

АЕ: Я думаю, что большая доля нашего успеха — в том, что есть люди, которые держат за нас пальцы и верят. Спасибо вам за это.

ЕД: Ждём вас в студии, когда вы безумно разбогатеете.

АЕ, ЮК: Обязательно.


Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^