Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,77$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,77$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,77$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Дмитрий Зимин: «Я состоялся по недосмотру советской власти»

×
Лекции 27 апреля в 20:32
Проблемы с видео?
В материале:

Зимин Дмитрий

Основатель и почётный президент компании «Вымпелком» Дмитрий Зимин сегодня один из самых богатых людей в мире. 24 апреля он провёл экскурсию по музею Ельцина для гостей фестиваля «Остров 90-х», где вспомнил о советском прошлом, первых коммуналках и безденежье. 

Также Дмитрий Зимин поделился собственным взглядом на эпохи Сталина, Хрущёва, Горбачёва и Ельцина, рассказал, как на его глазах разрушился Советский Союз и появилась новая Россия, поделился воспоминаниями о времени первых мобильников и бандитской Москвы. В финале экскурсии он рассказал, что считает самой большой ошибкой первого президента России и чего не хватает в его кабинете в Ельцин-центре.

подкаст


Точная дата, когда я почувствовал, что я больше не советский человек, — август 1968 года. Наши танки в Праге. Именно тогда у меня закончились последние остатки комсомольских иллюзий. Я чётко осознал, что во главе моей страны стоят бандиты.

* * *

Я считаю себя патриотом. Я понимаю, что родился и помру в этой стране, поэтому с интересом смотрю на мир, чтобы понять: что хорошего оттуда можно взять? Мне отвратительно, когда на мир смотрят враждебно. Моя история показывает, что с миром лучше дружить и всё лучшее из него приносить в свою страну. И, наверное, я патриот ещё и потому, что Россия единственная страна, за которую мне временами бывает мучительно стыдно. Бывают события в мире, которые вызывают во мне чувство негодования — «Как же так?!», — но стыдно мне бывает только за мою страну. Временами я о ней скорблю. И желаю ей всего хорошего, и пытаюсь что-то для этого делать.

* * *

Когда умер Сталин, мне было 20 лет. Очень здорово, что последние годы его правления сохранились в моей памяти. Я уверен, что нужно говорить о кошмаре сталинского периода, развеивать ложь по поводу неких «положительных моментов» царствования Сталина. На самом деле это был сплошной негатив. Все эти сказки: Сталин провёл индустриализацию. Врите больше! Сталинская индустриализация была построена на том, что путём тотального обнищания страны и разорения крестьянства за золото покупались готовые заводы на Западе — и Сталинградский тракторный, и все остальные. Покупались заводы, которые на тот момент производили более или менее современную технику, но не покупались условия, при которых люди могли создавать такую технику. Через десятки лет вся продукция этих заводов безнадёжно устарела, и Россия к 1980-м годам превратилась, как об этом писали, в «крупнейшую в мире промышленность, производящую бракованную технику». В полях страны стояли бракованные комбайны. Это была экономика планового абсурда, которая базировалась на так называемых достижениях. 

Дмитрий Зимин проводит экскурсию по музею Ельцина

* * *

Мой отец был репрессирован, когда мне было два года, и в том же году погиб в ГУЛАГе. Слава богу, моя мама от меня это дело скрывала. Я во всех анкетах писал: «Отец умер в 35-м году» — это была правда, — но не писал, где он умер. Позже отец был реабилитирован, маме пришла бумага об этом, и ему даже выплатили зарплату за его последние два месяца. У мамы была истерика. А я к тому времени уже работал в РТИ — особая важность, особая секретность. Если бы я хоть раз в жизни написал, что мой отец был репрессирован, я бы, конечно, не видел ни радиофакультета МАИ, ни работы… Я состоялся по недосмотру советской власти. 

* * *

В советское время было по крайней мере три типа телефонов-«вертушек», и двумя из них я пользовался. До них АТС работали в режиме «Барышня, соедините». Потом появились эти «вертушки», автоматические АТС, в первую очередь для правительственной связи. Была АТС-1 для самого верха и АТС-2 для более широкого круга, министров и так далее. АТС-1 стояла только лично у кого-либо — директора, начальника, — а АТС-2 могла быть и у секретаря. Мне как президенту «Вымпелкома» была поставлена АТС-2. У меня до сих пор сохранился справочник к ней. Это было очень, очень престижно. И, наконец, третьим видом связи была так называемая ЗАС — засекреченная автоматическая связь, но это отдельный разговор, в Ельцин-центре таких телефонов нет.

Телефон-«вертушка» в музее Ельцина

* * *

Ещё была такая ВЧ-связьЗакрытая правительственная и военная связь в СССР и России, использующая высокие частоты (ВЧ).: в гигантском институте у директора стоял единственный аппарат, и это была дальняя связь с объектами, с заводами. В справочнике к нему были все секретари обкомов, между прочим. АТС-1 и АТС-2 были только по Москве, а это была связь со всеми городами и республиками. Она и сейчас существует в том или ином виде.

* * *

Я с самого начала приветствовал Горбачёва. Он был мне очень симпатичен — симпатичнее, чем Ельцин, если говорить правду. Мы привыкли стесняться наших руководителей — Хрущёва с его ботинком, не говоря уже о Сталине и маразматике Брежневе… И тут появился Горбачёв! Боже мой, его любил весь мир, и мы его любили. И наш узкий круг здорово огорчало, что Ельцин и Горбачёв оказались противниками. 

Я был удостоен чести и приглашён на день рождения Горбачёва, 85 лет, в гостинице «Украина». Поразительная вещь: гигантский зал ресторана, много приглашённых, и среди них не было ни одного нерукопожатного. Всё были приличные люди. Необычайно трогательно. Великий человек.

* * *

Вообще, любопытно: Назарбаев и все эти члены Политбюро, коммунисты, строившие коммунистическое будущее, сейчас — по крайней мере, на уровне республик — все стали какими-то диктаторами, царьками. Из члена Политбюро — в царьки. Эти времена, на мой взгляд, не могут быть описаны никакой исторической наукой. Это общественные явления, которые нуждаются в анализе хорошего художника, писателя высокого уровня. Потрясающе интересный период в истории, который до сих пор толком не описан.

* * *

В Ельцин-центре сделали колоссальное дело. Я не знаю, где ещё эта эпоха отражена так вкусно и в то же время уравновешенно. Здесь нет особой апологетики. Со временем вы, по-видимому, сделаете отдельный небольшой зал ошибок Ельцина, в том числе одной кардинальной. Нет, я ничего не имею в виду (улыбается).

* * *

Вы помните «Год великого десятилетия»? Это 1963 год: десять лет после смерти Сталина у власти находился Хрущёв, и по этому случаю на экраны вышел фильм «Год великого десятилетия». Его сняли буквально в течение нескольких месяцев, и на этом великое десятилетие закончилось. Но чем ещё оно мне запомнилось… Помните, когда в Советском Союзе появилась туалетная бумага? Мы жили в коммунальной квартире, и мама с ужасом заходила в «места общего пользования», где до туалетной бумаги вешали газетку, — лишь бы на ней Сталин не оказался. Это была бы катастрофа!

* * *

В 1963 году мы жили в коммунальной квартире на Арбате, в центре. И там было дровяное отопление. Дровяной склад находился на том месте, где сейчас гастроном «Новоарбатский». 

* * *

Я женился, привёл жену в коммунальную квартиру. В то время в продаже стали появляться чешские книжные полки. В хрущёвках были бетонные стены, а дрели не было, и чтобы вешать эти полки, надо было сделать дырки в стене шлямбуромШлямбур — ручной ударный инструмент для пробивания отверстий в бетоне или камне. Выглядит как металлическая трубка с остро заточенными зубьями на одном конце. По другому концу шлямбура бьют молотком., а туда вставить деревянные пробки — в магазинах ничего не было. У меня это заняло всё лето — долбить стенку под полки и загонять туда деревяшки. 

Те самые книжные полки

* * *

В «магазине» в музее Ельцин-центра стоят приличные консервы, но не передан другой аромат торговли тех лет. Ведь как тогда шла торговля? Надо было сперва выстоять очередь в кассе и выбить то, иное или третье, причём кассы были разные — в бакалее, в гастрономии, в других отделах. Про это был ещё такой анекдот: бабушка подходит к кассе и говорит — «Выбейте мне мозги». После кассы надо было выстоять очередь к продавцу. Фасованных товаров не было. «Отрежьте мне 100 грамм чего-нибудь» — и тебе резали, упаковывали. Когда появились современные методы торговли, самообслуживание, это была какая-то революция.

Часть экспозиции в музее Ельцина: прилавок магазина

* * *

Я тридцать лет до 1991 года проработал в Радиотехническом институте имени Минца — это одна из ведущих организаций военно-промышленного комплекса, она занималась противовоздушной обороной. Мы были уважаемыми людьми, но зарплату нам перестали платить. Появились первые кооперативы… Ребята, вы не знаете, что это такое было. Кооперативы и малые предприятия, кроме всего прочего, умели делать невозможное: они умудрялись превращать безналичное в наличное. В Советском Союзе было несколько денежных систем. Были безналичные деньги, которые, по-моему, никто не считал. Наличные были строго лимитированы фондом зарплаты. И, наконец, были сертификаты «Внешторга», с которыми можно было заглянуть в магазин «Берёзка». Мы туда заглядывали только через окна. Ну, у меня сертификатов не было, я не знал, что там в «Берёзке». Жрать было нечего, а мы – инженеры. Как себя должно было прокормить первое КБ «Импульс»? И тут появились кооперативы.

* * *

Белый дом окружили, в нём отрубили электричество, водопровод. Ничего не работало. А у нас в «Вымпелкоме» тогда существовала первая экспериментальная сеть. Базовая станция стояла на здании МИДа на Смоленской площади, и связь была как минимум в пределах Садового кольца. Кто-то мне позвонил из Кремля и попросил дать два сотовых телефона, один для патриарха, а другой для Руцкого, чтобы они могли договориться. Я тут же их отдал. Но они не договорились. А телефоны так и не вернули, между прочим (улыбается). Это были такие дамские телефоны, кто помнит — Motorola Lite.

А вот тут, в витрине, телефон стандарта AMS, то есть нашей сети, «Билайн». Тогда ещё не было сим-карт, и каждый телефон надо было программировать — вколачивать в него номер. 

Один из первых мобильных телефонов

* * *

Помню 1996 год: первая в истории России президентская кампания. Я вспоминаю, как к нам относились в Европе и в Америке: «Боже, это ребята из Москвы! Из России!» Такая симпатия к нам была. Современные люди этого не знают.

* * *

Дефолт 1998 года колоссально сказался на нашем бизнесе. У него был один огромный разрушительный минус — мы оказались в значительной мере разорены. Но был и огромный плюс: тогда пытались уничтожить «Вымпелком», это был государственный бандитизм, и дефолт его прекратил. Были и плюсы и минусы, но больше плюсов.

* * *

В кабинете Ельцина в музее кое-чего не хватает. В реальном кабинете были книжные шкафы, и в них стояло довольно много книг — энциклопедии, что-то ещё было…

Дмитрий Зимин в кабинете Ельцина

* * *

В мае 2001 года я добровольно ушёл в отставку с поста генерального директора и президента компании «ВымпелКом». Так что я более или менее понимаю, что такое уходить в отставку. Я считаю это одной из позитивных вершин своей жизни. Вообще, вовремя уходить в отставку — это отдельная профессия (улыбается).


«Остров 90-х» в Екатеринбурге


Илья Лагутенко: «Я иронично отношусь к таким серьёзным музыкантам, как Юрий Лоза»



Ирина Прохорова (фонд Михаила Прохорова): «Чтобы бизнес в России стал силой, нужны десятилетия»



«Остров 90-х»: как это было




Продюсер: Надежда Махновская

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Оператор: Илья Одношевин

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Зимин Дмитрий

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^