Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Ирина Прохорова (фонд Михаила Прохорова): «Чтобы бизнес в России стал силой, нужны десятилетия»

×
Разговор на Малине 25 апреля в 20:11
Проблемы с видео?
В материале:

Прохорова Ирина

Редактор, издатель и соучредитель фонда Михаила Прохорова — об истинных причинах сноса памятников в мире и о том, почему деятели ельцинской эпохи сегодня потеряли влияние.

Подкаст


Надежда Махновская: В 90-е многие чувствовали атмосферу свободы, но разве многим она принесла счастье? 

Ирина Прохорова: Счастье — это понятие мистическое. Людям кажется, что сегодня они счастливы, но спустя время они понимают, что это было не так, и наоборот. Недаром на фестиваль 90-х приходит так много людей: выясняется, что, несмотря на все сложности, которые обрушивались на реформаторов в 90-е годы, люди понимают, что это и было самое счастливое время. 

НМ: Советские памятники сносят в Польше, на Украине. В России в 90-е происходило то же самое. Как вы считаете, есть ли необходимость в том, чтобы что-то разрушать и переименовывать? 

ИП: Я не сторонник тоталитарных методов управления в любой области. Разговор о памятниках, честно говоря, сложный. Нужно ли было сносить памятники Ленину? Большой вопрос; я думаю, что, может быть, и не стоило. Ведь важнее не сносить памятники, а дать людям представление об эпохе и о том, что это была за фигура. 

Меня больше беспокоит строительство новых памятников — например, Сталину, что я считаю во многом безнравственным. Возводить на пьедестал человека, убившего такое количество людей, — многое говорит о системе ценностей, которая навязывается обществу.

Памятники — это символические вещи, и очень важно, кто их ставит. А когда они так легко сносятся, это означает, что общество не признаёт их своими, что они были навязаны, а не выстраданы обществом. Апофеозом 1991 года, после того как было посрамлено ГКЧП, стало поднятие за шею памятника Дзержинскому; он фактически был повешен. Скажу вам честно: я испытала невероятный восторг, потому что это была страшная фигура карателя. То «повешение» стало символическим приговором режиму. Такой вариант я бы приветствовала. Но тотальное крушение приведёт к тому, что на освободившиеся места начнут ставить новых истуканов. Так что, возможно, надо было бы оставить старые памятники. А вот в решении вопроса о том, кому и как ставить новые памятники, городское сообщество и общество в целом должно принимать активное участие.

НМ: Почему российский бизнес, малый или крупный, не может стать силой, которая бы дала стране толчок, старт в счастливое будущее?

ИП: Потому что неосознанные традиции неожиданно проявляются на новых этапах развития. Сейчас мы готовим специальный номер «Нового литературного обозрения», посвящённый интеллектуальному наследию рабства. Он будет о том, как рабство, исчезнув в качестве социального института, продолжает подспудно воздействовать на разные стороны жизни в нашей стране. Почему российская буржуазия в XVIII веке не противопоставила себя помещикам — аристократии, — как она делала в Западной Европе? А потому, что она возникала с петровскими реформами в отсутствие свободной рабочей силы — все были крепостными, — и могла существовать, только одворянившись и используя крепостной труд. Первые промышленники становились дворянами, но фактически оставались помещиками. Проблема современной буржуазии, мне кажется, коренится именно в этом. 

Кроме того, современная буржуазия во многом поражена в правах, хотя на словах мы вроде бы поддерживаем бизнес. Система законодательства мешает ей развиваться, а из советского времени вышло широкое недоверие общества к «богатеям». Хотя вспомните, как выглядели наши города в конце 80-х — Москва была похожа чёрт знает на что, — и как они выглядят сейчас: это же результат буржуазного развития. И посмотрите, сколько возникло фондов и меценатов. 

Буржуазия как социальная страта важна; другой вопрос, почему она не может объединиться и отстаивать свои права. Впрочем, для этого требуется много времени, а мы очень нетерпеливые: то, что в других странах происходило десятилетиями и столетиями, мы хотим освоить за пять лет. Это невозможно.

НМ: По-вашему, почему никто из политиков и заметных людей ельцинской эпохи не сохранил своего влияния по сей день? 

ИП: Это \сложный и хороший вопрос. Деятели ельцинской эпохи были молодые реформаторы, которым теперь то предъявляют претензии, то говорят, что они молодцы. Я считаю, что они молодцы. Обратите внимание на то, сколько времени они были у власти: года не прошло, как их сместили. Кроме того, людей ельцинской эпохи, пусть и несомненных самородков, было не так много.

Основной средой тогда была среда бывших «красных директоров», а это был такой средний эстеблишмент. Из-за этого судьба реформаторов была драматична: на самый верх управления пришли новые люди, а в средних и нижних звеньях остались всё те же, кто зачастую торпедировал новые инициативы. Но влияние деятелей ельцинской эпохи было достаточно долгим, и пока они находились в разных структурах власти, я думаю, сохранялся и баланс и, в некотором смысле, здравомыслие. А вот когда окончательное большинство прагматиков и экспертов ельцинской эпохи ушли из структур власти, тогда и стал развиваться кризис, который мы наблюдаем сейчас. 

НМ: Когда вы чувствовали себя наиболее свободной: до 90-х, в 90-е или сейчас?

ИП: Конечно, в 90-е. И в самом конце 80-х, когда уже появилось ощущение наступающих перемен. Хотя мы постоянно испытывали страх, что всё может вернуться, и путч был для нас страшной травмой. В 90-е, особенно во второй половине, после победы Ельцина на президентских выборах, мы испытывали радость и раскрепощение. Когда так долго живёшь в обществе тотального надзора, ощутить наконец, что больше никого нет — ни партии, ни комсомола, ни каких-то освобождённых секретарей райкома, — и если у тебя есть силы и деньги, ты абсолютно свободен и можешь делать всё, что хочешь… Это уникальный, поразительный опыт, и он сохраняется надолго. Мне кажется, он меняет личность. Его невозможно выдавить никакими репрессиями.

НМ: Когда людям тяжело, они справляются с этим разными способами. В 90-е собирались на кухне и выпивали. Позже появились другие способы выплеснуть недовольство. Что делали вы?

ИП: Сидение на кухне продолжалось до тех пор, пока не появились первые кафе. В 1992 году, когда я открыла журнал, я снимала маленькую двухкомнатную хрущобу — это, в общем, и было наше интеллектуальное кафе. К нам приходили каждый день, и наш трудовой вечер заканчивался тем, что мы все садились пить чай — и не только чай — и обсуждали разные интересные моменты. Это была ужасно весёлая, бурлящая жизнь, хотя и очень нищая. Потом появились первые книжные магазины, которые тоже служили точками сбора. А потом социальная, светская жизнь стала постепенно распространяться за пределы кухонь и книжных.


Продюсер: Надежда Махновская

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Прохорова Ирина

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^