Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Олег Гощанский, КПМГ: «Сейчас ненормально высокий процент малых и средних предприятий находятся в торговле»

×
Разговор на Малине 19 апреля в 13:33
Проблемы с видео?
В материале:

KPMG, Гощанский Олег

Что делать малому и среднему бизнесу в условиях кризисной экономики и как работать с азиатскими инвесторами — разговор с председателем правления КПМГ в России и странах СНГ Олегом Гощанским.


Екатерина Дегай: Олег Николаевич, добрый день. 

Олег Гощанский: Добрый день. 

ЕД: В КПМГ концентрируется огромное количество информации о крупнейших российских предприятиях, и вам хорошо видно, что происходит в российской экономике. Как вы оцениваете нынешнее положение дел? 

ОГ: Ситуация в российской экономике на сегодняшний день не самая простая.

ЕД: Серая полоса?

ОГ: Кому какой цвет больше нравится (улыбается). Но потенциал у российской экономики, конечно, есть. Не всё зависит от бизнеса — на многое влияет регуляторная среда, инвестиционный климат, аппетит местных и внешних инвесторов. Но нужно всегда оставаться оптимистом. Многие предприятия доказали, что они способны не только выживать, но и продолжать свою деятельность. В наше время это уже не так мало. 

Смотрите также:

Александр Шохин: «После «Прямой линии» с президентом ко многим руководителям свердловских предприятий пришли прокуроры и следователи» (интервью от 18 апреля 2016 года)


ЕД: Уменьшились ли аппетиты в инвестиционной среде?

ОГ: Да, за последний год они уменьшились. Это объективная реалия, которую тяжело не замечать. На это повлиял симбиоз политических и геополитических факторов.

ЕД: Европейские инвестиции уменьшились, а азиатские не очень подросли?

ОГ: Азиатские игроки разные. Есть Китай, есть Индия, есть Ближний Восток. Китайская экономика — самая крупная в мире, и китайские партнёры с удовольствием покупали бы много; вопрос, сколько и за сколько. Они ведут весьма агрессивную переговорную политику и хотят всё и не за дорого. С ними нужно находить точки соприкосновения и делать это аккуратно. Они ведь люди неглупые и, понимая, что окно возможностей для них сейчас шире, чем для западных инвесторов, могут этим злоупотреблять. 

Инвестиции нужно привлекать так, чтобы это было выгодно и России, чтобы это была улица с двусторонним, а не с односторонним движением. Добиться того, чтобы инвестиции были в те отрасли и на тех условиях, которые необходимы российской экономике, непростая задача. Так что азиатские инвесторы, может быть, и не подросли, но, опять-таки возможно, это не так плохо. Вопрос в том, на каких условиях нужно их сюда пускать. 

Я считаю, что надо поближе присмотреться к Индии. Знаю, что в Екатеринбурге в июле пройдёт ежегодный ИННОПРОМ, и его страной-партнёром будет как раз Индия. Это правильное направление. Не надо ставить только на Китай. Индия — огромная, динамично развивающаяся страна с не меньшим потенциалом, чем у Китая. Возможно, с индийцами будет больше предметных бесед.

ЕД: Малый и средний бизнес сегодня популярная тема для обсуждения. КМПГ больше работает с крупными корпорациями, но, тем не менее, роль малого и среднего бизнеса очевидна всем. Однако добиться его роста почему-то не получается. В чём причины, на ваш взгляд? 

ОГ: Причин несколько. В первую очередь, нужно делать акцент на развитии малого и среднего бизнеса в сфере услуг — в строительстве, недвижимости, гостиничном хозяйстве, транспорте, образовании. Нужно стимулировать малый и средний бизнес там, где можно получить более высокую добавленную стоимость. Этого можно добиваться, приватизируя определённые компании в определённых отраслях, передавая государственные непрофильные активы в частные руки, стимулируя госкомпании закупать как можно больше услуг у частного сектора. И, разумеется, остаётся важным вопрос денежных поддержек — гарантий и кредитов на льготных условиях — и налогов.

Смотрите также:

Борис Титов: «У нас настолько плох деловой климат, что мы скоро вообще без бизнеса останемся» (интервью от 7 апреля 2016 года)


ЕД: Именно услуги кажутся вам перспективными?

ОГ: Да. Сейчас ненормально высокий процент малых и средних предприятий находится в торговле, что, в общем-то, понятно: и микропредприятия, и малые предприятия традиционно занимались именно торговлей. Само по себе это неплохо, но надо направлять их, как я уже сказал, в сферу услуг.

Ещё одна проблема: большое количество предприятий малого и среднего бизнеса по-прежнему находится в теневом секторе экономики. Сколько именно, оценить тяжело, но, по предполагаемой статистике, если средний мировой уровень теневой экономики 8%, то в России — от 12% до 40%. 

Чтобы поднять ВВП к 2030 году на планируемый по стратегической программе уровень, 90% роста должно прийтись на малый и средний бизнес. Сегодня доля малого и среднего бизнеса в ВВП страны — 21%; нужно выйти на уровень хотя бы в 40%. Это можно сделать за счёт уменьшения доминирующей роли государственных компаний: сейчас их более 50%, аномально много, а должно быть порядка 20-30%. 

Меры по облегчению ведения малого и среднего бизнеса — налоговые льготы, льготы по доступу к тендерам в крупных компаниях, подталкивание малого и среднего бизнеса в названные мной отрасли, стимулирование его выхода из теневого сектора, разработка мер для повышения эффективности его оперирования. Всё это комплексные и важные вопросы, и решать их необходимо. 

Читайте также:

Евгений Островский, Larixon Limited: «В России прекрасно можно вести бизнес. Всё познаётся в сравнении»

ЕД: Тогда важный вопрос: есть ли на то политическая воля? То, что вы перечисляете, тесно связано с государством. Есть ли понимание с его стороны?

ОГ: Понимание, что так делать надо, — есть. Декларация, что так делаться будет, — есть. Будет ли так на самом деле? — жизнь покажет. Надеюсь, что в условиях нынешней непростой экономической ситуации мы придём к консенсусу, что единственный выход — развивать малый и средний бизнес. 

ЕД: У «большой четвёрки» аудиторов высок интерес к Уралу — каждая компания имеет здесь представительство. Этот интерес обусловлен тем, что у нас много крупных промышленных корпораций?

ОГ: У «КПМГ Россия» девять офисов в девяти городах, из них два на Урале — в Екатеринбурге и Перми. Причём в Екатеринбурге мы уже дольше десяти лет, а в Перми скоро будем праздновать пятилетие. 

Мы идём в регионы по двум причинам. Первая — это интересные клиенты, которые являются локомотивами не только региональной, но и российской экономики. Вторая — люди. Урал богат талантами. Мы набираем в региональные офисы молодёжь из местных вузов, и наличие молодых кадров, которые готовы учиться и хотят работать и строить карьеру в КПМГ, это значимый фактор.

ЕД: Какие предприятия с вами работают? Это экспортно-ориентированные компании, которым важны сертификаты международных аудиторов для переговоров с иностранными партнёрами, или какие-то другие?

ОГ: В первую очередь это компании, ориентированные на экспорт — им это необходимо для работы на международных рынках и с контрагентами, для получения кредитов. Это публичные компании, которые выходят на международный рынок капитала. Но это также и компании, которые всё больше ориентируются на внутренний рынок — розница, сельскохозяйственные и строительные предприятия. Это компании, которые работают с российскими банками, и наличие МСФО-отчётности, заверенной компанией из «большой четвёрки», для них является условием для сотрудничества. В целом с нами работают прогрессивные компании, которые понимают, что за МСФО будущее и что это правильная деловая этика. 

ЕД: Какие особенности уральской экономики вы бы отметили?

ОГ: На Урале доля малого и среднего бизнеса в региональном ВВП ниже, чем в среднем по стране. Этому есть и субъективные, и объективные причины. Объективные — в том, что на Урале в принципе велика концентрация крупных предприятий, поэтому у малого и среднего бизнеса меньше поле для маневра. С другой стороны, есть и специфический момент: игрокам малого и среднего бизнеса на Урале не так просто получить финансирование. Есть административные вопросы, над которыми нужно задуматься, — количество проверок, степень сложности открытия предприятий. 

Уральский регион находится в локомотиве экономики России, и поднимать роль малого и среднего бизнеса здесь необходимо, особенно в таких отраслях, как услуги, транспорт, строительство, образование, туризм, гостиничное хозяйство.  

ЕД: Традиционно считается, что, когда в экономике происходит спад, компании начинают экономить на всём, в том числе и на аудиторских услугах. Происходит ли это сейчас?

ОГ: Сегодня все экономят на всём, не только на аудиторке и консультантах, и становится особенно важно, насколько ты востребован у клиентов. Высококачественный аудит необходим и в хорошее, и в плохое время, и те, кто встал на стезю работы с международными компаниями по заверению своей отчётности, понимают, что кризисы приходят и уходят, а деловая история и наличие МСФО-отчётности остаются. А многие компании, как вы упомянули, работают с внешними партнёрами, и для них работа с аудиторами просто необходимость. 

Цена наших услуг — вопрос сложный. Продавать в тяжёлые времена всегда труднее, чем покупать. Тем не менее, если ты востребован и качество твоих услуг на высоком уровне, то договориться всегда можно. 

Смотрите также:

Сергей Неклюдов, Deloitte: «Мы представлены в 150 странах, и из них Россия входит в топ-10 приоритетных рынков» (интервью от 4 апреля 2014 года)


ЕД: Не усложняет ли вам жизнь фактор «международности», который раньше был вашим плюсом? В 2014 году Госдума предлагала схему «российским компаниям — российские аудиторы», но вы юридически российская компания, и у вас этот риск нивелирован.

ОГ: Мы не юридически, а де-факто российская компания. У нас более 99% сотрудников — российские граждане, 90% наших партнёров, акционеры, управленцы — российские граждане. Налоги платятся в российскую казну. Более того, мы кузница кадров для российской экономики, министерств и госорганов. Ничего, кроме пользы, от работы компании «большой четвёрки» российская экономика и деловое сообщество не имеют. Сегодня много говорится про импортозамещение, так вот мы его ярчайший образчик — мы сделали российскую компанию под международным брендом. 

ЕД: Когда ситуация в российской экономике пойдёт вверх?

ОГ: 2016 год будет непростым, 2017-й — тоже сложным. 

ЕД: Самое популярное мнение, что раньше 2018 года не будет ничего хорошего.

ОГ: Наверное, с этим можно согласиться. Но тут есть внешние факторы. Санкции, скорее всего, будут смягчены, если не отменены совсем. Но если оставить санкции в стороне, то остаётся вопрос нефтяных цен. Нужны реформы, чтобы мы меньше зависели от цен на нефть. Если будут предприниматься правильные меры, то всё будет хорошо.


Продюсер: Надежда Махновская

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^