Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Александр Шохин: «После «Прямой линии» с президентом ко многим руководителям свердловских предприятий пришли прокуроры и следователи»

×
Разговор на Малине 18 апреля в 17:22
Проблемы с видео?
В материале:

Шохин Александр

Разговор с президентом РСПП о последствиях прямой линии с Владимиром Путиным и о том, как выстраивать «диалог» между бизнесом и силовиками, а также неутешительный прогноз относительно «Партии роста» Бориса Титова.


Ольга Чебыкина: Александр Николаевич, добрый день.

Александр Шохин: Добрый день.

ОЧ: У нас не так много времени на интервью, поэтому могу я сразу начать с плохого?

АШ: Давайте. 

ОЧ: Прогнозы по ВВП на 2016 год: МВФ даёт минус 1,8-1,9%, ЦБ РФ — минус 1,5%, достаточно фантазийная, на мой взгляд, версия министра экономического развития Алексея Улюкаева — минус 0,3%. К какой цифре вы склоняетесь? 

АШ: На съезде РСПП в марте этого года министр экономического развития образно выразился: изменение ВВП будет «около нуля». Но эти «около нуля», к сожалению, находятся с минусовой стороны. Строго говоря, и минус 0,3%, и минус 1% — это всё «около нуля». 

Мне кажется, разница в прогнозах во многом связана с разными предположениями, какой будет цена на нефть — 30, 40, 50, 60 долларов? Угадать цены на нефть практически невозможно, к тому же многое зависит от политики и геополитики, поэтому и прогнозы различаются. 

Мне как руководителю ведущей бизнес-ассоциации России, конечно, хотелось бы, чтобы правительство немного по-другому выстраивало свою экономическую политику, а именно: фиксировало, что для восстановления экономического роста нужны такие-то меры, и если эти меры — в том числе структурные реформы — осуществить, то у нас будет +2%, +3%, а может, и больше.

Сейчас дефицит бюджета у нас минус 3%, и многие считают, что по итогам года он может стать чуть больше. Чтобы бюджет был бездефицитный, нужно, чтобы экономический рост был как минимум 3%. 

ОЧ: У нас любят мерить индекс промышленного производства и другие показатели, сравнивая февраль относительно января или июнь относительно мая — когда страна полмесяца не работает, классно показывать прирост +25%. Тем не менее, Свердловская область демонстрирует стабильный рост индекса промышленного производства. Как бы вы оценили ситуацию с промышленностью в регионе?

АШ: Честный ответ примерно одинаков и для вашего региона, и для страны: мы топчемся на месте. Помесячные и поквартальные показатели, которые начали давать плюс в ряде регионов и по стране в целом, — это неустойчивый рост. В ряде случаев он связан с выполнением государственного заказа, в том числе оборонного; например, сирийская операция наших воздушно-космических сил помогала многим предприятиям оборонно-промышленного комплекса работать на полную мощность — продукцию поставляли, что называется, с колёс. 

Президента Путина в четверг на прямой линии спросили, по каким ещё объектам будут наносить удары наши ВКС, и я предугадал его ответ: лучше ударить по разгильдяйству и бездорожью.

Не нужно посылать бригады прокуроров и следователей в регионы и на предприятия, которые на прямой линии с президентом обозначили свои проблемы. Нам нужна устойчивая экономическая политика, а также, кстати, и политика взаимоотношений с правоохранительными органами. Для бизнеса важны прозрачность и предсказуемость. Ничего хорошего не выйдет, если по звонку или по указанию сверху будут приходить бригады и устраивать маски-шоу с арестами руководителей предприятий за то, что они не выплатили зарплату — а зарплату они не выплатили, потому что им самим не заплатили контрагенты, в том числе и государство. 

Читайте также:

«Прямая линия»: о чём Путин говорил с народом. Краткое содержание трёх с половиной часов в 12 цитатах.

ОЧ: На прямой линии Владимиру Путину был задан вопрос о задержке зарплат на рыбном комбинате на Шикотане, и в течение дня оттуда отчитались: всех арестовали, дела возбудили, предписания вынесли. Это что такое?

АШ: Скажу больше: я пообщался с руководителями предприятий Свердловской области, и многие сказали, что к ним уже пришли из прокуратуры и Следственного комитета и за задержки зарплат увели для разборок, изымают документы. Мне кажется, что это плохой сигнал и бизнесу, и властям. Нужно разбираться более серьёзно, и в ряде случаев нужно приходить к руководителям не предприятий, а федеральных, региональных и муниципальных структур, которые не выполняют свои обязательства. Кстати, президент говорил в начале прямой линии: важно, чтобы и спрос был обеспечен, и предприятия не были в предбанкротном состоянии. А если они в предбанкротном состоянии, то от визита бригады следователей и прокуроров они лишь быстрее обанкротятся — у предприятия изымут все документы, сервера и так далее, и оно просто не сможет работать. 

ОЧ: Получается, вот оно, слабое звено? РСПП много делает для того, чтобы улучшить взаимодействие бизнеса и власти, но есть ещё силовые структуры, которые сращены с муниципальными и региональными властями — вот оно, узкое горлышко.

АШ: В феврале я встречался с президентом Путиным, и он озвучил идею создания постоянно действующей рабочей группы по взаимодействию бизнеса и правоохранительных органов, в которую входил бы и представитель администрации президента. В конце марта мы уже провели первое заседание группы под председательством самого президента, в конце апреля проведём ещё одно, под руководством Сергея Борисовича Иванова. 

У нас уже есть пакет предложений по изменению законодательства с тем, чтобы сделать более прозрачным и предсказуемым взаимодействие бизнеса и правоохранительных органов на досудебной стадии — на стадии выемки документов и признания их вещественными доказательствами, на стадии доступа нотариуса к лицам, которые находятся в СИЗО или под домашним арестом.

Также мы поставили вопрос об изменении порога экономических преступлений, которые дают основание отнести их к тяжким или особо тяжким, за чем следуют и более жёсткие и длительные сроки заключения. Кроме того, мы предлагаем расширить перечень составов экономических преступлений, по которым в случае возмещения ущерба наступает освобождение от уголовной ответственности. Надеемся, что все эти предложения будут приняты в рамках весенней сессии Думы. 

Весенняя сессия, к сожалению, последняя для нынешнего состава Думы, и мы боимся, что депутаты увлекутся предвыборными дебатами и популистскими решениями. Но, тем не менее, если мы убедим президента внести эти поправки от своего имени, причём прицепив их к закону, который уже принят в первом чтении, то мы можем получить их в июне. 

Более того, мы не собираемся останавливаться — мы хотели бы и новой Думе предложить целый пакет поправок, которые сделают более прозрачной и предсказуемой стадию досудебного взаимодействия бизнеса со следователями, прокурорами, ФСБ и МВД. Безусловно, мы хотели бы, чтобы узкого горлышка здесь не было. 

ОЧ: Ведёт ли РСПП статистику по задержкам зарплаты на предприятиях, кроме тех случаев, которые были озвучены на прямой линии с президентом?

АШ: РСПП — это главное универсальное общероссийское объединение работодателей. Мы представляем бизнес в Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Все 30 мест в РТК со стороны работодателей — это квоты РСПП (но мы приглашаем туда и другие бизнес-объединения, в том числе Торгово-промышленную палату, «Опору России», «Деловую Россию»). На РТК мы регулярно рассматриваем самые вопиющие случаи невыплаты зарплат и пытаемся найти, в чём причина: в невыполненных обещаниях федеральных властей, в неэффективном менеджменте, в недобросовестных предпринимателях, которые имеют возможность платить, но не делают этого. Такой механизм есть, но, безусловно, его нужно сделать более публичным, регулярным и эффективным. Мы считаем, что лучше использовать механизм РТК, где встречаются социальные партнёры, профсоюзы, правительство и работодатели, чем высылать бригады и устраивать маски-шоу по сигналу сверху. 

ОЧ: Вы верите в «Партию роста» Бориса Титова и вообще в идею, что предпринимателям серьёзно поможет наличие партии, которая ориентируется на их интересы?

АШ: Нет, но не потому, что я член бюро Высшего совета партии «Единая Россия» и в некотором смысле несу ответственность за её экономическую предвыборную программу, а потому, что я не верю в корпоративные партии, будь то аграрии или женщины. Считаю, что нам, бизнесу, нужно работать со всеми здравомыслящими партиями, которые готовы защитить наши интересы. А специальная партия обречена, мягко говоря, на узкую поддержку электората. 

Разве разработкой пенсионной системы и реформы будет заниматься только партия пенсионеров? А предприниматели будут заботиться только о снижении фискальной нагрузки? Нормальный предприниматель понимает, что ему нужно думать и о социальной ответственности бизнеса, и о пенсионной системе, и о благотворительности, и об экологии, и о страховании ответственности владельцев опасных объектов. Баланс интересов здесь возможен лишь во взаимодействии с другими заинтересованными сторонами и политическими силами. А создать партию и назвать её таким узким термином, как «Партия роста»… Дай бог, если у Бориса Титова и его коллег что-то получится, но мне кажется, что нужно работать с широким электоратом — и с пенсионерами, и с женщинами, и с крестьянами, и с предпринимателями, и с рабочими. 

Смотрите также:

Борис Титов: «У нас настолько плох деловой климат, что мы скоро вообще без бизнеса останемся» (интервью от 7 апреля 2016 года)


ОЧ: Готовясь к интервью, я анализировала конкурентные преимущества Свердловской области. Казалось бы, их должно быть немало. Мы уже обращались к теме дорог: вы ездили в особую экономическую зону «Титановая долина» на транспорте? На «Газели», например? 

АШ: Боюсь, что не доеду (улыбается).

ОЧ: В том-то и дело. И резиденты боятся. 

АШ: Я недавно ездил из Нижнего Тагила в Екатеринбург. Дорога местами очень хорошая, особенно когда на ней появляется большая разделительная полоса с деревьями — понимаешь, что лобового столкновения не будет. Но местами она узкая, и, мягко говоря, холмистая. И это одна из лучших дорог в Свердловской области. 

ОЧ: Я знакома с потенциальными резидентами «Титановой долины» — они говорят: «Мы не располагаем временными ресурсами, чтобы два с половиной часа ехать по буеракам смотреть экономическую зону, свободную от всего на свете, но с несуществующей дорогой». 

АШ: Ничего, мы построим высокоскоростную магистраль Москва — Казань — Екатеринбург — Урумчи — Пекин, и от неё будут ответвления во все особые экономические зоны, в том числе в «Титановую долину». Правда, жаль, что не все резиденты будут жить в это чудесное время (улыбается).


Продюсер: Надежда Махновская

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Шохин Александр

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^