Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 11 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 11.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Дмитрий Реутт (бюро R1 и Twelve): «Имея офис в Лондоне, ты можешь работать по всему миру»

×
РБК-Недвижимость. Екатеринбург 12 апреля в 18:35
Проблемы с видео?
В материале:

Реутт Дмитрий, Спирина Екатерина

А также

Огни Екатеринбурга

Какой должна быть жилая недвижимость и чем, в частности, хорош формат апартаментов — разбираем на примере объекта «Огни Екатеринбурга».


Екатерина Дегай: Дмитрий, добрый день.

Дмитрий Реутт: Добрый день.

ЕД: Прежде чем мы начнём разговор об особенностях проектирования и создания апарткомплексов, хочу спросить про вашу личную историю. Вы являетесь одним из собственников и основателей компании Twelve, которую создали совместно с архитектором Мэттом Картрайтом. Как возник этот союз британского и российского архитектора?

ДР: Наша история началась в 2008 году, когда я работал в одной девелоперской компании и заказал один из проектов в компании RMJM, лондонский офис которой в то время возглавлял Мэтт. Мы вместе выиграли — я на стороне заказчика, он на стороне архитектора — несколько архитектурных конкурсов, сделали хорошие проекты. Потом на время потеряли связь. А в 2012 году я приехал к нему с предложением открыть собственную компанию, которая бы занималась архитектурой на мировом уровне. Мне это было интересно просто потому, что это была моя мечта, а ему — потому что он на тот момент уже был готов сменить работу наёмного архитектора на предпринимательство. 

В декабре 2012 года мы открыли свой офис. Назвали компанию Twelve, потому что была дата 12.2012, и наша фантазия исчерпала все названия. 

Сначала нас было четверо. Мы хорошо начали с проектами в России. Запустили один проект в Англии — университет в Шеффилде. В прошлом году он был построен и введён в эксплуатацию. Конечно, нашим проектом был не весь университет, а инженерный корпус, но это тоже достаточно большое здание. 

The Diamond, корпус университета в Шеффилде / twelvearchitects.com

Здание вмещает 5000 студентов / twelvearchitects.com


Постепенно мы выросли до десяти человек, какое-то время нас было 11. Символической цифры 12 мы ещё ни разу не достигали (улыбается). Сейчас работы чуть поменьше, и наш штат варьируется в зависимости от количества выполняемых проектов. 

Из того, что мы делаем сейчас, 80% работ сосредоточено в Англии и Европе и только 20% осталось в России. 

ЕД: А где в Европе?

ДР: Мы участвовали в конкурсе на проектирование офисного здания в Барселоне. Сейчас проектируем жилые дома под Лондоном, один из которых в этом году пошёл в стадию строительства. Разрабатываем ещё несколько концепций для различных университетов в Англии, поскольку именно специализация в образовательном секторе заработала нам определённое имя.

Из знаковых российских проектов остался международный аэропорт «Южный» в Ростове-на-Дону. Мы тоже выиграли его на конкурсе, сделали всю архитектурную часть и довели его до рабочей документации.

Строительство аэропорта должно быть завершено к чемпионату мира по футболу 2018 года / twelvearchitects.com

В основу проекта легла концепция аэропорта как воздушного моста / twelvearchitects.com

ЕД: Вы сказали, что у вас была мечта. Что это за мечта — «я уеду жить в Лондон»?

ДР: Для архитектуры и проектного бизнеса в европейской части мира Лондон — это центр. Конечно, есть шикарные и классные архитекторы во Франции, в Германии, в скандинавских странах, но эти компании, как правило, сосредоточены на внутреннем рынке и редко вырываются на международный рынок. Лондон — космополитичный центр, в котором проектировщики работают по всему миру. Проектировать в среде, которая не завязана на определённый город, казалось интересной идеей. Это разность культур, разность городской среды, разные идеи и проекты, другие люди. 

ЕД: российский рынок вам сейчас интересен или неинтересен? В кризис в России строить нечего?

ДР: После того как возникла большая разница в валютах, российский рынок стал менее интересен. Западный специалист теперь очень тяжело вписывается в бюджеты почти любых коммерческих проектов. Место есть, но там, где действительно нужны уникальные иностранные компетенции.

ЕД: Нашу страну любят сравнивать с европейскими странами. Традиционный вопрос: есть ли между нами понятные, чёткие отличия? Мы обсуждали этот вопрос с Нилом Уайтхедом, который строит в Екатеринбурге Opera Tower, и он отметил две особенности Англии. Во-первых, там у архитектора более значимая роль — именно архитектор определяет, какой должна быть смета проекта, а не пытается в неё вписываться. А во-вторых, в Англии строят гораздо медленнее, чем в России. Что бы вы отметили со своей стороны? 

Смотрите также:

Нил Уайтхэд, архитектор OPERA Tower: «В России ты можешь увидеть своё творение до того, как покинешь этот мир» (интервью от 29 сентября 2015 года)

ДР: Я согласен с этими утверждениями. В целом отличия между нами существенные. Наверное, общее только одно: и здесь и там все работы проходят одни и те же этапы. Но в нашем случае многое завязано на процедуры согласования архитектуры и градостроительных решений в городе; это, наверное, самые сложные точки, которые должен пройти архитектор. В Европе и Англии эти вопросы, как правило, решены путём конкурсного выбора архитектора; любой, даже не очень значимый проект стараются реализовать через конкурсную процедуру. Проводится большая работа с общиной того места, где строится здание. Для английских градостроителей и административных органов важно общественное согласие с проектом, который появится в том или ином месте. Проводятся опросы, ведётся работа с районными администрациями. Но это происходит заблаговременно — даже до того, как возникает архитектура. Эта стадия достаточно долгая, она может длиться годами. Но потом, когда получено принципиальное разрешение, процесс проектирования, как правило, уже ничего не сдерживает. 

ЕД: Вам нравится Екатеринбург с архитектурной точки зрения? 

ДР: Да, мне нравится Екатеринбург с архитектурной точки зрения (улыбается).

ЕД: Многие рассуждают о том, насколько он сбалансирован и гармоничен. Как вы относитесь к подобным спорам?

ДР: Мне кажется, иногда мы чуть-чуть преувеличиваем значение стилистики фасадов и архитектурных решений. Я убеждён, что нет единственного правильного варианта застройки. Главное, чтобы она имела определённый характер и людям было удобно в ней жить. Я считаю, что город был бы скучен, если бы состоял из зданий, которые полностью сочетаются между собой и абсолютно однородны.

ЕД: Вы сами планируете жить в Екатеринбурге?

ДР: Сегодня мы живём в глобальном мире, поэтому я не знаю ответа на этот вопрос. Но пока я не делаю ничего, чтобы бы уводило меня в другую страну. Даже с учётом того, что мы уже три года как открыли офис в Лондоне, большую часть времени я нахожусь в Екатеринбурге.

ЕД: Вернёмся к апартаментам. Это достаточно спорный формат недвижимости, к нему относятся очень по-разному. Что вы о нём думаете?

ДР: Для меня апартаменты — это в первую очередь жилая среда. Проектируя комплекс апартаментов, мы всерьёз следим за параметрами комфортности и безопасности, которые присущи жилому дому. Апартаменты от жилья отличает определённая гибкость, в которой мы можем не применять те или иные нормы, определённые законодательством для жилья. 

ЕД: Это способ обойти эти нормы? 

ДР: Мы не исключаем ни одной функции, присущей жилому дому. Приведу пример: в «Огнях Екатеринбурга» сделана детская площадка. Если бы «Огни» были жилым домом, она должна была бы быть вдвое больше. Но девелопер принял решение, что она будет компактной, огороженной зеленью, и на ней будет стоять качественное оборудование. А интересно ли будет на ней играть, зависит не только от её размера, но и от того, что на ней расположено. 

Так вот, апартаменты — это способ сконцентрировать усилия на том, что людям нужно. К примеру, в нашем жилье часто страдает качество подъездов и входных групп. В «Огнях Екатеринбурга» входная группа и подъезд организованы как у отеля высокого класса или жилого дома бизнес-класса. Большой ресепшн, где всегда есть улыбающиеся девушки, которые тебе всё подскажут и расскажут. Этого лишены жители домов классом ниже.

В «Огнях Екатеринбурга» такси может удобно подъехать со стороны двора к подъезду, что редкость, потому что почти все дворы сейчас закрыты. В «Огнях» многие вопросы были решены именно с точки зрения комфорта проживания.


Примечание

Показательно, что Дмитрий не только проектировал комплекс, но и сам в нём живёт. Кроме него, в «Огнях Екатеринбурга» живёт ещё один архитектор — Екатерина Спирина, руководитель архитектурной студии ROCK, до этого носившей название «Проект ОСА». Сейчас компания Екатерины занимается благоустройством придомовой территории комплекса.

Екатерина Спирина:

Нам повезло, что мы сумели подключиться к этому проекту. Мы занимаемся благоустройством территории около дома. Например, на месте серого забора появится двухъярусная терраса для отдыха взрослых, с которой они смогут любоваться отличным пейзажем Исети. Будет доработана детская площадка, мы поделим её на две части: в одной будет большая стильная песочница, в другой — зона для детей шести-восьми лет. Будут сделаны отличные беседки, в которых можно будет проводить время, даже когда идёт дождь. Будет много зелени и деревьев, а также модные стильные скамейки с подсветкой.

Часть территории возле «Огней Екатеринбурга». которую благоустраивает студия ROCK

Екатерина Спирина:

Для меня важна безопасность, и в «Огнях» есть такая система, как контроль доступа. У каждого человека есть карточка, с которой он может попасть только к себе на этаж.

Екатерина Спирина:

Моя самая любимая вещь, которая придаёт мне силы и желание вставать по утрам и работать — это огромные панорамные окна. Я засыпаю с огнями Екатеринбурга, просыпаюсь и вижу прекрасную панораму. Это самое классное, что здесь есть.



ЕД: В «Огнях» на последних этажах есть апартаменты с высоченными потолками. Это стремление приблизить их к элитному варианту жилья? 

ДР: Это просто история о том, что должна быть вариативность. Жильё не штампуется — вот это элитное, это бизнес-класс, это комфорт. Классы — это профессиональный жаргон, которым мы пользуемся, чтобы хоть как-то обозначить уровень того, о чём говорим. Жить в апартаментах большой площади с большим потолком может человек скромнее, чем тот, кто живёт несколькими этажами ниже в более маленьких апартаментах. Тут нет разделения. 

В последнее время мы видим, что во всех отраслях рынка наметился тренд диверсификации и разнообразия. Я всегда привожу пример с автомобилями: несколько лет в линейке BMW или Mercedes было пять-шесть автомобилей. Сейчас линейки удвоились. Mercedes выпускал один джип, потом два, сейчас, наверное, пять разных штук. 

То же в недвижимости: нельзя подогнать всех потребителей под одну гребёнку и варьировать квартиры по площади — тебе поменьше, тебе побольше. Нужно дать вариативность по оснащению, по высоте потолка, по виду из окон, по планировке. Это гораздо больше, чем мы давали обычно. 

Мы делали компактные планировки, предполагая клиента, который живёт в комплексе не постоянно, а периодически — может быть, такого клиента, у кого есть загородное жильё или который приезжает в Екатеринбург работать по делам на длительные командировки. Также мы предполагали, что здесь могут жить обычные молодые пары с семьями и детьми, и делали планировки, похожие на двух-, трёх- и четырёхкомнатные квартиры со всеми удобствами. 

ЕД: Кухня здесь почти везде объединена с гостиной зоной. 

ДР: Я бы не сказал, что это тренд. Мне кажется, это закономерное желание потребителя. Когда апартаменты проектировались отдельно, застройщики часто сталкивались с необходимостью делать перепланировкиу — люди просили снести перегородку между кухней и комнатой. Поэтому мы пришли к обратному сценарию: пускай лучше они построят эту перегородку или как-то ещё изолируют кухню от гостиной, если понадобится. 

ЕД: Есть в этом проекте что-то, чем вы особенно гордитесь? 

ДР: В первую очередь, я горжусь его удобством. Это то, что не лежит на поверхности, но заложено внутри. Удобство, например, в том, как продуман доступ к комплексу на автомобиле. Приезжая на такси или пользуясь паркингом, я могу попасть в свою квартиру, не попадая под дождь и не проходя по улице.

Удобство в том, что мне не надо идти до контейнерной площадки в ста метрах от здания, чтобы выбросить мусор — я спускаюсь на лифте в паркинг, где встроена мусорокамера, где чисто и опрятно. Да даже такое банальное удобство: когда мы в последний раз забыли выключить утюг, то позвонили на ресепшн и попросили девушек подняться и сделать это. Это мелочь, которую не получить в обычном жилом доме, потому что вы же не отдадите охраннику на первом этаже свои ключи.

Это то, на чём комплекс был построен: ты можешь жить и экономить время. Все продукты можно купить в супермаркете внизу. В будущем планируется открыть здесь кафе и ресторан; уже сейчас открылась кофейня. Есть инфраструктура, с которой ты постоянно взаимодействуешь, и большое удобство комплекса в том, что вся она под рукой и гармонично встроена в твою жизнь. 

ЕД: Очень важный фактор, что вы сами здесь живёте. Но есть интересная особенность, про которую мне рассказали в управляющей компании: вы владеете одним из апартаментов, а ещё один арендуете, то есть ждёте и хотите посмотреть, приживётся этот формат или нет. Почему так?

ДР: Я считаю весомой проблемой отсутствие возможности попробовать жильё, сделать его «тест-драйв». Не пожив, ты не почувствуешь, насколько тебе хорошо и комфортно в этом районе, как работает связь с твоей работой, офисом, фитнес-центром. Поэтому когда возникла возможность арендовать то, что я, по сути, купил, и оценить, стоит ли мне продолжать тут жить, я, безусловно, решил ей воспользоваться. Это быстро, доступно и, ещё раз, удобно. Думаю, что потребитель чуть позже оценит, насколько он удобен или неудобен, и какая жизнь в нём сложится.


Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^