Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,18$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,18$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,18$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Многие режиссёры занимаются самоудовлетворением, а я хочу удовлетворять людей»

×
Разговор на Малине 21 марта в 18:59
Проблемы с видео?
В материале:

Брейтбург Ким

Ким Брейтбург, любитель крепкого словца — о бродвейских тенденциях в российском шоу-бизнесе и времени фриков на эстраде. О чём обязано молчать жюри популярных телевизионных шоу, почему молодые артисты всё чаще предпочитают мюзикл эстраде и чем российские звезды кардинально отличаются от западных.


Надежда Махновская: Ким Александрович, добрый день.

Ким Брейтбург: Здравствуйте.

В Екатеринбург Ким Брейтбург приехал на репетиции мюзикла «Дубровский» по повести А. С. Пушкина. Премьера мюзикла состоится в октябре 2016 года на сцене Свердловской государственной детской филармонии.

НМ: Мы буквально сорвали вас с репетиции. Как вы оцениваете происходящее на сцене?

КБ: Пока на сцене ничего не происходит, занятия идут в классах. Оцениваю позитивно. Дело новое, в том числе и для нас.

Никаких особых проблем пока не наблюдается, происходит корректировка состава: люди перемещаются с одной роли на другую, разные моменты уточняются. Но в целом я доволен.

НМ: Вы лично приезжали на кастинг для мюзикла. Людей на него приглашали, можно сказать, с улицы — мог прийти любой желающий. Но когда вы ставили мюзикл в Минске, в нём участвовали студенты университета культуры и искусства. Почему в Екатеринбурге решено было попробовать всех желающих?

КБ: Не могу сказать, что это люди с улицы; кастинг в принципе прошёл довольно избирательно. Я много делал всяких телевизионных шоу, и на телевидение люди приходят вообще без разбору — там действительно много фриков, смешных персонажей, любителей петь караоке, каждый из которых мнит себя чуть ли не Карузо и думает, что он замечательно поёт, а на самом деле демонстрируется в основном кухонное пение. Но, естественно, приходят и хорошие, талантливые люди. А здесь, в Екатеринбурге, пришли преимущественно а) студенты вашей консерватории и театрального вуза, б) солисты, хористы и артисты театров; и очень небольшая доля людей других профессий, которые вообще не имеют отношения к музыке и театру. 

НМ: А фрики были?

КБ: Да, было несколько смешных человек, эксцентричных персонажей. 

НМ: Они не прошли кастинг?

КБ: Нет, конечно. 

НМ: Интересен ли мюзикл современной молодёжи? С телевидением понятно — там все идут за славой…

КБ: Я думаю, что за мюзиклом будущее. Это жанр, позволяющий артисту проявиться во всех его лучших качествах: играть роли, участвовать в диалогах, то есть демонстрировать талант драматического актёра, и при этом ещё и петь, танцевать, исполнять некие пластические моменты. Там есть все атрибуты актёрской профессии, поэтому для профессиональных актёров, в том числе и драматических театров, это интересное дело. 

А что касается молодёжи, то мне кажется, что предложение в шоу-бизнесе несколько опережает спрос. Людей, которые могут собрать тысячную или полуторатысячную аудиторию, в стране очень немного. Остальные где-то мелькают, мы их где-то видим, но в основном это уровень свадеб и корпоративных гулянок. Бытовое обслуживание населения. 

Мне кажется, что художественные устремления у молодых ребят могут находиться как раз в области мюзикла, на стыке жанров — эстрады, музыкального и драматического театра. Одним словом, в получении выхода на настоящую сцену, где люди не сидят подшофе и закусывают оливье, а приходят именно для того, чтобы посмотреть и послушать артистов, проникнуться эмоциями, которые им несут со сцены. 

В Америке Бродвей и вся система мюзиклового бизнеса служит как бы артистическим лифтом — сначала есть Офф-Офф-Бродвей, потом Офф-Бродвей, потом сам Бродвей, и пока молодые люди проходят все ступени, они набираются колоссального профессионального опыта, потому что работают с опытными постановщиками, балетмейстерами, сценографами, режиссёрами. Они попадают на Бродвей, а оттуда уже путь в Голливуд, на большую сцену, в большой шоу-бизнес, где записи выходят миллионными тиражами и так далее. Это путь к большим деньгам и большой славе. Я думаю, что мы тоже к этому идём, потому что в разных городах, в провинции ставится всё больше и больше мюзиклов. 

Смотрите также:

Разговор с Максимом Дунаевским о мюзикле «Весёлые ребята», который поставили в Екатеринбурге на его музыку, а также о массовом искусстве, политике и наградах (интервью от 16 декабря 2015 года)


НМ: Когда вы ставили «Дубровского» в Минске, то об этом писали так: «рок, нео-классика и R&B в одном романе». Насколько точно, по вашему мнению, дано определение музыкальным жанрам? И современная обработка мюзикла — она, опять же, чтобы молодёжь привлечь?

КБ: Когда я был помоложе, я много работал и гастролировал на Западе; мы с моей группой объездили всю Европу, побывали во многих странах. Я мог наблюдать, как люди относятся к музыкантам. На Западе обыватели не проводят разницы между академическими музыкантами и, например, рок-музыкантами, а у нас она глобальная. У нас всё-таки есть пренебрежительное отношение к эстраде и не то чтобы благоговейное, но окрашенное некими снобистскими оттенками отношение к академическому искусству. На Западе люди, добивающиеся успеха, пользуются уважением в независимости от того, в каком жанре или стиле творят. Там уважают успех.

То, что мюзикл — «Дубровский», а номера — поп-музыка, рок-музыка и стилизованная нео-классика, для меня абсолютно естественно. Мы рассказываем историю Пушкина.Ммы, кстати, её не извратили — не повесили нашим героям мобильные телефоны, не дали им в руки «Калашниковы», у нас ничего этого нет. Пушкинский сюжет передан достаточно бережно. Задача была — сделать из литературы драматургическое произведение, поэтому музыка там есть разная. Там же несколько слоёв: есть общество помещиков; есть романтические герои — Дубровский, Маша и их взаимоотношения; есть народ, который в начале присутствует как челядь и крестьяне, а потом — как взбунтовавшиеся разбойники. Я сторонник клипового метода; мне кажется, в современной жизни сложно удержать внимание людей на одной монотонной ноте. Люди привыкли к другому темпу: информации много, она калейдоскопическим образом меняется, и удержать внимание публики довольно сложно. Поэтому у нас в мюзикле тоже всё меняется. 

НМ: Вы ставили этот мюзикл на разных театральных площадках — в новосибирском театре музыкальной комедии, в Крыму, в Минске. У екатеринбургской постановки будут какие-то особенности?

КБ: Безусловно, будут. Во-первых, постановку каждый раз приходится адаптировать под конкретных людей. Отчасти это связано с менталитетом; менталитет актёров, работающих в этой постановке, и публики, в общем, совпадает. Недаром некоторые режиссёры говорят, что если спектакль нравится актёрскому составу, который работает в этом городе, то есть гарантии, что он понравится и публике. Актёры же не с Луны свалились, это не инопланетяне. Они живут в этой среде и являются её частью, поэтому по их реакциям и энтузиазму можно следить, будет успешен спектакль или нет. 

НМ: Мы брали интервью у Алексея Франдетти, который ставит музыкальную драму «Бернарда Альба», и он говорит, что время веселья и шампанского прошло — сейчас нужны серьёзные мюзиклы, которые говорят со зрителем по душам, и таков бродвейский тренд последних пяти лет. 

Смотрите также:

Алексей Франдетти: «За пять недель мы полностью делаем спектакль в Музкомедии. Это бродвейская система» (интервью от 18 февраля 2016 года)

КБ: С другой стороны, я слышал его же высказывание, что он с удовольствием поставит комедию. Я смотрел его интервью, и он говорит, что теперь ему хочется поставить что-нибудь весёлое. 

НМ: А вы за развлекательность или?..

КБ: Я считаю, что здесь жанр неважен — комедия это, или трагедия, или драма. Я больше бью не на интеллектуальный, а на эмоциональный ряд. Я считаю, что жанр мюзикла может быть и серьёзным, и развлекательным, но самое главное — он должен быть адресован эмоциональной сфере человека. Если эмоции при восприятии не включены и мы всё оцениваем только разумом, это нехорошо. Если нас получается волновать и возбуждать — значит, эффект достигнут, а трагедия это или комедия, не столь важно. Важно, чтобы эмоции вибрировали. А когда нам просто демонстрируют некие интеллектуальные выверты, у меня это не вызывает никакого уважения, потому что я понимаю, что человек просто выпендривается. Это самоудовлетворение, а я хочу удовлетворять людей. 

Мы всегда говорили, что русские люди открытые, но сейчас, если человек трезвый, то он довольно зажатый. Так просто он перед вами душу не выложит. Если рюмку хряпнет, то, может быть, и поговорит с вами по душам, а в иных ситуациях люди стали довольно закрытыми. А мы — я и мои соавторы — хотим дать людям эмоциональную встряску, чтобы они оттаяли, придя на наш спектакль. И мы нацелены на простых людей, не на театральных снобов. 

НМ: Напоследок о ваших телевизионных проектах — «Народный артист», «Битва хоров» и других. Это своеобразные шоу «за стеклом», которых много на всех каналах. Эта тенденция сохранится, на ваш взгляд?

КБ: Думаю, что в целом сохранится. Мировые тенденции говорят о том же. Могу сказать, что эти телевизионные шоу отчасти похоронили шоу-бизнес: человек, который в профессиональном смысле ничего собой не представляет, может быть воздвигнут на пьедестал, а потом выясняется, что это был жупел, пустышка. Но на какой-то момент этот человек может стать звездой. Любовь народа за деньги не купишь, потому что люди в массе своей мудры. Народ, конечно, можно обмануть, но тяжело. Через некоторое время раскрывается, что это была дутая величина, и человек сдувается как проект. Но с помощью телевидения, конечно, можно сделать такой искусственный проект.

Мало того, эти крупные телевизионные проекты дают молодым людям иллюзию, что они звёзды. Это ощущение нагнетается: «Ты уже звезда! Как прекрасно! О, как великолепно!» Хотя члены жюри могут зайти в гримёрную и тут же на месте сказать, что всё это было полное … Но на камеру сказать это порой бывает трудно. Есть определённые установки, что можно говорить, а чего не нужно, потому что это влияет на рейтинг, в том числе и самого участника жюри. Если человек будет злобствовать и критиковать всех участников, которых поддерживает молодёжь… Может быть, он критикует абсолютно по существу, объективно и профессионально, но в итоге он окажется самым плохим, потому что про него напишут, что он зануда, ничего не понимает, слишком старый и так далее. И люди берегутся — даже звёзды. Кому нужно, чтобы тебя охаяли в сетях? Поэтому все ведут себя аккуратно. А на самом деле на экране подчас просто дутые величины, и как только софиты выключаются и телевизионный сезон заканчивается, люди исчезают, хотя они блистали на экране 15 минут назад. 

НМ: А настоящих талантов нет, что ли?

КБ: Есть! Кое-кто всё равно остаётся. Просто есть фильтр жизни. Какие-то люди остаются и обретают свою аудиторию, но это просто ступенька, а дальше — некий плацдарм, который человек либо осваивает, либо уходит в тень. 

НМ: По вашему мнению, сейчас время фриков или время талантов?

КБ: Время фриков, я думаю, не настанет никогда. А время талантов никогда не пройдёт. Талантливые люди будут определять и музыку, и любые другие жанры искусства. Другое дело, что у индустрии телевизионных шоу есть разбег — там компот из фриков и талантливых людей. Но сама жизнь их потом фильтрует и расставляет по местам.


Продюсер, интервьюер: Надежда Махновская

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Брейтбург Ким

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^