Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Александр Васильев: «Исламизация — это будущее моды, в том числе в России»

×
Разговор на Малине 10 марта в 18:44
Проблемы с видео?
В материале:

Васильев Александр, Чамовских Александр

Разговор о том, каким видит будущее моды известный эксперт, а также о том, насколько своевременны такие проекты, как Chamovskikh Jewellery House, громко презентованный в Екатеринбурге.


Екатерина Дегай: Добрый день!

Александр Васильев: Добрый день.

Александр Чамовских: Здравствуйте.

ЕД: Александр, вы знаете толк в ювелирных украшениях. Как вам здесь [в Chamovskikh Jewellery House]?

АВ: Произвело очень большое впечатление.

ЕД: Вы, рассуждая на тему импортозамещения в моде, говорили, что спрос на всё отечественное касается и модной индустрии. Как вы оцениваете уровень российских ювелиров? И выгодно ли им сейчас работать, учитывая, что из-за курсовой разницы цена на тот же Cartier выросла в разы?

АВ: Российские ювелиры растут на глазах, но импортозамещение в любом случае не может касаться самого материала. Сапфиры — это Цейлон, изумруды — Колумбия или Африка, и, как ни крути, мы никогда не сможем это изменить. Камни приходят со всего мира, и бриллианты не все якутские; есть очень много южноафриканских, но огранка всё равно делается в Верпене или в Амстердаме — не знаю секреты дома Чамовских.

АЧ: Последние несколько лет возрождается российская огранка бриллиантов. В Москве работает несколько крупных ограночных производств — хотя, конечно, при поддержке иностранных инвестиций, потому что оборудование для этого дорогостоящее и в России на таком уровне не производится, — и сейчас огранка на 50-60% российская. Сырьё якутское, АЛРОСА — всё покупается на бирже. 

Также у нас есть много израильской и бельгийской огранок — они тоже одни из самых лучших в мире. Я лично езжу по всему миру в поиске лучших драгоценных камней для своего ювелирного дома.

Александр Чамовских, владелец Chamovskikh Jewellery House

ЕД: Мы находимся в новом ювелирном салоне, который рассчитан на взыскательную и платёжеспособную аудиторию. Но все мы понимаем, что на дворе экономический кризис. Почему вы решили открыть свой салон прямо сейчас?

АЧ: Кризис — не только проблема, но и новые возможности. Рынок стал чище от импорта, с него стали уходить более мелкие компании. Конечно, упал и потребительский спрос; проблемы одинаковые для разного рода бизнеса. Но, тем не менее, открывается много возможностей для поиска помещений, для поиска великолепных кадров; если в потребительский бум ювелиров днём с огнём не сыщешь, то сейчас в этом плане есть плюсы. 

АВ: Женщины всегда хотят быть красивыми — в кризис или вне кризиса. Знаете, я сегодня летел в Екатеринбург из Шереметьево и думал: «Кризис, кризис…» — а в очередь в бизнес-класс передо мной стояло человек 30. И я думаю: а чего же они в бизнесе летают, если такой кризис? Я думаю, что люди, у которых были деньги не в рублёвом эквиваленте, от кризиса не пострадали.

ЕД: Если продолжать поиск аналогий: у того же Cartier есть фонд современного искусства, и Александр решил…

АВ: Создать фонд.

ЕД: По крайней мере, подарить Екатеринбургу культурную площадку. И вот сейчас в город привезли коллекцию уникальных платьев. Вы знатный коллекционер — у вас 55 тысяч экземпляров. Я не могу даже представить себе такое количество платьев одновременно.

АВ: Я сам не могу представить. Это всё, конечно, очень-очень впечатляет.


ЕД: Можете оценить то, что можно посмотреть в Екатеринбурге?

АВ: То, что я увидел, произвело на меня большое впечатление. Это большие имена, прекрасные фильмы, замечательная коллекция, оригинальная презентация. Я уверен, что люди будут с радостью ходить туда.

ЕД: Будет ли у Екатеринбурга возможность посмотреть часть вашей коллекции?

АВ: Пока у Екатеринбурга нет манекенов. Многие города просят меня дать коллекцию и всегда натыкаются на одну и ту же проблему: нет манекенов, нет подиумов и нет витрин. Когда вы думаете об этом, вы задаётесь вопросом: «Ну как же? Город такой богатый, а ничего подобного нет». Оказывается, нет. 

Сейчас у меня стоит прекрасная выставка «100 лет моды в России» в 64-м павильоне на ВДНХ. Все манекены были импортные — ещё до ссоры с Турцией мы купили их в Стамбуле. Мы заказали их по той простой причине, что даже в Москве не могли найти 100 одинаковых манекенов тех параметров, которые нам необходимы.

ЕД: Вы приблизились к осуществлению вашей идеи организовать в России музей моды?

АВ: Приблизился. В Москве уже открылся мини-музей моды в Гостином дворе. Правда, на первой выставке показывали только восемь платьев, две шляпки и один сундук; красиво, но мелко. Это приблизительно столько же, сколько сейчас выставлено здесь, так что можно сказать, что в Екатеринбурге тоже есть музей моды. Десять платьев звёзд кино — это тоже музей, правда?

ВДНХ идёт навстречу; там появится кластер музейных коллекций. Я надеюсь, что 64-й павильон будет оставлен за мной, и сейчас я готовлю там большую коллекцию «Кино и мода». Она откроется 28 апреля и будет посвящена гардеробу советских кинозвёзд — Светлана Светличная, Наталья Фатеева, Татьяна Самойлова, Надежда Румянцева, Клара Лучко, Любовь Орлова, Людмила Целиковская и другие знаменитости этого времени будут представлены своими нарядами.

Александр Васильев, историк моды

ЕД: Надеюсь, что когда-нибудь музей моды появится в полноценном варианте.

АВ: И я надеюсь, но это зависит не только от меня, но и от внешних причин, в том числе и финансовых. Но за это время я смог открыться в Литве, которая, в отличие от России, с распростёртыми объятиями захотела иметь музей моды. Страна маленькая, привлекательных культурных проектов не так много, и они с удовольствием предоставили мне музей «Арсенал», где я выставляюсь уже восемь лет подряд. Мне выделено 1200 квадратных метров, плюс 300 под хранилище. Литовцы сказали: «С удовольствием», пока в России в это же время говорили: «Ну, мы не уверены, что мы хотим. Мы ещё не решили…»

АЧ: Будем брать пример с литовцев.

ЕД: Может быть, такой музей появится не в Москве, а в Екатеринбурге?

АВ: Да, в Екатеринбурге тоже наверняка есть интересные коллекции. Надо с чего-то начать. Может быть, то, что делает ювелирный дом Чамовских, и есть источник, который поможет нам сделать такие культурные проекты.

ЕД: Вы Кассандра от моды и можете предсказывать далеко вперёд; помню, в 2008 году вы предсказали моду на бороду у мужчин…

АВ: Помните, да?

ЕД: …И вот сейчас мы это видим. 

АВ: Да, причём люди говорили: «Как это может быть? Да такого не будет никогда!» И все бороды носят, заметили?

ЕД: Расскажите, что будет? 

АВ: Платок на головах у женщин. И длинные платья, как у вас, по покрою галабеи или джеллабы — потому что ваше платье полностью арабское, и у вас есть всё, кроме чёрного платка, чтобы стать мусульманкой. Подумайте об этом. И Западная Европа, и Россия стремительными шагами идут к исламизации общества. И я знаю, что моё заявление вызовет в интернете море эмоций. 

ЕД: А ювелирные украшения?

АВ: Ювелирные украшения всегда будут в моде. Человечество не придумало других ценностей, кроме золота, платины, серебра, бриллиантов, изумрудов, сапфиров и рубинов, а ведь мы все знаем, что скромность — лучшее украшение для девушки, когда у неё нет других украшений.

Смотрите также:

Мила Германовски, модельер-дизайнер, работавшая в Calvin Klein и Голливуде: «В мире моды всё завязано на деньгах. Ты можешь создать коллекцию, а продажники скажут, что эти вещи не продадутся» 

Ник Лурье, портной и представитель Louis Purple в России: «В России сейчас есть пять достойных закройщиков»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^