Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Павел Лунгин: «Сталинское время стало восприниматься неадекватно. Пришло время сделать фильм»

×
Разговор на Малине 2 февраля в 19:30
Проблемы с видео?
В материале:

Лунгин Павел

Известный кинорежиссёр — о том, почему так популярны сериалы, в том числе его «Родина», о триллере «Дама пик», который вот-вот выйдет в прокат, а также о намерении снять картину про Сталина.


Екатерина Дегай: Павел Семёнович, добрый день.

Павел Лунгин: Добрый день.

ЕД: Благодаря вам каждый посетитель Ельцин-центра как будто становится участником кинокартины под названием «Семь дней». Я знаю, что вы сравниваете этот музей с фильмом, и знаю, что вы почти сразу согласились принять участие в проекте. Как родился образ «семи дней»? Это отсыл к сотворению мира?

ПЛ: Я просто понял, что нельзя снова делать музей про то, как Борис Ельцин родился, пошёл в школу, кончил институт, вот его аттестат из института и так далее. В этом есть что-то унылое. Мне хотелось сразу начать с какого-то удара: первый день, первый зал — Политбюро, скандал, заявление о выходе, и пошла его история как политического деятеля. Она началась именно там, в тот момент, когда он был сначала изгнан, а потом сам вышел из Компартии. Противопоставив себе Коммунистическую партию СССР, он родился.

ЕД: Вы рассказывали, что выбрали самые тяжёлые семь дней, и было очень непросто убедить представителей Фонда, что нужно сфокусироваться именно на них. 

ПЛ: Да, но, с другой стороны, я их как-то убедил. Нам всё-таки нужен Отелло в тот момент, когда он ревнует и убивает, а не когда он с удовольствием кушает мороженое из вазочки, понимаете? 

Мы сразу поднимаем накал эмоциональной включённости в экспозицию. Мне понравилось это делать; я испытывал огромное удовольствие и прямо-таки творческие взлёты. Придумать, что можно просто взять и поставить троллейбус в зал, или можно начать экспозицию с комнаты советского человека с включённым телевизором, а потом через дверь выйти на реальные баррикады — оказывается, что всё это возможно делать. В этом смысле экспозиция правда похожа на кинодекорации.

ЕД: Процитирую вас: «В России нет исторического сознания. Факты никого не интересуют; мы живём мифами». Наверное, точно так же это утверждение относятся и к фигуре Бориса Николаевича Ельцина. Как вам кажется, удалось ли сохранить в музее баланс между реальностью и мифотворчеством?

ПЛ: Мне кажется, мифов здесь как раз довольно мало. Это очень реальная история. Здесь могут быть эмоциональные мифы — тот же троллейбус или дырки от пуль в стене на стенде, посвящённом Чеченской войне. Но документы очень честны и нелицеприятны, и мы видим, как всё было непросто, как против него голосовали, как его не любили, какое сопротивление было у депутатов. Это ужас: каждый день он вёл борьбу. У него вообще не было мгновения для почивания на лаврах.

ЕД: А как вы относитесь к эпохе 90-х? Вы в это время жили во Франции. Что лично для вас представляют собой Борис Ельцин и 90-е? 

ПЛ: В 91-м году я был в Москве — жил, на самом деле, между Францией и Россией — и, честно говоря, радовался. Может быть, это эгоистичная радость, но у меня возникла возможность снимать и жить, как я хочу, появился успех. Воздух свободы, отсутствие демагогии, лицемерия, суконного языка, которые сейчас возвращаются в официальные речи. Человек, занимающийся искусством, вообще живёт в языке, внутри языка. Это было что-то ужасно живое, и это чувство живой жизни, свойственное тем десяти годам, пропало.

ЕД: В 2012 году вы сказали: «Кризиса нет, когда ты мёртвый. Температура не поднимается только у трупа; значит, мы — живое общество». Как вы это воспринимаете сейчас, в 2016 году? В декабре 2015 года на Украине вас включили в список людей, представляющих угрозу. 

ПЛ: Что вам сказать? У трупа поднялась температура (улыбается). Трупы иногда ходят и даже летают, как мы знаем из Гоголя. 

Сейчас мы живём в такое время, когда есть такое количество истолкователей… я не знаю, откуда взялись эти тысячи и тысячи политологов, которые всё время говорят и толкуют и трут какой-то шаманизм. Мы живём в тяжёлое, непростое время, когда мы потеряли многие из ельцинских свобод. Это очевидно. Мы близки к потере свободы слова, хотя вроде бы и говорим. Как-то всё избирательно. Мне кажется, что в каком-то смысле сейчас время, когда каждый человек может своим личным выбором, личной позицией, личным компромиссом или смелостью выбрать время, в котором он живёт. Сейчас многовременное время. 

ЕД: Поговорим про кино. Ещё раз процитирую вас: «Кино — это противоядие от жизни. Раньше им была литература. Если жизнь воспринимается как процесс заболевания, кино действует болеутоляюще, помогает пережить и утешиться». Сейчас снимается много сериалов; знаю, что вас они тоже привлекают — вы сняли успешный сериал «Родина». Насколько сериал похож на кино? Может ли он быть болеутоляющим средством? 

ПЛ: Наверное, может. Проблема в том, что художественный фильм в большой степени выдавливается в пространство детского кино. Все большие проекты, многомиллионные американские фильмы, это всё-таки кино для детей. Там кто-то летает в космос, метеориты, какие-то железные дровосеки бьют друг друга палками по голове. Это детское чудо, волшебство. Эти фильмы не касаются сложностей человеческого существа: что такое предательство, что такое измена, как жить, когда ты любишь, а тебя — нет. Все многоуровневые сложности, всё то, чему были подчинены великие фильмы Бергмана, Висконти, Алена Рене и другое высокое кино — эти проблемы больше не входят. Это детское кино, кино-зрелище, кино компьютерных игр. Дети покупают билеты и составляют кассу. Дети могут по десять раз ходить на один и тот же фильм: вот они, миллионы падают.

Сериалы, наоборот, взяли на себя функцию романа. Они занимаются психологизмом и сложными отношениями, медленно развиваются. «Войну и мир» можно рассказать в сериале, а в фильме — практически нельзя. В этом смысле сериалы необходимы.

Но всё равно всё будет. Не надо думать, что фильмы умрут. Человечество жадное, оно ни от чего не отказывается. Кино не убило театр, театр не убил книгу, телевидение не убило кино. Всё одновременно живёт и сосуществует. 

Вообще, для хорошего сериала нужен очень высокий, литературный материал. Если в фильме ты можешь пролететь два часа на энергии, на музыке, на действии, на одной мощной эмоции, то в сериале у тебя должен быть потрясающий по качеству первоисточник, сценарий. В этом смысле американцы, конечно, как всегда опередили всех, потому что они пишут совершенно блистательные сценарии. А снимать мы умеем не хуже.

ЕД: Есть ли у вас сейчас материал, по которому вы могли бы создать ещё один сериал?

ПЛ: Нет, не думаю. Не вижу этого. Отнесём их на пенсию. Пока есть силы и возможность, хочется снять ещё несколько фильмов. 

ЕД: В этом году должен выйти ваш фильм «Дама пик». 

ПЛ: Да, он уже почти готов. Осталось полтора-два месяца технологической работы. 

Бэкстейдж съёмок фильма «Дама пик»

ЕД: В его основе лежит беспроигрышный материалФильм «Дама пик» основан на сюжете оперы П. Чайковского «Пиковая Дама», написанной по одноимённому произведению А. Пушкина., но его сценарист — англичанин Дэвид Сэйдлер, обладатель «Оскара» за сценарий к фильму «Король говорит». Вы часто говорили, что в России вообще нет хороших сценаристов, и в этом проблема российского кино. 

ПЛ: Да. Но у меня там четыре сценариста, фильм писали и по-английски, и по-русски. Как раз англичанин для меня сделал не так много. 

ЕД: Есть ли ещё что-то неизвестное широкой публике, над чем сейчас работаете или думаете? 

ПЛ: У меня есть проект по роману «Эсав» замечательного израильского писателя Меира Шалева. Это совершенно прекрасный, очень политичный, напряжённый роман; я купил права и пишу сценарий. 

Сильно думаю о том, чтобы… (задумывается) Мне кажется, что пора напомнить и сделать что-то про лагеря, про ГУЛАГ. Это нужно и обществу, и мне внутренне. Люди всё-таки забывают о том, из какого мира мы пришли и что пережили. История делает с человеком чудеса: кажется, всё, что было — это как корь, которой болел ребёнок, и как это было прекрасно, и мама ему читала. Он болел корью, а память пытается всё это украсить и улучшить. Сталинское время стало восприниматься абсолютно неадекватно, и кино — один из способов ударить в колокол.

ЕД: Сложная тема.

ПЛ: Сложная, тяжёлая. Надо как-то сделать её увлекательной, чтобы люди пошли. 

ЕД: В своё время много говорили о вашем фильме «Царь», посвящённом времени Ивана Грозного, и сейчас вы снова хотите обратиться к такой неоднозначной политической фигуре. Наверное, будет не меньший резонанс. 

ПЛ: Ну, я ещё ничего не начинал. Я ещё не знаю, как это делать, на основе какого материала. Я пока в раздумьях. 

ЕД: 2016 год — год кино в России. Как вы думаете, будет ли российскому кино уделено большее внимание, чем обычно? И в каком, на ваш взгляд, состоянии оно вообще находится? Пациент скорее жив?

ПЛ: Скорее жив, конечно. Фонд кино работает, министерство культуры даёт деньги. Всё сложно и забюрократизировано, но, тем не менее, всё это происходит. По крайней мере, я не знаю ни одного талантливого режиссёра, который сидел бы годами и не мог ничего сделать, и ни одного яркого сценария, который не получал бы поддержку. Просто есть статистический процесс: только один из двадцати фильмов получается, поэтому нужны сотни картин, чтобы получить с десяток хороших.  

ЕД: Можете ли вы кого-то похвалить, назвать хорошее отечественное кино?

ПЛ: Мне очень нравится Василий Сигарев. Считаю, что «Страна ОЗ» — блестящий фильм. 

Василий Сигарев: «Кто-то видит в «Стране Оз» только пошлость. А на самом деле это про любовь»

ЕД: А чем он вам понравился?

ПЛ: Талантом. Неожиданным анализом нашего общества. Тем, что все эти люди, несмотря на свою внешнюю маргинальность, остаются живыми людьми с живой речью. Ну, нельзя же сказать, чем понравился. Понравился.


Досье Malina.am

Павел Лунгин, советский и российский кинорежиссёр и сценарист
Лауреат Каннского кинофестиваля. Народный артист России. Президент Международного кинофестиваля имени Андрея Тарковского «Зеркало». Почётный член Российской академии художеств. Офицер Ордена Почётного легиона (Франция, 2012 год).
Родился в 1949 году в Москве. Окончил отделение структурной и прикладной лингвистики МГУ, через несколько лет — режиссёрское отделение Высших курсов сценаристов и режиссёров (мастерская Г. Данелия и М. Львовского). В кино пришёл как сценарист в 1976 году. 
В качестве режиссёра Лунгин дебютировал в 40 лет. На главную роль в свою первую режиссёрскую работу, фильм «Такси-блюз», он пригласил известного андеграундного рок-поэта, лидера группы «Звуки Му» Петра Мамонова. За эту картину в 1990 году Лунгин получил приз за лучшую режиссуру на Каннском кинофестивале. Следующей совместной звёздной работой Лунгина и Мамонова стал фильм «Остров» (2006 год), затем «Царь» (2009). В 2012 году вышел «Дирижёр». 
Свой первый сериал «Родина» Лунгин снял в 2015 году, он вышел на телеканале «Россия». Сейчас к выходу на экраны готовится триллер «Дама Пик». 
Кроме того, Павел Лунгин разработал концепцию семи дней для музея Ельцина в Екатеринбурге. 

Смотрите также:

Василий Сигарев: «Кто-то видит в «Стране Оз» только пошлость. А на самом деле это про любовь»

Рома Либеров: «Если бы самому последнему гопнику выдать хоть чуть-чуть достоинства…»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Роман Бороздин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Лунгин Павел

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^