Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -18°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,17$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -18°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,17$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -18°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,17$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Дмитрий Ревякин, «Калинов мост»: «Пусть они там в Кремлике посиживают, а нам не мешают дела делать»

×
Разговор на Малине 19 февраля в 19:15
Проблемы с видео?
В материале:

Ревякин Дмитрий

Лидер легендарной рок-группы — о том, где искать «скрепы», как заработать на жизнь, исполняя «агробит-рок», и о юбилейном туре «Тридесятое царство».


Ольга Чебыкина: Дмитрий, добрый день.

Дмитрий Ревякин: Добрый день, здравствуйте. 

ОЧ: Вы объездили с гастролями много городов и много где жили — творческая судьба вас побросала в прямом смысле от Камчатки до самых окраин. 

ДР: Где нас только не носило. 

ОЧ: Но живёте вы в Москве — и мне это кажется диким, поскольку я немного знакома с вашим творчеством. Вы сибиряк, росли в посёлке, всё это вам близко, и поёте вы про это. «Агробит» — смешное определение вашего стиля, которое вы дали в одном интервью…

ДР: Это шутка была, да. 

ОЧ: Понимаю, но всё равно это близко к земле. И вдруг — мегаполис. Это странно.

ДР: У нас так устроено, что Москву не обойти вообще никак. Мой самый любимый город на нашей необъятной Евразии — это Чита, и я бы там с радостью жил, потому что там много солнца; количество солнечных дней примерно сопоставимо с крымским, даже больше. Вы меня в этом смысле понимаете: сегодня над Екатеринбургом солнце, и настроение совсем другое. Но жизнь складывается так, что я хоть и не живу в Москве, но провожу там большое количество времени. 

ОЧ: То есть это такая творческая, не побоюсь этого слова, коммерческая обусловленность? 

ДР: Да, скажем так. Надо решать многие вопросы, связанные с функционированием группы, и делать это приходится в Москве. 

ОЧ: Вам хватает того, что зарабатывает группа? Говорят, что богат не тот, у кого много, а тот, кому хватает. Ни в коем случае не хочу вас обидеть, но концерт в «Олимпийском» в силу многих и многих причин вам вряд ли по силам. И Филипп Киркоров на обложке GQ — это одна история, а ваша музыка и творческая деятельность — совсем другая. Вам хватает?

ДР: На жизнь хватает. Никто не умирает, дети растут, хватает даже на перелёты к родителям в Забайкалье каждое лето. И в Новосибирске часто приходится бывать. Самое главное — чтоб была работа, а как она оплачивается, зависит от многих условий.

ОЧ: Вы довольны своей творческой судьбой?

ДР: Ещё как! Для подростка, выросшего в Забайкалье, провинциальная группа, которой вот уже 30 лет — мне кажется, очень круто.

ОЧ: Вы не провинциальные, вас знают как минимум по всей России. Кстати, 30 лет — замечательный возраст и для человека, и для группы. В этом году отмечал юбилей Свердловский рок-клуб, и вы одновременно зрели буквально по соседству. Были ли у вас важные пересечения с Кормильцевым, с Бутусовым?

ДР: Всё это знакомые и близкие мне люди, и Николай Грахов тоже. В феврале или в начале марта 87-го года мы впервые побывали в Свердловске и выступали в рок-клубе на одной сцене с «Наутилусом» и группой «Чайф», и «Алиса» ещё прилетала. Поэтому вы представляете, сколько лет нашей дружбе. 

ОЧ: В каких отношениях вы с коллегами по цеху? Это питается теми приятными воспоминаниями из прошлого, потому что вы всё-таки выросли из одних штанишек, или вы и сейчас поддерживаете активный контакт?

ДР: Мы даже делали трибьют Александру Башлачёву, то есть брали его произведения, делали аранжировки и в авторитарном порядке приказывали нашим суперзвёздам их исполнять (улыбается). Все откликнулись: и Вячеслав Бутусов, и Юрий Шевчук, и Константин Кинчев, и Эдмунд Шклярский, — и я им всем благодарен. Это сообщество, стартовавшее на одной волне, когда страна жила одними ожиданиями, меня до сих пор греет, и ностальгические воспоминания меня регулярно посещают.

ОЧ: Вас часто просят определить жанр своей музыки, и я нашла в разных интервью порядка 20 определений. Как правило, вы отшучивались, но одно из них мне показалось очень точным: «Я как живу, так и пою». Как вы сейчас живёте? Что вы привезли на эти гастроли? 

ДР: У нас юбилейный год, и мы будем год, два, три, четыре, пять отмечать 30-летие группы, потому что это серьёзный, солидный рубеж. Мы будем играть в этом году обзорную программу из тех песен, которые принесли нам мировую известность, составили нашу многомиллиардную, не побоюсь этого слова, аудиторию и придали группе межгалактический статус. Наряду с произведениями, которые мы сочиняли в студенческие годы, будут звучать и более поздние. 

ОЧ: Какие темы вас заботят сейчас как человека, неравнодушного к происходящему? Вы реагируете на политические события: когда был Майдан — была песня. Когда происходят тектонические сдвиги, вы в своём творчестве их отражаете. Что вас сейчас волнует, беспокоит, огорчает как поэта?

ДР: Огорчает больше всего наша неустроенность в евразийском плане. Огорчает, что непонятно, для чего молодёжи жить. 

ОЧ: Потерянное поколение? 

ДР: Оно не потерянное, но сегодняшняя ситуация, на мой взгляд — бульон, из которого что-то либо сварится, либо нет. Я надеюсь, что небо и в этот раз не обойдёт нашу страну стороной, и будут какие-то просветления и у нашего руководства, и у нас, музыкантов, и вообще у всех, чтобы мы взялись и что-то сделали, и было не стыдно умирать. 

ОЧ: Мне кажется, вы тот человек, с которым нужно обсудить скрепы, которые все ищут — то, ради чего жить, некую национальную идею, то, что должно скрепить и сплотить. Было много разговоров о том, что 70-летие Победы — однозначная, всем понятная тема, и все действительно почувствовали единение друг с другом. 

ДР: Безусловно.

ОЧ: Но праздник прошёл. Что ещё? 

ДР: Про скрепы… Я могу говорить о себе и о своих друзьях, которых у меня на нашей огромной территории очень много, и за наши 30 лет они, появляясь, как правило, не исчезают с горизонта и помогают нам в нашей деятельности. Главная скрепа для мужчины — чтобы у него было дело. Если он работает и знает, что у него надёжный тыл — жена, подруга, дети, — тогда он рвёт и грызёт зубами и малахит уральский, и слюду забайкальскую, и что угодно. А как это дело выполнять — конечно, многие поездили и посмотрели, как то или иное делают за рубежом, и сейчас приходят к тому, что надо соблюдать определённую технологию, и тогда дело пойдёт. Я надеюсь, что благодаря здравому смыслу, который всё-таки присущ нашему мужскому населению и будет подбадриваем женской половиной, всё получится. На руководство я особо не надеюсь, потому что у нас всё сложно. И им сложно — я их понимаю, более того, я им даже благодарен, что в руководстве не я, а они, а то бы мне пришлось всё распедаливать. Пусть они там в Кремлике и посиживают, а мы будем заниматься своими делами. Одна просьба — пусть они нам не мешают. 

ОЧ: Вы как-то сказали, что прямо-таки ненавидите демократию. Это так несовременно — сейчас все как раз борются за сохранение неких демократических ценностей, которые каждый определяет для себя по-разному. Вы находитесь в авангарде.

ДР: Демократия — многослойное понятие. Была полисная демократия в Греции, была ещё какая-то. Сейчас у нас американская демократия всем навязывается, есть какая-то европейская демократия — это всё сложно. На мой взгляд, на нашей территории это не пройдёт. 

ОЧ: Я думаю, вы полагаете, что нам монархия подходит. 

ДР: Это вообще утопическая идея, не знаю. 

ОЧ: А разве у нас сейчас не царь?

ДР: Нет, конечно. 

ОЧ: Как это? Последняя надежда на него — если что-то не решается, нужно писать письмо президенту, как батюшке-царю. 

ДР: Я понимаю, о чём вы говорите. Просто так у нас жизнь выстроена. Что такое наша история? Общинность плюс власть. Если власть надёжная, твёрдая, пусть временами жестокая — тогда и община, назовём её так, чувствует себя уверенно и хорошо. А иначе возникают нерешённые вопросы, накапливаются ошибки, всё это перерастает в дегенеративное состояние и грозит катастрофой. Посмотрим, интересно. Мы живём в очень интересное время. Я счастлив, что родился в это время. Я захватил ещё Советский Союз и надеюсь, что качества и достижения социализма в нашей будущей истории будут использоваться. 

ОЧ: Спасибо вам за откровенный ответ. На такие сложные темы редко отвечают так открыто. Ну, бог с ними. Вернёмся к песням. 

ДР: Песни — это всё. Это квинтэссенция. Удачная песня — это дар божий нам всем. Причём песня может быть разная — может быть сиюминутная, может быть для одного момента, но потом ты слышишь эту песню и вспоминаешь тот момент, когда тебе было хорошо или плохо. Это даже не лакмус; я не знаю, что это. Наверное, это тот пятый элемент, про который Голливуд снимает фильмы. 

ОЧ: Страшно жалко, что вы пришли без гитары. Я знала, что вы придёте к нам в гости, и даже не попросила об этом организаторов, потому что беседовала со многими артистами, и многих, прямо скажем, бесит, когда их просят что-то спеть. 

ДР: Да я и без гитары могу спеть, если надо.

ОЧ: Вот! Потому что мне говорят: «Вы же не просите лётчика показать, как он летает! Почему я каждый раз должен это демонстрировать?»

ДР: Нет, всё зависит от настроения и от состояния. Вот сегодня — прекрасный солнечный день, и душа поёт, потому что солнце нам для того и дано, чтобы мы пели, заряжались, делали добрые дела.

ОЧ: А давайте! Это будет крутым финалом.

ДР: (поёт) 
Когда с тобой мы наступали
В одном полку ударных сил
Рассвет вставал, кровями алый
И мрачный ворон кружил!

ОЧ: Дмитрий, вы потрясающий.

ДР: Да, Ольга, я вам благодарен, что мне пришлось находиться сегодня здесь, в этом прекрасном месте, и созерцать огромный прекрасный уральский город. На сегодняшний день это действительно как открытка, и это очень здорово, потому что я повидал много городов. Спасибо каналу РБК, и до встречи.

ДОСЬЕ Malina.am

Дмитрий Ревякин, лидер группы «Калинов мост». Член Союза писателей России
Родился в 1964 году в Новосибирске. Учился в Новосибирском электротехническом институте. В студенческие годы, в 1986 году, организовал группу «Калинов мост». В её творчестве рок-музыка сочетается с русскими народными песнями и славянской мифологией. Сам Дмитрий Ревякин называет музыку группы «Калинов мост» «новыми казачьими песнями». 
В 2007 году он выпустил сольный проект «Жатва», ставший заметным явлением в российской музыкальной индустрии: проект был признан одним из самых мультиинструментальных за всю историю русского рока. 
Дмитрий Ревякин живёт в Москве, активно гастролирует. 
В этом году «Калинов мост» отмечает 30-летие. В Екатеринбург Дмитрий Ревякин приехал в рамках юбилейного тура «Тридесятое царство».

Смотрите также:

Алексей Могилевский: «Nautilus Pompilius — это вообще не Бутусов»

Настя Полева: «Я снова учусь петь»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Ревякин Дмитрий

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^