Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -22°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,32$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -22°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,32$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -22°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,32$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Алексей Франдетти: «За пять недель мы полностью делаем спектакль в Музкомедии. Это бродвейская система»

×
Разговор на Малине 18 февраля в 16:10
Проблемы с видео?
В материале:

Франдетти Алексей, Театр музыкальной комедии

Молодой амбициозный режиссёр — о том, почему он занимается мюзиклами, как он выбрал Свердловскую музкомедию для постановки драмы «Бернарда Альба», и откуда пошёл тренд ставить «серьёзные» мюзиклы.


Ольга Чебыкина: Алексей, добрый день.

Алексей Франдетти: Здравствуйте. 

ОЧ: В нашем Театре музыкальной комедии состоится премьера мюзикла «Бернарда Альба», и вы — приглашённый режиссёр-постановщик. 

АФ: Напросившийся!


ОЧ: Как возник союз вас и нашего театра? И каково это — быть приглашённым?

АФ: Наше знакомство с театром произошло, когда я приехал на лабораторию СТД. Причём ехать на неё я изначально не хотел, но так сложились обстоятельства. Об этом театре я практически ничего не знал. Я понимал, что в стране есть три основных больших театра, занимающихся жанром — Московская оперетта, в которой я прослужил десять лет, Санкт-Петербургский театр и Свердловская музкомедия, — но не видел ни спектаклей, ничего. Я вошёл с чистого листа, посмотрел одним вечером «Скрипача на крыше» и влюбился и в труппу, и в театр. Мы начали разговаривать с Кириллом Савельевичем Стрежневым, главным режиссёром, и проговорили за чашкой чая часа четыре.  Стало понятно, что этот театр — на волне. Или я с ним, или он со мной. Уезжая тогда, я уже понимал, что мне хочется поработать в этом театре и заняться творчеством с этими артистами. 

Главный режиссёр театра музкомедии Кирилл Стрежнев: «Мне настоятельно рекомендовали потратить деньги на благотворительность. Жду директора театра, будем решать вместе»


Когда возникла идея поставить мюзикл «Бернарда Альба», я стал думать о том, какой театр может себе это позволить с точки зрения труппы, готовности, того, что артисты не только поют, но и прекрасно играют. И стало понятно, что, хотя я знаю и сотрудничаю со многими театрами, это может быть только Свердловская музкомедия. Когда я предложил этот проект Кириллу Савельевичу, он сразу сказал да, но у нас год шла подготовка, и мы никак не могли состыковаться с директором. Когда это наконец произошло, я вечером показал Михаилу Сафронову проект, а утром он сказал: «Да, мы это делаем». Хотя изначально сезон был свёрстан, план был сделан. Но мы сходу влетели в эту историю. 

ОЧ: Проект готовился два года, и сейчас — финальная стадия. 

АФ: Да. На протяжении двух лет мы придумывали декорации, костюмы, мизансцену, понимали, что и как. У меня команда, с которой мы работаем постоянно, и, доделывая вместе какой-то проект, мы садились в отеле или у меня дома и что-то накидывали. Сюда мы приехали абсолютно готовыми, и именно поэтому репетиционный период очень короткий: всего пять недель, за которые мы полностью делаем спектакль. Очень многие из артистов и службы не верили, что это возможно, но это абсолютно бродвейская система. Мюзикл «Король Лев» был поставлен на Бродвее за шесть недель, но до этого он готовился пять лет. Так же и мюзикл Spider-Man.

Это проект, на котором растёт труппа и расту я как режиссёр, потому что здесь сложный первоисточник и непростая музыка. На Бродвее это вообще тренд последних лет пяти, когда берётся сложное название, и в этом гораздо меньше энтертейнмента и радости-шампанского, а больше смысла и разговора со зрителем о сегодняшнем глаза в глаза. 

ОЧ: Да, не могу не спросить про материал. В своё время, когда мюзикл только появился на Бродвее, его называли «мюзиклом века» и употребляли в отношении него много восторженных эпитетов. Браться за такой хитовый материал — большая ответственность и ещё большая опасность: всё равно будут сравнивать с оригиналом. 

АФ: Тут нет никакой опасности, потому что материал предполагает трактовку. Если бы мы вдруг взялись делать очередного «Призрака оперы», было бы смешно и странно, а этот материал каждый раз предполагает переосмысление, потому что первооснова очень хорошая. Так что по этому поводу вообще не было ни сомнений, ни вопросов, ни страхов. Более того, меня очень поддержал композитор, с которым мы встретились в Нью-Йорке. Мы так много обсудили, что, если и были какие-то вопросы, то они мгновенно отпали. 

ОЧ: На какие работы и каких режиссёров вы ориентируетесь в такой сложной постановке? Что вас вдохновляет, где вы черпаете творческие силы?

АФ: Есть вещи, которые, естественно, вдохновляют. Готовясь к «Бернарде», мы пересматривали довольно много фильмов Тарковского, смотрели балеты Мацека. Лично меня очень вдохновил поход на спектакль «Забыть любить» театра «Провинциальные танцы» — я понимал, что что-то ещё должно меня немножко подтолкнуть и подстегнуть, сказать «Да, всё верно», и это сделал этот спектакль, на который мы попали с моим хореографом-постановщиком. И, конечно, я посмотрел очень много именно испанских экранизаций «Бернарды Альбы», потому что их там десяток уж точно. Все их я смотрел в оригинале, на испанском языке, половины не понимая, но, к счастью, я знаю пьесу наизусть и понимаю, что там происходит. 

ОЧ: Каков самый дорогой и ценный лично для вас опыт работы и сотрудничества? С кем, на какой сцене? Могу предположить, что с Кириллом Серебренниковым, с которым вы в соавторстве ставили мюзикл…

АФ: Кирилл для меня не просто режиссёр, он мой мастер и учитель, с которым мы сделали мой первый режиссёрский спектакль. Причём не просто сделали, а воплотили мою мечту, потому что с этого спектакля всё началось — я увидел его на Бродвее, купил права, долго пытался понять, как это делать. Я хотел его делать как актёр, и именно Кирилл первым мне сказал: «Лёша, а давай ты его поставишь. Давай мы это сделаем вместе». Я говорю: «Кирилл Семёнович, я никогда не задумывался, но давайте попробуем, если вы в меня верите». С этого импульса во многом всё и началось. 

Кирилл Серебренников: «Да, я беру деньги у государства. Лучше пусть мне отдадут, а то всё на войну потратят»

ОЧ: Совершенно нелогично просить вас заниматься самоопределением под конец интервью, но — кто вы? Вы снялись в сорока фильмах, регулярно ставите на телевидении «Танцы со звёздами» и сейчас работаете над проектом, вы играете в театре, вы приглашённый режиссёр, вы занимаетесь переводами — перечислять можно бесконечно. Как вы себя определяете прежде всего? 

АФ: Я — Алексей Франдетти (улыбается). Мне кажется, это самое правильное определение, потому что если завтра мне почему-то захочется заниматься строительством домов, и я вдруг пойму, что делаю это хорошо, то я пойду учиться. Если меня будет от этого переть так, как прёт от всего, что происходит, то, конечно, я буду этим заниматься. 

Я занимаюсь исключительно музыкальным театром. Будет ли это в драматическом театре — например, в Театре Пушкина, где я долго служил как артист и уже состоялся в новом качестве режиссёра, — или в музыкальном театре, это всё равно должен быть мюзикл, потому что мне нравится этот жанр. У нас мало кто им занимается, чувствует его и по-хорошему в нём понимает. И вот Свердловская музкомедия — один из небольшого количества театров, которые его понимают и могут в нём по-настоящему работать. 

ОЧ: Не так давно к нам приезжал Максим Дунаевский — в музкомедии ставили ремейк «Весёлых ребят». Он тоже очень хорошо высоко отзывался о нашей труппе и сказал, что Екатеринбург может серьёзно претендовать на звание столицы мюзиклов в России. Вы с ним согласны?

Разговор с Максимом Дунаевским о мюзикле «Весёлые ребята», который поставили в Екатеринбурге на его музыку, а также о массовом искусстве, политике и наградах


АФ: С одной стороны, мне, безусловно, не хочется обидеть театр, с которым я работаю и буду работать. Но того горящего глаза и чувства жанра, которые я встретил у людей в Свердловской музкомедии… понимаете, для них это тоже сложная история. На сборе труппы, когда я презентовал спектакль, было понятно, что люди ожидали: «Приехал московский режиссёр, в бабочке, в смокинге, сейчас будем делать искристое шампанское, какую-нибудь «Сильву», «Марицу» — и вдруг я начинаю рассказывать про «Бернарду Альбу». Сломать себя внутренне, сказать «Да, мы готовы на это пойти» и кинуться на это с огнём в глазах — на такое мало кто способен. Безусловно, в этом смысле я готов Максима поддержать. Свердловский театр музкомедии — ярчайший театр в этом жанре в стране. 

ОЧ: Каково быть молодым режиссёром, приезжающим со своим уставом в чужой монастырь? Вот вы приехали: без бабочки, молодой, красивый, амбициозный, манерный, а артисты уже много лет выступают и завоевали авторитет и в этом театре, и в России. Их все знают, у них много наград и так далее. Сложно ли вам, имея богатый опыт, но будучи ещё молодым человеком, приезжать к артистам, которые порой старше вас, и ставить перед ними задачи?

АФ: Сложно первые 15 минут. Да, естественно, встаёт такой щегол, хотя я уже стараюсь не бриться несколько дней и надевать очки… 

ОЧ: Но розовые носки и кроссовки New Balance вас регулярно подводят.

Режиссёр-постановщик Алексей Франдетти. Фото: Илья Одношевин / Malina.am

АФ: (смеётся) да-да-да, надо надеть чёрные носки и чёрную обувь, прийти серьёзным. Но всё равно есть настороженность: «А что ты нам сейчас можешь сказать?», потому что, к сожалению, сейчас есть очень много молодых коллег, которые, прикрываясь формой, забывают о содержании. Но буквально через 15 минут, когда мы начинаем репетировать, если я увлечён процессом, то увлекаются и они. Даже если мы совершим ошибку и пойдём не туда, они мне это простят, потому что мы занимаемся реальным творчеством, и я понимаю, чего хочу. 

Лично меня как артиста всегда бесит, когда приходит режиссёр и говорит: «Ну, давайте что-нибудь такое попробуем, а я посмотрю со стороны». Для английских артистов это вообще оскорбление, если режиссёр приходит на репетицию неготовым. Предлагать «что-то попробовать» — нет, погоди, у тебя была домашняя работа. Безусловно, в традиции русской драматической школы есть поиск, мы что-то ищем. Но я должен чётко понимать, что мы ищем и куда идём. Я всегда должен приходить со стопроцентным пониманием: Вася — направо, этот — налево, здесь он поднимет руки, здесь у нас выедет горящая колесница, а здесь забьют фонтаны и побегут слоны. 

ОЧ: У вас сейчас есть возможность пригласить зрителей на спектакль. Кого вы ждёте — тех, кто способен понять сложный материал и тему? Для кого вы ставите мюзикл? Кто поймёт его в Екатеринбурге?

АФ: Мне кажется, мы ставим его для умного зрителя. Для чувствующего и сопереживающего зрителя, который понимает, что любовь — это не пустой звук, и любовь — это не всегда приятно и мило. Иногда это больно и раны, но такова настоящая любовь. Мы даже придумали для спектакля такой слоган: «Любовь убивает любовь». 

ОЧ: Лучшего финала для нашего интервью сложно придумать. Алексей, спасибо вам за такой искренний и искромётный рассказ, в вас, безусловно, сразу читается человек увлечённый, и это всегда импонирует, тем более в творческой сфере. Желаю вам успеха, и 4–5 марта ждём зрителей на спектакль. 

АФ: Да! Ждём на премьере в Музкомедии.


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^