Пятница, 26 мая 2017

Екатеринбург: +21°

$ 56,76 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 26.05.2017 € 63,67 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 26.05.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 595₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,25% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 26 мая 2017

Екатеринбург: +21°

$ 56,76 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 26.05.2017 € 63,67 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 26.05.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 595₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,25% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 26 мая 2017

Екатеринбург: +21°

$ 56,76 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 26.05.2017 € 63,67 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 26.05.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 595₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 9,25% По данным ЦБ РФ.

Егор Бероев, актёр: «Мне всё время достаются либо чудаковатые олигофрены, либо благородные сыщики вроде Фандорина»

×
Разговор на Малине 19 декабря 2016 в 13:53
Проблемы с видео?
В материале:

Бероев Егор

О российском кино, которое отстаёт от голливудского лет на пятьдесят, о гастролях в Лондоне и благотворительном фонде.


Екатерина Дегай: 24 декабря состоится премьера фильма «Дед Мороз: Битва магов», а в эти минуты, когда мы записываем интервью, начинается его предпремьерный показ в Екатеринбурге. У меня не было возможности его посмотреть — но вы фильм видели?

Егор Бероев: Ещё нет.

ЕД: А вообще это сложное испытание — смотреть фильм со своим участием?

ЕБ: Безусловно. Это подведение итогов, анализ работы, которую ты делал достаточно большой период времени: где-то получилось, где-то надо было по-другому, здесь неудачный монтаж… Мы смотрим кино другими глазами.

ЕД: Критично к себе относитесь?

ЕБ: Конечно.

ЕД: Роль вам понравилась?

ЕБ: Да, понравилась. Мы с КсениейКсения Алфёрова, супруга Егора Бероева, актриса снялись в ролях мужа и жены, играем папу и маму. Мне очень понравилось, что фильм нами открывается и нами же заканчивается. Мы ведём в фильме тему людей, которые не расстаются. Есть в этом какая-то доброта. То, что предложил нам режиссёр Саша Войтинский, хорошо легло на наше с Ксенией миропонимание.

ЕД: В фильме «Дед Мороз: Битва магов» довольно много спецэффектов. Процитирую Александра Войтинского: «Графика — это волшебная палочка для режиссёра; спецэффекты играют решающую роль, за спецэффектами будущее, только так кино будет развиваться». Вы с этим согласны? Это довольно непривычный подход: ведь российское кино всегда предполагало поиск смыслов, рефлексию.

ЕБ: Я большой поклонник фильма «Аватар». И «Трансформеры». Но есть один важный момент. Я смотрю «Аватар» — я плачу. Я смотрю «Список Шиндлера», в котором почти нет компьютерной графики, — и тоже плачу.

Количеством компьютерной графики в фильме ничего не измеряется. У нас сняли несколько фильмов про Великую Отечественную войну, с использованием огромного количества компьютерной графики, и я не понимаю, зачем потратили деньги. Это лишь средство, такое же, как и все другие: костюм, грим, место действия, место съёмки.

ЕД: Тогда давайте о самом фильме. Это сказка про Новый год. Режиссёр Александр Войтинский сказал, что его цель — заставить всех снова поверить в Деда Мороза. Получилось?

ЕБ: Сложно сказать: я ведь фильма не видел.

ЕД: В таком фильме ответственность создателей ещё выше, чем обычно, потому что это кино для детей. Я как мама маленького мальчика могу сказать, что это важно; я хочу, чтобы мой ребёнок пока что верил — и в Деда Мороза, и в добро.

ЕБ: Вот это вы правильно говорите. И мы с вами несём за это ответственность — я как человек, который принимал участие в этом фильме, а вы как журналист, берущий интервью у актёра, который принимал участие в этом фильме. Мы должны надеяться на то, что всё получится.

ЕД: Когда выходит картина, её начинают сравнивать с другими фильмами, искать аналоги. Здесь напрашивается сравнение с «Гарри Поттером»: оба фильма про школу магов.

ЕБ: К сожалению, я не видел «Гарри Поттера». Зато смотрел «Властелина Колец».

ЕД: А может ли российское кино конкурировать с этими картинами?

ЕБ: Нет, не может. Мы отстаём на 50 лет.

ЕД: В «Битве магов» снималось много молодых актёров, в том числе Таисия Вилкова, которая играет вашу дочку. Фёдор Бондарчук, который исполняет в фильме одну из главных ролей, в интервью говорил, что такое сотрудничество двух поколений актёров его воодушевляет. Согласны ли вы с ним? И к какому поколению актёров вы себя относите?

ЕБ: Я уже вступил в тот возраст, когда мне дают роль папы, и уже не в первый раз. У меня и в жизни идёт становление меня как отца, потому что у меня девятилетняя дочь. И вот эта ответственность, серьёзное отношение к ребёнку, к семье выходит на первый план.

С актрисой, которая играет мою дочь, у нас сложились очень тёплые, близкие отношения, она была рада видеть меня на площадке.

ЕД: Бондарчук ещё говорил про разницу поколений — у тех, кто младше, иной взгляд на жизнь и профессию.

ЕБ: Да, они абсолютно другие. Другое поколение — поколение ребят, выросших в коммерческое время. Другие ценности, другие темпы. Не знаю, может быть, это и хорошо.

С другой стороны, я иногда огорчаюсь, что ребята не понимают каких-то вещей. Чёрно-белые фильмы, на которых мы выросли; ощущение войны, которое у нас было, — для них это непонятная история.

ЕД: Это уже немножечко старческое брюзжание получается.

ЕБ: Отчасти да (улыбается). Но мы должны задумываться об этом. А то, что вы мне сказали в начале нашего разговора про нашу ответственность перед детьми, разве не брюзжание? Мы с вами немного занудничаем — в хорошем смысле слова.

ЕД: Многие до сих пор воспринимают вас только как Фандорина из «Турецкого гамбита». У меня есть версия, почему: просто эта роль была органична вашему образу. Вы и в жизни такой классический интеллигент. На своей странице в фейсбуке вы недавно опубликовали фотографию, где вы в бабочке — и в этом как будто тоже есть отсыл к той роли. Образ Фандорина к вам приклеился, но это как будто и есть ваш типаж.

ЕБ: Сложно сказать. Если ты в жизни совсем другой, зритель это заметит. Одна такая роль, может, ещё прокатит, но дальше — нет.

У меня почти все роли — либо чудаковатые олигофрены, либо такие контр-адмиралы, солдаты, благородные сыщики. Люди явно из той эпохи. Значит, у меня какое-то такое естество.

Может быть, сказывается то, что я живу по принципам. Стараюсь выбирать роли, не соглашаюсь на все. Не снимаюсь в больших сериалах. Надеюсь, что мне удалось миновать искушение медными трубами и я не стал зазвездившимся актёром. Не знаю, сложно сказать. Себя анализировать — неблагодарное дело. Всегда говорят: «Ох, ты что-то много про себя говоришь». Да нет, но как-то так получается… А с другой стороны, журналисты иногда задают вопросы, и ты начинаешь задумываться. Обычно не хватает времени задумываться, какой я на самом деле. Не знаю. Мне нравится эта роль, Фандорин. Мне нравится этот фильм. Сейчас крайне редко так снимают — так профессионально, так самозабвенно, так искренне и честно.

ЕД: Вы любите театр больше, чем кино?

ЕБ: Мне кажется, что я театральный актёр.

ЕД: Театр — это более душевная и интимная история?

ЕБ: Да. Все актёры родились в театре. Мы пришли в кино с тем багажом эмоций и чувств, который смогли приобрести в театре, работая на сцене, со зрителем — находясь на сцене в течение двух-трёх часов, потея, плача.

Сейчас я играю только два-три спектакля. Вот сейчас, например, вернулся из…

ЕД: Лондона.

ЕБ: Я хотел сказать «из Самары» (улыбается). Я вернулся с гастролей Самара — Уфа — Оренбург, а буквально неделю назад прилетел из Лондона, где сыграл спектакль «Варшавская мелодия». Он прошёл на ура, зритель стоя аплодировал.

Потом я сыграл моноспектакль — историю Фрэнсиса Скотта Фицджеральда. Играл с прекрасной пианисткой Басинией Шульман. Это было в Клубе директоров на Пэлл-Мэлл — такой очень закрытый клуб, серьёзный. Там было 70 человек, все в вечерних платьях…

ЕД: Бизнесмены? Эмигрировавшие олигархи?

ЕБ: Довольно обеспеченные люди. И билеты стоили очень дорого.

Потом я участвовал в благотворительном гала-ужине на Днях российского кино в Лондоне; там прошёл аукцион, который открывала Дина Корзун, и мы смогли заработать приличную сумму, 78 или 79 тысяч фунтов. Я прочитал два стихотворения — Бродского на английском и Маяковского.

ЕД: Это всё были мероприятия для русскоязычной аудитории?

ЕБ: Спектакль «Варшавская мелодия» был для наших, русских людей, живущих в Лондоне. А на спектакле про Фицджеральда были разные люди.

ЕД: Но играли вы на русском.

ЕБ: Да. А вот на гала-ужине было много англичан, и там меня попросили почитать на английском.

ЕД: У англичан есть интерес к русской культуре, к нашему театру и актёрам?

ЕБ: Безусловно, всё, что касается культуры, их интересует. Лондонцы вообще интересный народ в смысле театральной культуры и театральной традиции. Там огромное количество театров, и в них ходит очень много народу. Если мы вечером идём в кино, ресторан или клуб, то они идут в театр.

ЕД: Мы уже тоже ходим в театр.

ЕБ: Да, и Екатеринбург театральный город. Но в Лондоне ходят на всё подряд и смотрят всё подряд. Я сам был там на шести постановках.

ЕД: Вы упомянули Дину Корзун; я знаю, что вы дружны. Она, как и вы, занимается благотворительностью. Вы участвовали в спектакле «Прикасаемые», где слепые и глухие люди играют на одной сцене с известными актёрами. У вас есть собственный благотворительный фонд. Наверное, в какой-то момент жизни многие взрослые, созревшие люди приходят к благотворительности. Как это произошло с вами?

ЕБ: Такая потребность возникает, когда ты преодолел ощущение эфемерной собственной значимости, которое иногда настигает молодых звёзд. Настоящая любовь народа отличается от обычной известности.

Если ты преодолел соблазн чувствовать себя очень значимым, то ты понимаешь, что должен благодарить жизнь за то, что она тебе даёт, — за профессию, за возможность общаться с людьми, за доверие людей. И их доверие должно во что-то вылиться. У нас с Ксенией это выливается вот в такую деятельность. Это наш вклад в жизнь, в здоровье нашего общества.

Мы занимаемся особенными детьми, которые были закрыты в интернаты, отрезаны от общества, отняты у родителей. Мы не знаем, почему выбрали именно этот путь. Нам указала жизнь — мы увидели, что это неохваченная тема. Начинали мы по-другому — помогали лечить детей, как это делает фонд «Подари жизнь». Но потом поняли, что есть другая ниша, которая требует внимания. И это очень сложная ниша. Иногда очень сложно объяснить, чем мы занимаемся.

ЕД: И финальный вопрос. Совсем скоро Новый год; каким был для вас год уходящий и что вы ждёте от следующего года?

ЕБ: Этот год для меня был сложным.

От следующего года я всё время чего-то жду, но стараюсь жить сегодняшним днём. Жить честно, не думая о том, что будет дальше.

ЕД: А почему, как вы сказали, год был сложный?

ЕБ: Почему-то именно в этом году срываются обещания по фонду. Фонд аккумулирует за год не так много денег, но они нам нужны. Я как соучредитель должен искать финансы, средства для работы. И люди говорят: «Да, мы поможем», — а потом не исполняют обязательств. Очень сложно. При этом я ещё и актёр, и тут у меня работы много.

ЕД: Тогда я надеюсь, что, раз в этом году обещания плохо выполнялись, то в следующем они будут выполняться лучше. Хоть вы этого и не ждёте. Спасибо вам большое.

ЕБ: Спасибо.

Ведущая: Екатерина Дегай

Оператор: Максим Черных, Роман Бороздин

Режиссёр монтажа: Инна Федяева

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Бероев Егор

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^