Понедельник, 23 января 2017

Екатеринбург: -9°

$ 59,50 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 23.01.2017 € 63,94 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 23.01.2017
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 058₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 23 января 2017

Екатеринбург: -9°

$ 59,50 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 23.01.2017 € 63,94 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 23.01.2017
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 058₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 23 января 2017

Екатеринбург: -9°

$ 59,50 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 23.01.2017 € 63,94 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 23.01.2017
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 058₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Алексей Романов, сеть фитнес-клубов Bright Fit: «Через десять лет мы собираемся войти в топ-3 федеральных фитнес-сетей»

×
Разговор на Малине 12 декабря 2016 в 15:06
Проблемы с видео?
В материале:

Романов Алексей, Bright Fit

Как экс-директор курганского мясокомбината создаёт фитнес-компанию: сколько ещё точек появится в Екатеринбурге, когда сеть выйдет в другие города, зачем ему строить Институт фитнеса и почему для танцев и кроссфита нужны отдельные клубы.

Подкаст

Сеть фитнес-клубов Bright Fit была основана в 2011 году. На сегодня она насчитывает шесть действующих фитнес-клубов, ещё три находятся в стадии запуска. Кроме того, в компанию входят танцевальный клуб Bright Dance и Уральский институт фитнеса.

В общей сложности у сети более 13,5 тыс. кв. м площадей, более 300 сотрудников и более 13 тыс. клиентов.

Также в сети представлено корпоративное направление; например, здесь обслуживаются такие компании, как «МегаФон», Альфа-банк и IKEA.

Екатерина Дегай: Вы юрист по образованию, работали в банке, были генеральным директором мясокомбината в Кургане. Как получилось, что сегодня вы владелец и руководитель сети фитнес-клубов?

Алексей Романов: Такая история в современном мире не является неординарной, потому что за одну жизнь каждый человек проживает несколько жизней.

Да, я учился на юриста, но никогда не работал юристом. Мне всегда хотелось управлять компанией. Я получил такую возможность на Курганском мясокомбинате. Отработав там около шести лет, я понял, что мне хочется иметь собственный бизнес. Ещё будучи руководителем Курганского мясокомбината, я основал первый фитнес-клуб, а в 2014 году перешёл на постоянную работу в собственную сеть, где стал генеральным директором.

ЕД: Почему именно фитнес? Ведь можно было заняться чем угодно. Вы любите спорт?

АР: Я, скорее, люблю сферу услуг. Мне хотелось работать в сфере, которая соприкасается с людьми. И мне кажется, что именно сфера услуг наиболее интеллектуалоёмкая — она требует особых интеллектуальных затрат.

ЕД: Но это не самый высокомаржинальный бизнес.

АР: Конечно, есть более маржинальные сферы. Но производство мне не так интересно из-за склада моего характера. Поэтому я с большой радостью выбрал фитнес. Это созвучно моим интересам и увлечениям. Мне хочется, чтобы люди преображались, становились красивее и лучше.

ЕД: Как изменился спрос на фитнес-услуги в связи с кризисом? Стали ли на этом экономить?

АР: На этом рынке можно выделить несколько тенденций.

Начнём с того, что модель потребления, которая сейчас развивается в России, заимствуется из цивилизованных западных стран, где уровень проникновения фитнеса в отдельных странах превышает 30%. Люди активно занимаются фитнесом в США, в Великобритании, Германии, Франции, Италии. В России проникновение фитнеса составляет около 3%, в городах-миллионниках — до 5%.

При этом нужно честно признать, что Россия — страна с бедным населением. Да, многие хотят заниматься фитнесом и вести здоровый образ жизни, но не могут себе это позволить. Поэтому мы не можем полностью копировать модель Западной Европы.

Рынок фитнес-услуг в России растёт, но растёт в не самом дорогом сегменте. Здесь конкуренция высока, есть очень много желающих открыть свой фитнес-клуб. Но качество этих услуг далеко от того, что можно увидеть в цивилизованной стране.

ЕД: Вы сказали, что 3-5% россиян занимаются фитнесом. Примерно столько же людей в нашей стране путешествуют, ходят в кино и рестораны. И эта цифра последние годы не становится больше. Как вы думаете, может ли она всё-таки увеличиться и в какой перспективе? Ведь вам, наверное, хочется работать на растущем рынке.

АР: Рынок растущий, спрос есть. Есть определённое представление об образе жизни, который человек хотел бы получить.

ЕД: Может быть, нужно просто сделать фитнес-услуги доступнее?

АР: Да, и это уже происходит.

Стоимость фитнес-услуг за последние три года уменьшилась почти в два раза. Но ещё раз повторю, сейчас рынок развивается в основном в эконом-сегменте и в среднем сегменте. Премиум-сегмент практически не растёт.

ЕД: Может быть, тогда будет активно развиваться интернет-фитнес? Он ещё доступнее. Отличный пример — #sekta Ольги Маркес.

АР: Наш формат предполагает непосредственный контакт с клиентом, общение, установление эмоциональных, душевных связей. Когда человек общается по интернету — это как если бы мы с вами записывали интервью по интернету: наверное, такого контакта, как сейчас, между нами не было бы. Поэтому я в эту модель не очень верю, но некоторым она, наверное, вполне подходит.

ЕД: Довольно распространенный формат работы фитнес-клубов — это франшиза. Не проще ли купить готовую франшизу зарубежной сети? Почему вы решили создать собственный бренд?

АР: Во-первых, это заблуждение, что в России рынок фитнес-услуг развивается по франшизе. Большинство фитнес-клубов — а их в нашей стране более четырёх тысяч — не франчайзинговые. Это единичные фитнес-клубы, которые, как правило, создают выходцы из фитнеса. И многие из них довольно успешно работают.

Что касается нас, то я считаю, что франшиза бы не дала возможность раскрыть идею, которую мы хотели заложить в Bright Fit. Яркий, интересный, увлекательный фитнес через франшизу не передать. Наш формат предполагает дополнительные эмоции. Фитнес-клуб — это не стены, не тренажёрные залы, даже не оборудование; это тренеры, сотрудники и клиенты, которые вместе достигают целей, общаются. Франшиза убьёт эту идею.

ЕД: И сами вы франшизу своей сети продавать не планируете?

АР: Франшиза очень трудноконтролируема. Особенно в фитнес-сфере.

ЕД: Зато позволяет расти.

АР: Да, но что произойдёт потом? Мы потеряем качество, потеряем стандарты, которые мы разрабатываем. В итоге клубы BrightFit, которые будут работать по франшизе, не будут по-настоящему «брайтовыми» клубами. Наша задача — отточить технологии и взаимодействие с клиентами, чтобы Bright Fit был узнаваем везде, в каждом районе нашего города и в каждом другом городе.

ЕД: Сколько точек у вас в Екатеринбурге?

АР: Шесть действующих и три в стадии открытия. Плюс ещё танцевальный клуб.

ЕД: Ваша концепция — в каждом районе по одному центру. Вы создаёте особую среду для жителей каждого конкретного района? Пытаетесь учесть его особенности?

АР: Различия между клубами бывают на уровне инфраструктуры. Какой-то клуб побольше, какой-то поменьше. Но формат — неизменен.

ЕД: Вы запустили этот бизнес в 2011 году. Спустя пять лет вы продолжаете его расширять — открываете ещё три новые точки. То есть инвестиционный цикл всё еще не завершён? Позволяет ли он твёрдо стоять на ногах, быть уверенным в завтрашнем дне?

АР: Любой бизнес, особенно тот, который развивается так же быстро, как наш — у нас рост составляет от 70 до 100 процентов в год — невозможен без привлечения внешних инвестиций. К тому же рентабельность этого бизнеса очень низкая.

Например, у World Class рентабельность составляет 14-15%, а это премиум-сегмент. В среднем и в эконом-сегменте рентабельность ещё меньше.

ЕД: А у вас?

АР: У нас примерно 12-15%. Этой рентабельности недостаточно, чтобы расти такими темпами. Так что да, мы прибыльная компания, и часть заработанных денег мы вкладываем в развитие своей сети. Но при этом у нас есть привлечённые инвестиции.

ЕД: Не страшно в такое непростое время привлекать инвестиции?

АР: Если страшно, то вообще не нужно заниматься бизнесом.

ЕД: Вы упомянули, что планируете открывать клубы и в других городах. А когда?

АР: Мы заканчиваем первую пятилетку — 17 декабря нам исполнится пять лет.

В ближайшие две пятилетки мы хотим поэтапно расшириться до федеральной сети, то есть стать одной из крупнейших сетей на рынке Урала и Сибири, а в последующие пять лет войти в топ-3 федеральных сетей России. Амбициозно, да…

ЕД: У Bright Fit есть несколько дополнительных направлений. Первое — школа танцев. Второе — Уральский институт фитнеса; эта инициатива интересна тем, что вы готовите кадры не только для себя, но и для всего рынка. Для чего появились эти направления и насколько они успешны?

АР: Эти истории показывают, что наша сеть превращается в фитнес-компанию, у которой помимо сети фитнес-клубов есть и другие направления, которые поддерживают основной бизнес.

Наша школа танцев Bright Dance — это на самом деле не школа, а клуб. Школ и студий танцев очень много, но мы обнаружили, что клубной атмосферы там нет. В наш клуб вы можете прийти и не только потанцевать, но и сходить в сауну, пообщаться в кафе с другими участниками клуба и с тренером, принять участие в мероприятии в стенах этого же клуба. Мы пока только тестируем эту идею, но уже можно сказать, что она вполне интересна и жизнеспособна. Думаю, что со временем из одного этого танцевального клуба мы создадим сетку.

Что касается Института фитнеса, то у нас возникла потребность обучать собственных сотрудников — и тренеров, и менеджеров по работе с клиентами, и администраторов. Но при этом мы решили оказывать востребованные услуги и профессиональному сообществу. В Екатеринбурге на сегодняшний день нет института фитнеса — учебного заведения с лицензией. Мы хотели бы сделать такой институт, который сможет стандартизированно оказывать профессиональные услуги в области обучения тренерского состава. Сейчас мы на этапе подготовки к лицензированию.

ЕД: Вы озвучиваете амбициозные планы, и я желаю вам удачи. Но не могу не спросить про ошибки. Совершали ли вы очевидные промахи, которых вы могли бы избежать с вашим нынешим опытом? Есть ли ошибки, которые вас многому научили?

АР: Это очень интересная тема. Я из-за ошибок не переживаю и не расстраиваюсь, потому что каждая ошибка приводит к такому результату, которого сложно было бы достичь, если бы этой ошибки не было.

Буквально летом мы сделали такую ошибку: думали, где открыть ещё один фитнес-клуб, выбрали немножко не то место и не тот формат. Конечно, никто не знает, что это за ошибка, в чём она заключается; только мы у себя в компании это понимаем. К чему она привела? Во-первых, я как генеральный директор стал умнее, ещё раз убедился, что у нас есть чёткая концепция, отступать от которой не стоит. Во-вторых, эта ошибка привела к изменению взаимоотношений внутри команды. Один из топ-менеджеров настаивал на ошибочном решении, другой топ-менеджер говорил, что этого делать не стоит, но не смог донести свою позицию, а потом понял, что зря отступил — нужно было стучать кулаком по столу и говорить: «Слушай, это ошибка!». Ситуация привела к тому, что на разных уровнях мы стали мудрее. Улучшились взаимоотношения, улучшилось понимание бизнеса. Не было бы этой ошибки — ничего бы не произошло. Так что любая ошибка — это, я бы сказал, дар, который нам посылают небеса.

ЕД: В финале разговора попрошу вас ещё раз озвучить ваши планы в краткосрочной и в длинной перспективе.

АР: Одна из наших ценностей — стремление к совершенству; у наших топ-менеджеров даже есть специальные планы улучшения на каждый год: что ещё можно сделать для своей сети?

Мы были одними из первых, кто публично объявил о своих ценах. Пять лет назад ни один фитнес-клуб никогда не сказал бы, какие у него цены. А мы просто выложили на сайте свой прайс — первыми.

5 декабря мы запустили услугу ежемесячных платежей по годовым картам — то есть вы можете приобрести годовую карту, но платить по ней ежемесячно. Мы не требуем денег всех сразу. И мы снова одни из первых в России, кто внедряет такую услугу, а в Екатеринбурге точно первые.

Мы одними из первых стали проводить так много мероприятий в фитнес-клубах, тем самым демонстрируя, что фитнес-клуб — это не только фитнес, это такая правильная фитнес-тусовка, где можно отдохнуть и пообщаться, а не только качаться.

В таком же духе мы хотим продолжать и в будущем. У нас есть цель: мы хотим не только в несколько раз увеличить количество фитнес-клубов, но и развить сеть танцевальных клубов. И мы хотим внедрить ещё один формат. Есть тренд на силовые тренировки — кроссфит, — и мы, скорее всего, буквально в следующем году начнём строить такую сеть фитнес-клубов.

ЕД: Специализированную, только под кроссфит?

АР: Да, такого маскулинного характера, для тех, кто хочет получить заряд силы, посоревноваться, доказать себе и окружающим, какие они сильные и крутые.

ЕД: Особая мужская атмосфера — это работает. В своё время это отлично продемонстрировали мужские парикмахерские, такие как Chop-Chop.

АР: Кстати, назвать наши клубы мужскими нельзя. К нам стало ходить много девушек, и они занимаются не только в групповых залах, но и в тренажёрных, и в том числе кроссфитом — и точно так же получают от этого особый энергетический заряд.

На правах рекламы

Ведущая: Екатерина Дегай

Оператор: Максим Черных, Роман Бороздин

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^