Среда, 20 сентября 2017

Екатеринбург: +15°

$ 58,13 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.09.2017 € 69,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.09.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 8,50% По данным ЦБ РФ.

Среда, 20 сентября 2017

Екатеринбург: +15°

$ 58,13 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.09.2017 € 69,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.09.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 8,50% По данным ЦБ РФ.

Среда, 20 сентября 2017

Екатеринбург: +15°

$ 58,13 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 20.09.2017 € 69,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 20.09.2017
Brent 53,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 66 134₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 8,50% По данным ЦБ РФ.

Илья Борзенков: «Магнум» — это не работа моей мечты»

×
Премия «Человек года» 25 ноября 2016 в 19:58
Проблемы с видео?
В материале:

Борзенков Илья, Человек года

Душевное интервью с ритейлером года о том, почему он променял занятия танго на оперативное управление алкогольной розницей и как за два года сделает из восьми магазинов — 60.

Подкаст


Ольга Чебыкина: Илья, поздравляю с победой в номинации «Ритейлер года». Что она для тебя значит и за какие заслуги, по твоему мнению, она тебе выдана?

Илья Борзенков: Ритейл — это бизнес глобальный, в крайнем случае федеральный, и очень редко региональный. И именно периоды кризиса, как отливы, показывают, кто плавал без трусов. Мы, к счастью, плавали в трусах, поэтому пережили кризис гораздо проще, чем многие наши коллеги. Возможно, у организаторов премии и выбор был меньше, потому что многие ритейлеры испытывают серьёзные проблемы, была череда банкротств, в том числе личных.

А мы в этом году чувствуем себя хорошо, растём, и растём даже выше рынка, потому что в своё время приняли несколько управленческих решений, которые сработали.

Мы ещё раз доказали, что относительно некрупная региональная компания может быть успешной, если подходить к делу с талантом, умом и вдохновением.

ОЧ: Многие эксперты рынка давно предрекают смерть вообще всех региональных сетей и федеральную экспансию. Я как потребитель вижу это по продуктовой рознице: например, на улице Первомайской в одном районе открылись уже три «Пятёрочки» — они занимают любые освобождающиеся площади, и это меня, честно говоря, удручает. Каким образом вам удаётся противостоять федералам и расти при падающем рынке?

ИБ: Рынок в этом году, на самом деле, немного растёт, потому что компенсирует огромное падение, которое произошло после девальвации, и отложенный спрос понемногу возвращается.

Я считаю, что каждому нужно находить свою дорожку к потребителю. Мы ищем свой путь. Цена — вопрос гигиенический; она должна быть низкой и у всех примерно одинаковой. А вот доверие — это то, что федеральным компаниям ещё предстоит завоевать.

Уверен, что если бы даже мы работали в сегменте FMCG, мы бы всё равно нашли альтернативные способы противодействия федеральной экспансии.

Нам даже интересно играть с федеральными сетями — условно говоря, как России с Америкой. Весь бюджет России меньше, чем американский военный бюджет, но мы должны находить симметричные ответы — мы же не можем лечь на спину, сложить лапки и сказать, что мы проиграли.

И, наверное, мы держимся благодаря управленческим командам и в «Норде» и в «Магнуме». Нам удаётся находить внятные и толковые ответы, которые нравятся нашим потребителям. Надеюсь, так и будет дальше.

ОЧ: Я тоже искренне надеюсь и всегда болею за региональные бренды.

Недавно ты написал на фейсбуке, что забираешь своё обещание не участвовать в оперативном управлении «Магнумом» и возвращаешься. С чем это связано?

ИБ: Это временно. Иногда проще сделать самому, чем объяснять. В «Магнуме» большие перемены, а ребята, которые взялись им управлять, бесспорно, талантливы, но не имеют профессионального опыта в ритейле. Они хорошо знают алкоголь, знают потребителя — но, как известно, retail is detail. Дьявол в мелочах. Так что вместо того чтобы объяснять нюансы своей работы, я просто взялся на полгода-год подрулить, кое-что поменять, а потом сдать сеть с апгрейдом или апдейтом.

«Магнум» совершенно точно не работа моей мечты, я не буду там работать постоянно.

Это, во-первых, вызов самому себе, а во-вторых, возможность провести перестройку быстро.

ОЧ: Какие шаги ты должен совершить, чтобы дальше корабль поплыл без тебя? Например, я читала, что ты расширяешь неалкогольную линейку товаров.

ИБ: В сети «Магнум» никогда не было больше восьми магазинов. К концу этого года мы доведём их число до одиннадцати, если всё будет нормально с лицензирующими органами — они немножко долго свою работу делают.

В планах в течение ближайших двух лет довести количество магазинов до 60.

Я объясняю коллегам, что если вы ставите каркасный садовый домик, то три винтовых сваи вам достаточно. А если вы собираетесь строить девятиэтажку, вам надо уложить фундамент. Сейчас я строю фундамент, создавая задел для новых магазинов, которые мы будем открывать в Свердловской области — именно здесь бренд «Магнум» пользуется наибольшей популярностью.

Конечно, мы не будем открывать четыре тысячи магазинов, как отдельные наши конкуренты. При таком количестве торговых точек будет трудно обеспечить качество обслуживания — это уже поток, массовка, и нам это не очень интересно. Мы хотим находиться посередине между масс-маркетом и кастомными, почти бутиковыми решениями. Именно эти технологии «Магнума» позволяли ему находиться на пике потребительского спроса.

ОЧ: Владельцы сети алкомаркетов «Семь пятниц», которых признали банкротами, совершили какие-то принципиальные просчёты в управлении? Не пережили болезни роста?

ИБ: Да нет, они просто украли деньги, в том числе наши. Не думаю, что были объективные причины для закрытия бизнеса. Там, если помните, скончался один из учредителей, и всё пошло к быстрой ликвидации бизнеса. Не думаю, что для этого были рыночные причины.

ОЧ: Давай поговорим на тему, которая только по касательной проходит рядом с бизнесом.

Последний раз мы с тобой встречались в студии примерно год назад, и тогда ты ни слова не сказал о политике. Но весной ты пошёл на праймериз «Единой России». Зачем тебе это было нужно и как ты оцениваешь своё участие?

ИБ: Совершенно нормально. Это был парад невест. Мы с женихом друг другу не подошли и разошлись в разные стороны. Я посмотрел, что представляет собой современная «Единая Россия» — не глянцевая, не газетная, не функционеры, который мы периодически встречаем на светских тусовках. Они посмотрели на меня… Ну и, в общем, я летом уехал отдыхать, а они занялись выборами. Никаких глобальных перемен в моей жизни не произошло.

ОЧ: Но для чего ты туда погружался? Ты как Сергей Шнуров, который Владимиру Познеру на вопрос, что он делает на Первом канале в сомнительного качества программе про любовь при всём его презрении к телевидению, ответил: «Я как миротворческие войска — хочу изнутри понять, что происходит на линии фронта»?

ИБ: Не совсем. Может прозвучать как хвастовство, но какая-то политическая часть меня периодически зовёт к реинкарнации, и я даю ей возможность пошалить. Праймериз были попыткой проверить себя, понять, насколько моё внутреннее ощущение соответствует политическим реалиям.

Если честно, у меня пока не возникло большого желания заниматься политикой. Не было непреодолимого желания любой ценой стать депутатом. Я с удовольствием уступил место другим.

ОЧ: То есть ты не воспринимаешь это как проигрыш?

ИБ: Конечно, нет. Ольга, вы меня давно знаете:

если я ставлю задачу выиграть, я выигрываю. Просто не очень-то и хотелось.

ОЧ: Вопрос личного характера. Могу судить только по вершкам — по тому, о чём ты пишешь на фейсбуке, — но мне кажется, что в твоей жизни что-то серьёзно меняется. То ли ты ищешь что-то новое, то ли ты его уже нашёл.

ИБ: Ничего подобного. Просто мои бизнес-партнёры, взявшие на себя оперативное управление бизнес-единицами, будь то «Магнум» или «Норд», высвободили для меня время, которое я использую, чтобы попробовать что-то новое. Но это не кардинальное новое, это скорее приправа к готовому блюду, чем полная смена жизненной парадигмы. Я уже не юный мальчик, у меня всё в жизни устоялось.

Для меня участие в праймериз гораздо круче, чем, например, поездка в центр лечебного голодания. Это было событие. А всё остальное — просто фан.

Наш город хорошо развивается, постоянно проходят какие-то мероприятия, тусовки, открываются курсы, и поучаствовать в чём-то новом, открыв город и уже знакомых людей с другой стороны, это классно. Я не отказываю себе в удовольствии.

ОЧ: Просто шикарно, когда на это есть время.

ИБ: Я радуюсь каждой минуте, которая у меня есть. Начал заниматься танго, но вот с прошлой недели уже не могу; ближайшие две-три недели буду безвылазно сидеть в своём ритейле.

ОЧ: Это потому что Новый год близко, и нужно твоё оперативное управление?

ИБ: Нет, это потому, что если взялся за что-то — тяни. Мне ещё Аркадий Михайлович Чернецкий рассказывал, что когда он работал на «Химмаше» начальником цеха, там так было: заболел крановщик — ну, ты лезь на кран. Тебе как журналисту легко понять слово «дедлайн»: хоть умри, но принеси в зубах текст или выйди на интервью. Для меня дедлайн, поставленный самому себе, это закон. Всё уступает бизнесу. Сейчас танго проиграло бизнесу. Но надеюсь, оно отыграется.

ОЧ: Год назад в интервью мы обсуждали закредитованность бизнеса, и ты говорил, что к апрелю-маю вы всё отдадите. Получилось?

ИБ: Да, конечно. Сейчас у нас почти нет кредитов. У нас прекрасный бизнес-партнёр в финансовой сфере — «Газпромбанк», у нас многолетнее беспроблемное сотрудничество, — но в ситуации, когда государство фактически отказалось от контроля валютного курса и ставки рефинансирования, мне показалось, что эти риски, эти высокие кризисные волны могут утопить даже благополучную компанию. Мы постарались резко снизить сумму заимствований — возможно, даже пожертвовав развитием на том этапе. За полгода мы всё сделали.

ОЧ: Когда ты планируешь выйти из оперативного управления «Магнумом»?

ИБ: Когда всё сделаю. Думаю, это займёт от девяти месяцев до года. Пока амбициозно считаю, что за год справлюсь. Но могу ошибаться.

Ведущая: Ольга Чебыкина

Оператор: Илья Одношевин, Максим Черных, Роман Бороздин

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!


Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку моих персональных данных

Будьте с нами!
×

Наш сайт собирает ваши метаданные (cookie, данные об IP-адресе и местоположении). Это нужно для его работы. Если вы против этого, то вам нужно покинуть сайт.

Принять и закрыть
×
Наверх^^