Воскресенье, 26 февраля 2017

Екатеринбург: +1°

$ 57,48 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 26.02.2017 € 60,45 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 26.02.2017
Brent 56,31$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 67 675₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 26 февраля 2017

Екатеринбург: +1°

$ 57,48 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 26.02.2017 € 60,45 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 26.02.2017
Brent 56,31$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 67 675₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 26 февраля 2017

Екатеринбург: +1°

$ 57,48 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 26.02.2017 € 60,45 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 26.02.2017
Brent 56,31$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 67 675₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Виктор Шкулёв: «Сотрудники про меня говорят: мягко стелет, но твёрдо спать»

×
Разговор на Малине 10 ноября 2016 в 15:18
Проблемы с видео?
В материале:

Шкулёв Виктор, Hearst Shkulev

Большой разговор с одним из самых влиятельных медиаменеджеров страны о принципах управления и редакционной политике, которая определяет, что читает 71 миллион человек совокупной аудитории изданий ГК Hearst Shkulev.

Подкаст


О E1.ru и визите в Екатеринбург

Ольга Чебыкина: Виктор Михайлович, вы приехали в Екатеринбург на юбилей E1.ru — можно сказать, осматриваете владения. А вообще как часто вы бываете в региональных редакциях?

Виктор Шкулёв: В Екатеринбурге я бываю довольно часто; помню времена, когда студия, в которой мы с вами беседуем, только создавалась.

Дело не в празднике. Мы собрались для того, чтобы поработать, может быть, даже что-то изобрести. Завтра и послезавтра мы проводим конференцию, на которую приехали все главные редактора нашей сети.

Е1 — хорошая площадка для мозгового штурма.

ОЧ: Вы ротируете места проведения конференций из дипломатичности, чтобы никому не было обидно?

ВШ: И поэтому тоже. Но я считаю, что у каждой конференции есть своя тема; например, в прошлом году мы собирались в Челябинске, потому что там находится главный офис той части бизнеса, которую мы не так давно купили, и нам хотелось придать этому бизнесу ускорение.

Сейчас у нас несколько иные задачи, и их лучше и интереснее всего обсуждать здесь, в Екатеринбурге. Мы считаем, что это город с хорошей средой для того, чтобы делать современное, смелое и продвинутое СМИ, каким является Е1.

ОЧ: Получается, что вы не так далеки от оперативного управления?

ВШ: Я далёк от того, чем занимается редакция, но я занимаюсь стратегией, определяю, чем должны будут заниматься редакции завтра. Но не скажу, что это полностью моя задача, потому что у нас есть непосредственно отвечающие за этот участок — в данном случае Ринат Низамов, который был главным редактором E1, а сейчас возглавляет весь наш региональный digital-бизнес, и, конечно, он в этом самый главный.

Моя задача — способствовать тому, чтобы Ринат заглядывал вперёд и постоянно думал о том, что нам надо развиваться, создавать для него комфортную среду обитания, благоприятную для развития нашего бизнеса. И, может быть, где-то подталкивать или наоборот вносить коррективы, защищать от не совсем разумных шагов, делиться опытом, который есть у меня, но нет у Рината как представителя другого поколения.

О том, как большой бизнес воспринял победу Дональда Трампа

ОЧ: Как вы отреагировали на победу Дональда Трампа на выборах? У вас был разговор с вашими американскими партнёрами?

ВШ: Мы только что обсуждали эту тему в узком кругу с нашими коллегами. Моё личное суждение — на сегодняшний день накопилась глобальная усталость и большой объём протестных явлений.

То, что случилось в США, по большому счёту, не такой уж сюрприз.

Трамп постарался поднять протестное движение и на этом выиграть. И всё сработало. Глубина внутренних проблем в США оказалась такой, что вынесла, казалось бы, непроходимого кандидата, который, по идее, не должен быть президентом. Это большой урок для политиков, для тех, кто строит глобальные стратегии. И этот урок говорит о том, что в США что-то нужно пересматривать.

Бизнесмены достаточно спокойно относятся к происходящему на выборах…

ОЧ: Но биржевые котировки с ума сошли.

ВШ: Это эмоциональная реакция. Мир последние две недели был настроен на другое. Биржи, большие бизнесы сориентировались на одну новость, а когда произошло совершенно обратное, это стало wow-фактором, и включилась эмоциональная реакция. Но масштаб этой реакции невелик: изменение доллара было 2%. Золото пошло вверх, что в таком случае относительно предсказуемо.

ОЧ: В американской ситуации парадоксальным было то, что практически все крупные СМИ старались сохранять лицо, активно и прямолинейно агитируя за Клинтон. Удивительно, но замечательная с точки зрения функционала и результативности пропагандистская машина дала сбой. Люди не верят СМИ? Как вы думаете, это симптоматичный момент?

ВШ: Меняется форма потребления информации. В эпоху до интернета политики традиционно делали ставку на телевидение и печатную прессу. Сейчас ситуация совсем другая — решающее значение имеют социальные сети, интернет-ресурсы. Буквально вчера я общался с одним из наших коллег, который родился и вырос в Перми, но стал американским гражданином и работает в крупном мировом банке. Он был взволнован по поводу выборов. Неуверенность в победе Клинтон буквально витала в воздухе.

Большинство людей в различных опросах не признавались в том, что будут голосовать за Трампа, потому что хотели выглядеть респектабельно, чем-то выделяться, и отвечали «за Клинтон», чтобы от них отвязались. Но на самом деле многие голосовали за Трампа.

Перед моим отлётом я общался с коллегой, чьи друзья и родственники живут и работают в США. Они звонили ему и рассказывали, что народ начал голосовать и раскрываться. Они начали говорить о том, что на самом-то деле малый бизнес за Трампа, средний бизнес — за Трампа, даже мексиканцы, которые делают бизнес в Америке и прежде всего думают о своём бизнесе, — за Трампа. О том, что белое население — большая часть Америки.

О монетизации СМИ и о том, как Виктор Шкулёв отучал уральских журналистов брать «политические деньги»

ОЧ: Ослабление влияния классического телевидения — совершенно очевидная тенденция. Совокупная аудитория всех онлайн-проектов, которые находятся у вас в портфеле, — 63 миллиона человек; доля суточной аудитории Первого канала — примерно 30 миллионов. Даже если добавить «Россию» и НТВ, общая аудитория всё равно будет меньше, чем у ресурсов, которыми владеете и управляете вы. Я понимаю, что вряд ли вы мыслите такими категориями, но помните ли вы тот момент, когда осознали, что владеете более крутым и влиятельным ресурсом, чем вся тройка федеральных каналов?

ВШ: Я так не думаю. Я думаю, у федеральных телеканалов влиятельность всё-таки выше. И потом, мы не измеряем бизнес через эту категорию; для нас это мифическая вещь. Это не является нашим KPI. Мы смотрим на то, чем занимаемся, через совершенно другую призму.

Наша задача — иметь определённые целевые группы, для которых мы делаем предложения по нашему бизнесу. Е1 — это городское СМИ, следовательно, нашей аудиторией являются горожане.

Если группа достаточно многочисленна для того, чтобы быть целевой для определённых категорий рекламодателей, то всё сходится: мы предлагаем нашим пользователям контент, они вокруг него собираются, а дальше мы предлагаем нашему рекламодателю услуги по этой аудитории.

Чем дальше, тем больше мы работаем по этой технологии. Все отношения на рынке строятся через призму нашей бизнес-модели.

ОЧ: Мне невероятно импонирует ваша, прямо скажем, экзотическая в наше время позиция оставаться вне политики при таких ресурсах.

ВШ: Это не экзотическая, а нормальная позиция.

ОЧ: Это вам так кажется!

ВШ: Только что прошли парламентские выборы. Ни копейки политических денег на сайте Е1 нет.

ОЧ: Но много ли вы знаете других владельцев крупных медиаресурсов, которые могут сказать то же самое? Для подавляющего большинства СМИ в России, в том числе региональных, политические деньги — очень серьёзные деньги, едва ли не основа всего. В нашей области политики вообще тотально финансируют некоторые ресурсы, которые без этого просто не могут существовать. Но оставим это за скобками — каждый выживает как может.

ВШ: Мы помимо бизнеса в интернете ещё делаем бизнес в прессе. Долгие годы мы занимали точно такую же позицию в прессе: не включались ни в одну из политических кампаний.

Но в последнее время мы изменили позицию. У вас здесь есть наш журнал «Телесемь» — это самый большой еженедельник в стране. Всем очевидно, что журнал «Телесемь» вне политики; всем очевидно, что это журнал с телевизионной программой и журнал для женщин; всем очевидно, что размещённая там политическая реклама сделана из расчёта, что это прежде всего площадка для коммуникации политической партии и избирателя. «Телесемь» не находится в информационном пространстве как городское СМИ, например, Е1, где очень рискованно смешивать позицию ресурса с позицией партии. В женском журнале «Телесемь» не опасно размещать политическую рекламу, потому что это не влияет на доверие читателя к нашей редакционной политике.

А на городском ресурсе для нас главное — доверие нашего пользователя, и мы бы не хотели злоупотреблять этим доверием и казаться изданием, которое поддерживает эту или другую партию.

ОЧ: Для новичков, которые недавно оказались в вашем холдинге, указание не брать политических денег спускается сверху? Некоторые управленцы на местах могли бы посмотреть на вас квадратными глазами: «Как же? У нас тогда не получится». Как вы принимали это решение — единолично, с партнёром, редакциями?

ВШ: Это было прежде всего решение основных владельцев бизнеса. Наши зарубежные партнёры не участвуют в принятии таких решений. Они отодвинуты от этого и нами, и сами не стремятся участвовать.

Но у нас есть миноритарные российские партнёры, и с ними, конечно, мы это обсуждали. Если для наших партнёров из Сибири это устойчивая формула, и тот же самый НГС давно работает по этой модели, то в уральской группе — в Челябинске, Перми, Тюмени — политическая реклама была важным источником дохода.

Нам пришлось убеждать партнёров в том, что нужно перестраиваться, повышать уровень доверия, viewability — эффективность контакта рекламодателя с нашим рекламным сообщением. Это значит, что нам нужно иметь больше аудитории, а больше аудитории мы сможем получить через доверие. Поэтому давайте откажемся от политических денег, но больше заработаем на коммерческих контрактах. В конце концов мы их убедили.

Вторая проблема была с нашим менеджментом. В этом году мы потратили несколько месяцев на то, чтобы убедить менеджмент пойти по этому пути. «Это так, ребята, это так. Не будем это делать». Они не поверили и какое-то время продолжали по инерции брать политические деньги, госзаказы. Но мы технично вышли из всех контрактов, не нарушая их, и когда подошли к парламентским выборам, у нас уже не было никаких политических заказов.

ОЧ: Это восхитительно. Вы прямо идеалист от бизнеса.

ВШ: (смеётся) Нет, ни в коем случае.

ОЧ: Увольняли ли вы кого-то за то, что они под прикрытием ваших чистых брендов пытались гнуть линию политических заказов?

ВШ: Конечно, процесс увольнений идёт. Но дело даже не в этой линии. Умение отказываться от политических денег составляет 10-15% наших требований.

Большая часть требований сфокусирована на другом — на том, какой контент мы производим. Это главное для нас, и все, кто у нас работает — главный редактор, журналист, руководитель департамента, — должны соответствовать этим требованиям.

В холдинге идёт процесс обновления, смены поколений. В Екатеринбурге поменялся главный редактор — Ринат уехал на повышение и теперь возглавляет весь бизнес Digital Regional Network. Поменялся главный редактор в Челябинске, меняются главные редактора в других городах. Будут ещё замены.

ОЧ: Ваши сотрудники будут смотреть интервью и гадать: «Про кого же, про кого Виктор Михайлович говорил?».

ВШ: Мы живём в условиях жёсткой конкуренции, и каждый должен понимать, что на своём месте ты хорош тогда, когда ты конкурентоспособен. Если у кого-то не получается, то и с нашей стороны лучше сказать: «Не получается. На замену».

ОЧ: Не надо вставлять квадратных людей в круглые отверстия.

ВШ: Конечно.

У нас есть не только творческие сотрудники, но и те, кто занимается бизнесом — там такие же перемены. Буквально пару месяцев назад мы произвели несколько изменений среди наших региональных руководителей и не обещаем остальным, что они абсолютно неприкосновенны — всё зависит от результатов их работы.

ОЧ: Вы производите впечатление доброго и открытого человека. Как учитель вы строгий, но справедливый. Какой вы руководитель? Вас боятся, уважают, или и то и другое?

ВШ: (улыбается) Я этого не знаю. Иногда слышу о себе: «Мягко стелет, но жёстко спать». Не знаю, правда это или нет, но такое бывает.

Об аудитории, контенте, злых форумчанах и отрезанных головах в ленте новостей

ОЧ: Теперь вопрос об аудитории ваших городских порталов. Ваши слова: «Горожанин — это бог». Вы работаете именно для горожан. Городские СМИ во многом незаменимы, когда дело касается многих социальных тем, и это касается и Е1.

Но с каким ликом этот бог? Я долго вела прямой эфир на местном «Четвёртом канале» и в бытность телеведущей регулярно становилась предметом обсуждения на портале Е1 — и на форумах, и в публикациях. «Жирная», «тупая» — это были самые мягкие эпитеты и в мой адрес, и в адрес любого другого героя публикации. Это страшная волна людского негатива на ровном месте. Комментарии под рекламными материалами на E1 даже закрывают, потому что модераторы не могут сдержать эту волну.

С другой стороны, более отзывчивую аудиторию, чем городская, сложно найти. Если надо опознать преступника по фотографии, собрать деньги ребёнку, кто-то потерялся или потерял фотоаппарат или велосипед — все наваливаются, делают, и проблема молниеносно решается.

Для какого горожанина вы работаете?

ВШ: Мы имеем дело с большим ресурсом, у которого разнообразная аудитория. Есть добрые и злые, умные и не очень.

Здесь есть два очень важных момента. Для части нашего ресурса работа делается редакционной командой, у которой есть своя позиция и редакционная политика. И есть часть ресурса, которая является площадкой для размещения контента, производимого горожанами (user-generated content). Одно из достоинств Е1 в том, что будучи сайтом с 20-летней историей, существовавшим ещё до эпохи социальных сетей, мы продолжаем оставаться сайтом, который поддерживает эту площадку для коммуникации. По большому счёту, это даже не форум, а своеобразный чат, где горожане высказывают свои суждения и обмениваются мнениями.

Мы, конечно, не идеалисты и понимаем, что не сделаем не очень доброго человека добрее. Но мы в какой-то степени формируем среду, по которой заметна температура в обществе. С большим СМИ всегда есть проблема: оно охватывает весь город, а в городе разный народ.

Но коллеги в нашей редакции считают, что Екатеринбург один из самых добрых городов России. Они считают, что ваша власть реагирует на мнение горожан, что горожане умеют формулировать и доносить до власти своё мнение, что-то ей подсказывать. В редакции считают, что жители Екатеринбурга готовы друг другу помогать и делают это.

Я не так хорошо знаю Екатеринбург, но мы привыкли считать его самым продвинутым региональным центром.

ОЧ: Да, это мы любим.

ВШ: Также в Екатеринбурге очень благоприятная среда. Чем бы ты ни занимался, ты либо получаешь негативную реакцию — ты делаешь не то, и надо сворачиваться, либо, напротив, твоё зерно начинает прорастать. Почва для этого здесь очень благоприятная.

ОЧ: Меня всё-таки беспокоит этический момент. Недавно в одном местном издании было перекрёстное интервью редакторов СМИ, и я задала всем один и тот же вопрос об этике — скорее даже не профессиональной журналистской, а гуманистической. Правдивая история с отрезанной головой — это хит, рейтинги, перепосты, обсуждения. Это долгоиграющая история, которую можно раскручивать, добавлять подробности и полгода на ней ехать, собирая цифры, продавая их рекламодателю и получая за это денежки.

Как вы подходите к этой части работы? Когда 600 тысяч человек из полуторамиллионного города заходит на Е1 каждый день, мне кажется, возникает очень серьёзная ответственность за то, что вы пишете. И про отрезанную голову было написано. Я не упрекаю — я хочу понять.

ВШ: Вы правы, на нас как на бизнесменах, которые занимаются медиабизнесом, лежит большая ответственность — за сделанное, за слова, брошенные в эфир, за сделанные выводы, — и мы чувствуем на себе эту ответственность.

Прежде всего мы исходим из того, что город живёт разнообразной жизнью. Одна из наших важнейших задач — сделать так, чтобы горожанин видел картину дня. В этой картине есть всё: есть снегопад, пробки, ДТП… и есть позитив. Мы за то, чтобы не злоупотреблять своими возможностями, придерживаться консервативных эстетических взглядов и делать так, чтобы наша информационная картина дня не была перекошена убийствами, ДТП и прочим негативом.

В этом кроется одна из проблем. Мы постоянно находимся в противоречии: с одной стороны, мы предъявляем редактору требования по повышению трафика, с другой — нам отвечают лентой дня, когда из десяти новостей шесть или семь криминального характера.

Вот у вас произошла огромная трагедия на заводе — обвалилась крыша. Что делает Е1? Пытается найти решение, как это подать. В итоге делается съёмка сверху. Мы пытаемся через информационные техники — через съёмку, фотографию, констатацию — донести, что в городе есть такая проблема.

Мы все удивляемся тому, что сейчас второй или третьей по популярности идёт тема выборов в США. Горожане этим интересуются, мы видим, какое количество людей постоянно читают информацию о выборах на нашем сайте. И мы отвечаем на этот запрос, хотя, казалось бы, можно было остановиться на большой трагедии.

Сейчас мы работаем над немного другой журналистикой для городского портала — журналистикой, ориентированной на большое разнообразие информации. Для этого у нас есть свои подходы, технологии и установки. Например, мне очень понравился сделанный E1 материал про екатеринбургские крыши. Там и съёмка красивая, и сам разговор интересный. Под какими крышами мы живём? Как устроен наш город? Что такое крыша нашего города? Это вызывает интерес у горожан, и это нужно делать.

О том, что для души, — журнале MAXIM и хоккее

ОЧ: Вопрос из серии «Мама, кого ты больше любишь — меня, брата или сестру?»: выделяете ли вы более благодарные или более любимые направления бизнеса? Есть ли у вас какая-то отдушина?

ВШ: Я, к сожалению, живу немного по другому принципу.

ОЧ: Почему к сожалению? Может быть, к счастью.

ВШ: Может быть, и к счастью. Обычно я начинаю рабочий день с решения проблем, хотя для меня проблемы и задачи — это позитивная среда. В английском языке есть хорошее слово challenges. Для меня это реальный позитив, когда я имею проблемы-задачи, которые нужно решить. Они у меня обычно разбиты по категориям: наиболее срочные, среднесрочные, перспективные. Я работаю над этим. Любимое и дорогое начинается, когда я могу позволить себе период отдыха. Когда я понимаю: окей, уже 10 часов вечера (усмехается), и можно позаниматься чем-то, что мне больше нравится.

У нас есть проект MAXIM — и сайт, и журнал…

ОЧ: Я понимаю, почему вы выбрали именно это издание!

ВШ: В Ельцин-центре будет мероприятие интересного формата, который делает Александр Маленков, главный редактор журнала. Его стэндап-формат называется «Беспринципное чтение». Помимо того что он талантливый журналист, он ещё и очень талантливый писатель, и он и его коллеги выступают с короткими или средними по длине рассказами.

Когда у меня появляется минута вечером или утром, я могу позволить себе позаниматься чем-то помимо работы, что доставляет мне удовольствие. У нас есть маленький журнал Departures, который я могу с удовольствием почитать.

Но обычно я имею дело с иерархией задач, и в её рамках я не разделяю, нравится мне задача или не нравится. Надо делать.

ОЧ: После журнала MAXIM не могу не спросить про ваше настоящее хардкорное увлечение хоккеем. Откуда оно? Где вы берёте на него время и энергию? Где вас можно встретить в спортивной одежде и на коньках?

ВШ: Меня можно встретить почти каждую субботу и воскресенье на одной из хоккейных коробок в Москве. У нас есть корпоративная команда, которая существует уже много лет и развивается как живой организм. Мы год от года становимся всё больше.

В нашей большой корпоративной команде есть аж три состава. Есть состав мастеров, которые играет в Российской товарищеской хоккейной лиге; он является лидером «Золотого» дивизиона. Совсем недавно они обыграли команду Романа Ротенберга со счётом 7:3. Есть второй состав, который играет в другой лиге, и тоже неплохо. Есть третий состав, для «чайников», в котором играю я. У нас тоже неплохо получается. В воскресенье мы победили в очередной игре. Как же жить без спорта? Без спорта жить очень сложно.

ОЧ: Но вы же бизнесмен, вы должны создавать себе реперные точки и в этой сфере вашей жизни. Вы мечтаете перейти из одной корпоративной команды в другую?

ВШ: (улыбается) Нет, нет. Я всего лишь пытаюсь сделать так, чтобы мне было интересно провести время на хоккейной площадке с командой. Хоккей командный вид спорта, там сложно одному что-то сделать — это не фигурное катание. Мы играем большой командой.

В любительском хоккее, как я заметил, есть алгоритм развития. Мы начали с того, что собрались, четыре-пять человек, и начали вспоминать. У каждого своя история: кто-то в детстве начинал кататься, потом прекратил, потом возобновил, потом снова бросил… Со мной было так же — я в детстве катался, а потом долгие годы не вставал на коньки.

И вот мы собрались, начали кататься и быстро сообразили, что нужно собрать команду. Создали команду и на следующий год играли уже в команде. Потом в ней начали выделяться те, кто сильнее и слабее, и так всё это переросло в то, что мы сегодня имеем: три состава, играем в двух лигах, в разных дивизионах.

Это доставляет удовольствие. Ты катаешься сам или приходишь на тренировку к мастерам и учишься у них, какие-то упражнения выполняешь. Как только они видят, что тебе нужно дать пас — они тебе его дают, когда ты даёшь плохой пас — они его почему-то принимают.

В субботу мы собрались большим коллективом, болели за нашу первую команду. Скоро у нас будет очередной турнир на приз нашего кубка — кубок MAXIM, который мы проводим уже много лет. В хоккейной тусовке считается, что самый элегантный и стильный турнир в России.

ОЧ: В интернете есть забавное видео, на котором Владимир Путин едет с шайбой к воротам, и все разъезжаются, и даже вратарь решает, что время позвонить маме. У вас такого не случается из-за того, что вы большой начальник? Как всё проходит – по-жёсткому, по-нормальному?

ВШ: По-нормальному. Я вообще стараюсь, чтобы было по-нормальному. Мы внутри одной команды проводим двусторонние игры.

И если я иду с шайбой, а её у меня почему-то не отбирают, то я делаю ещё один круг, чтобы всё было по-честному (улыбается).

Я не бросаю по воротам, если понимаю, что меня решили пропустить к воротам. Делаю круг, отдаю пас или ещё что-то. Потом подъезжаю, выясняю: «Ну как так? Ты чем занимаешься на площадке?». — «Ну, я посчитал, что там остались два шага, вы можете бросить…»

ОЧ: Вы никого не уволили за подкат или жёсткий силовой приём?

ВШ: Нет (смеётся). Нет, это нормально.

Об открытии собственной галереи и о том, что никогда не выйдет на пенсию

ОЧ: В Москве буквально в понедельник открылась ваша галерея современного искусства. Откуда у вас это серьёзное увлечение?

ВШ: Это хобби, это совсем не серьёзное увлечение. Можно сказать, что это долголетнее партнёрство с одним из моих друзей и товарищей — профессиональным художником Сергеем Герасимовым. Он долгие годы был реставратором Пушкинского музея, потом начал сам писать, потом ушёл из музея и сосредоточился на собственном творчестве. Я знаю его много лет, и эти годы мы друг друга поддерживали.

Несколько лет назад мы с ним решили сделать какой-нибудь арт-проект. Начали с того, что создали представительство в Париже как площадку, на которой можно было бы оглядеться. Потом начали организовывать выставки. Поучаствовали с нашей экспозицией в парижском Вернисаже, потом в Сингапуре. В конце концов пришли к выводу, что наберёмся наглости и сделаем что-нибудь в Москве. И мы это сделали.

Первую экспозицию в нашей галерее мы назвали «Ноэмы», позаимствовав слово «наэма» («предмет») из философского словаря. Художник, как правило, доносит свою идею через предмет — это его способ коммуникации с миром, с потенциальными почитателями. На нашей выставке мы соединили в одну экспозицию ноэмы очень разных художников — и неизвестных, и больших классиков, таких как Кандинский или Писарро.

Кстати, мы работаем с Сергеем Брюхановым, выходцем из Екатеринбурга. Насколько я знаю, он у вас достаточно известен. Мы выставляли его и в Париже, и в Сингапуре, и везде на него очень хорошая реакция. Мы продолжим с ним работать — у нас даже будет отдельная его экспозиция.

Сегодня есть две встречные проблемы. Есть профессиональный художник, которого не видит потенциальная аудитория, и есть аудитория, которая хотела бы иметь художественные работы, но не может понять: а что настоящее искусство? Что выбрать?

ОЧ: Есть деньги, но может быть недостаточно вкуса и знаний. Нужен посредник.

ВШ: Да. И когда появляются какие-то имена… Например, сейчас у нас в экспозиции есть современный художник Виноградов. Он стал популярным как часть очень эффектного дуэта Дубоссарский & Виноградов.

ОЧ: Но вы их разделили.

ВШ: Они сами разошлись. Мы посчитали интересным, что есть мировые классики, как Кандинский, есть совершенно неизвестные художники, есть художники с небольшой известностью, как Брюханов, — и есть узнаваемый Виноградов. Тот, кто интересуется искусством, допустим, уже что-то слышал про Виноградова. Возможно, это шаг к тому, чтобы найти решение.

Но есть огромная масса неизвестных, но классных художников, о которых можно рассказать, и это может быть именно то, что нужно потенциальному почитателю. Мы сделали экспозицию, в которой представили разных художников не только по известности, но и по жанрам. Например, у нас есть интересный художник из Краснодара — Костя Лупанов, такой широкими мазками экспрессионист. Или же Оскар Рабин, известный нонконформист-шестидесятник, который был выслан из Советского Союза, живёт и работает в Париже и сейчас старается не продавать свои работы. Ему под 90, он в трезвом уме, у него хорошая рука. Мы нашли решение и представили одну из его работ на нашей экспозиции. Получается такая связь поколений. Рабин — совсем другая школа, нежели школа Кости Лупанова, которому 30 с небольшим.

Это эксперименты для души, это доставляет нам удовольствие. И мы рассчитываем, что в этом мире мы можем что-нибудь сделать хотя бы для самих себя — и, может быть, ещё окажем пользу художникам и интересующимся искусством.

ОЧ: Вы когда-нибудь думали о своей пенсии?

ВШ: Я думаю, что мне пенсия не светит. Это не мой жанр (улыбается). Есть, конечно юридический статус: в определённом возрасте уйти на пенсию — это особенно характерно для американского и европейского рынка. Но в реальной жизни народ не уходит на пенсию, а продолжает жить активной жизнью, и в какой-то степени это залог самой жизни. Можно продлить свою жизнь какими-то занятиями, сделать её более интересной. Я плохо понимаю тех, кто считает: «Ну всё, тьфу на вас. Надо идти на пенсию, садиться дома у телевизора и так проводить время».

ОЧ: Как вы считаете, нужно ли любить людей, занимаясь медиабизнесом, или нужно быть немного циником? И нужно ли вообще любить людей?

ВШ: Я активный сторонник концепции, что надо быть искренним в своих чувствах.

Если человек тебе нравится, то его надо любить. А если не нравится, то надо решать эту проблему в меру воспитанности.

Любить, конечно, надо. Я считаю, прав был наш великий Достоевский, когда говорил о том, что красота спасёт мир. Можно его перефразировать и сказать, что и любовь спасёт мир. Так что любить надо обязательно.

Ведущая: Ольга Чебыкина

Оператор: Илья Одношевин, Максим Черных, Роман Бороздин

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^