Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -7°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -7°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -7°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Киёкадзу Араи: «Для Екатеринбург-Сити я создал концепцию «Голубого озера» — сидишь на берегу и смотришь, как в воде плавают рыбки-роботы»

×
100+ Forum Russia 7 октября в 19:09
Проблемы с видео?
В материале:

Араи Киёкадзу, 100+ Forum Russia

Один из самых известных японских архитекторов — о неожиданной концепции делового центра Екатеринбурга и о том, что в основу любого хорошего здания заложена… любовь.

Подкаст

Ольга Чебыкина: Добрый день, господин Араи. Для нас большая честь видеть вас в нашей студии.

В отличие от многих иностранных гостей форума, вы уже создали немало проектов для России и постсоветского пространства, например, ипподром и конгресс-холл в Башкирии и проект многофункционального комплекса с гостиницей в Ереване. И со всеми этими проектами вы побеждали в международных конкурсах. Можно сказать, вы нашли ключ к нашим национальным предпочтениям. В чём секрет? Почему ваши предложения оказываются удачными?

Многофункциональный комплекс с гостиницей Intercontinental в Ереване / archi.ruМногофункциональный комплекс с гостиницей Intercontinental в Ереване / archi.ru

Киёкадзу Араи: Обучаясь в США, я приобрёл много друзей, и одного из них впоследствии встретил в Японии. Это был студент одного из архитектурных вузов Москвы. Он рассказал мне о многих конкурсах, которые проводятся в сфере архитектуры в России. Я решил в них поучаствовать и почему-то стал побеждать. Наверное, тот язык, который я использовал в проектировании, просто оказался победным.

Он достаточно прост: это язык простоты, язык равенства. Когда мы с вами стоим друг напротив друга, я могу отвернуться в сторону, а могу подойти к вам с открытыми руками и обнять вас. То, что я привнёс в свою архитектуру, можно описать словом «любовь». Это не постоянное напряжение в общении между людьми, а равенство.

ОЧ: Думаю, лучшего ответа и быть не могло. Как вы считаете, есть ли в современной архитектуре понятие национального дизайна? Вас называют и выдающимся японским, и американским архитектором. Актуально ли такое деление дизайна?

КА: Наверное, неправильно говорить о принадлежности архитектора и его идей к определённой стране. Мы общаемся между собой на международном языке. Признание уровня архитектуры происходит на международном уровне, потому что каждый архитектор, находящийся в одной стране, прекрасно знает, что делает другой архитектор в другой. К примеру, построил я здание в Японии — и его уже все знают и обсуждают. Особенно в наше время, когда информация широко распространяется, все мы имеем в руках средства связи и прекрасно обо всём знаем. Так что говорить о том, что архитектура имеет отношение к определённой стране, будет неправильно.

Правильнее сказать, что каждый из нас привносит свою душу, что-то личное в каждый проект, над которым работает. Международные награды даются именно за личный вклад архитектора, а не за его национальную принадлежность. И несмотря на то, что разные государства имеют оружие и используют его друг против друга, все мы любим посещать разные страны. Когда мы встречаемся с новыми людьми, мы лучше понимаем другие страны, и оружие уже не нужно.

ОЧ: Что вы поняли про Россию? Быть может, вы отметите не только положительные моменты. Мы сами часто жалуемся на излишнюю бюрократичность многих процессов, невыполнение сроков строительства, несоответствие проекта результату, многие технические сложности, брак на стройке. Как в России умеют и хотят строить?

КА: Много лет назад мы в Японии имели малое представление о том, что такое Россия, потому что она была для нас далёким государством. Прошли годы, и мы становимся ближе друг к другу, повышается уровень нашей информированности. Мы поняли, что пережила Россия от татаро-монгольского ига до нашего времени. У вас были замечательные течения в архитектуре и искусстве — один только авангард чего стоит. Я был на выставке авангарда в США и понял, что это была просто потрясающая эпоха. Это ни в коем случае нельзя забывать. Чем больше мы общаемся, тем больше узнаём друг о друге.

С точки зрения архитектуры надо понимать и ценить то, что ты имеешь. Что такое Токио? Это город, который мы постоянно строим заново. Его разрушают то войны, то землетрясения, и нам постоянно приходится что-то восстанавливать. Вам же необходимо хранить и беречь историю, которая у вас есть. Это важнее всего.

ОЧ: Вы представили свою концепцию создания делового центра Екатеринбурга — Екатеринбург-Сити. Каким вам видится идеальный деловой центр нашего города?

КА: Мой проект в корне отличается от того, что традиционно воспринимается как высотное строительство, то есть отдельно стоящие высотные здания. Мой проект предполагает пейзажное планирование. Его центром является озеро; сама концепция проекта называется «Голубое озеро». Можно представить себя человеком, сидящим на берегу этого озера, смотреть, как в воде плавают рыбки-роботы, наслаждаться пейзажем. Я считаю, что восприятие должно формироваться не по отдельно стоящим зданиям, а в целом. Здание должно быть встроено в пейзаж. Именно так я и разрабатывал свой проект.

ОЧ: Какова технология создания таких решений для городов? Обязательно ли приезжать в город, чтобы увидеть его живьём? Были ли вы, например, в Уфе и Ереване до того, как предложили им свои проекты, или такой космополит, как вы, может поизучать материалы в интернете, посмотреть на Google Maps и всё понять про территорию, которой вы предлагаете решение?

КА: Это очень хороший и правильный вопрос. Конечно, когда ты что-то проектируешь, тебе нужно оказаться в месте, для которого ты это делаешь. Нужно посмотреть прилегающую территорию, какие здания находятся вокруг, с какой стороны светит солнце, как всё это воспринимается в действительности.

Но с проектом Екатеринбург-Сити всё пошло совсем не так. У меня не было возможности сюда приехать; стоимость перелёта и работы была очень высока, и я понял, что не стоит этот приз таких огромных денег. Поэтому мне приходилось работать именно с интернетом, с Google Maps. Ещё одна сложность состояла в том, что техническое задание было сформулировано на русском языке; пришлось переводить. Я и сам искал информацию, и с помощью своих студентов. Более того, я получил задание только в июле, и мне пришлось реализовывать проект в очень короткий срок. Только никому, пожалуйста, не говорите.

Но когда я сюда приехал, то выехал на место, посмотрел и подумал: «Ага… Голова у меня варит нормально».

ОЧ: Как вы оцениваете значимость проведения форума высотного и уникального строительства именно в Екатеринбурге, а не в Москве — самом высотном городе в России?

КА: Екатеринбург очень выгодно расположен на карте. Москва всё-таки находится дальше от таких стран, как Япония и Корея. Пусть экономические и политические вопросы решаются там, западнее, а здесь надо выстраивать отношения с людьми, говорить о таких высокодуховных вещах, как архитектура.

Поскольку мы с вами ближе расположены друг к другу, вам нужно быть ближе к Японии, к Корее — правда, не к Северной (улыбается). Нам надо чаще встречаться, иметь возможность просто увидеться и пожать друг другу руки. Было бы здорово, если бы между Японией и Екатеринбургом был прямой рейс, потому что мне пришлось лететь из Токио в Москву, а потом сюда, и получилась трата времени.

ОЧ: На городском уровне ведётся дискуссия о том, какое лицо у Екатеринбурга — азиатское или европейское. Как вам показалось? Кроме того, чаще всего про наш город говорят, что он эклектичный, в нём сочетается несочетаемое — стеклянные небоскрёбы и купеческие особнячки XVIII-XIX века. Каков Екатеринбург для вас?

КА: Можно провести параллель с японским Киото, в котором мы стараемся сохранить атмосферу, существовавшую в нём веками. Мы смогли привлечь туристов, рассказать общественности о том, что город так выглядел и так выстроен, и сохранить его дух. То же самое можно сказать и о Екатеринбурге: дух старины, который здесь есть, должен остаться в памяти и сердцах людей и никуда не исчезать.

ОЧ: Какой город вы бы назвали самым красивым на Земле?

КА: Это сложный вопрос, потому что каждый город прекрасен по-своему. К примеру, я жил в Лос-Анджелесе и считал его красивым. Но это огромный город, и многим он не нравится, потому что он просто разбросан по холмам. Можно найти город, в котором все будут друг друга знать и здороваться, и он тоже будет прекрасным.

Для меня же самый красивый город — Киото.

ОЧ: Большое спасибо! Надеюсь, это не последний ваш визит в Екатеринбург, и когда-нибудь вы здесь для нас что-нибудь построите, и мы будем счастливы от этого.

КА: Мы вернёмся. Спасибо вам большое.

Оператор: Илья Одношевин, Максим Черных

Ведущая: Ольга Чебыкина

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^