Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,18$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,18$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,18$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Кристос Пассас, Zaha Hadid Architects: «Я бы хотел построить дом, который не касается земли»

×
100+ Forum Russia 7 октября в 19:35
Проблемы с видео?
В материале:

Пассас Кристос, 100+ Forum Russia

О 18 годах совместной работы с Захой Хадид, а также о работе в России, в результате которой появилось не только новое здание, но и семья.


Екатерина Дегай: Добрый день!

Кристос Пассас: Добрый день.

ЕД: В России вы реализовали пока всего один проект, бизнес-центр Dominion Tower в Москве. Это очень красивое здание; его, например, снимали в заставке известного телешоу «Вечерний Ургант». Но к нему есть и критические замечания. Главный редактор The Village Юрий Болотов сказал следующее: «Dominion Tower — это шаг назад по сравнению с тем же Центром Гейдара Алиева в Баку или любым другим новым проектом бюро. Здание проектировали и строили более десяти лет, и сейчас оно выглядит запоздалым приветом из прошлого». Как вы реагируете на подобные отзывы? Может ли здание, которое строится больше десяти лет, устареть за этот срок?

Dominion Tower в Москве


КП: Телешоу «Вечерний Ургант» я, к сожалению, не видел, но я рад, что наше здание используется и таким образом. Могу привести ещё один пример: первое здание Захи Хадид — пожарная станция Vitra в городе Вайль-на-Рейне в Германии — вообще стало галереей. И это прекрасно, что у архитектурных проектов может быть интересная жизнь.

Возвращаясь к вашему вопросу о сроках: причина, по которой Dominion Tower так долго строили, никак не связана с архитектурой. В мире был тогда кризис, и Россия тоже его почувствовала. Но умаляет ли это значение здания? Сомневаюсь. Я думаю, что хорошие здания могут жить столетиями. Так что я бы с подобным отзывом не согласился.

ЕД: У вас есть любимое здание?

КП: В мире много интересных зданий. Мне сложно выделить одно.

ЕД: Тогда задам вопрос иначе. Есть ли проект, который вас изменил? Проект, в который вы так глубоко погрузились, что в итоге стали другим?

КП: Каждый проект что-то меняет в тебе. Ты узнаёшь что-то новое и как человек, и как архитектор, и это даёт возможность развиваться.

Одно из важнейших зданий в моей карьере — научный центр «Фэно» в Вольфсбурге. Я работал над ним вместе с Захой Хадид и другими коллегами. Это был очень напряжённый период, потому что на тот момент это был один из наших крупнейших проектов в Европе. Это было испытание с архитектурной, конструкторской и технологической точки зрения, и мы вышли из него с чувством гордости за то, что создали нечто прекрасное. А также с чувством большой усталости (улыбается). Для меня это был переломный проект.

Научный центр «Фэно» в Вольфсбурге


Проект Dominion Tower также был интересен, потому что он помог мне понять российскую культуру и то, как заказчики в России видят развитие своих городов. Это было продуктивное сотрудничество, и я за него глубоко благодарен.

ЕД: Над чем вы работаете сейчас?

КП: Над многими вещами. Недавно я начал работу над новым проектом в Москве, но он секретный, я пока не могу о нём говорить. Также я продолжаю работу над башней Opus в Дубае, которая будет закончена в следующем году. Есть небольшой, но очень близкий мне проект на моём родном Кипре, в Никосии — строительство парка и торгового центра для муниципалитета.

ЕД: Вы упомянули свою родину. А есть ли страна, в которой вам комфортнее всего работать?

КП: Лондон очень хорошее место, это креативный центр мира. Кроме того, именно там расположен наш офис, там живут Патрик Шумахер и другие очень талантливые люди. Лондон стал для нас домом, несмотря на то что большая часть сотрудников нашей компании родом из других стран Европы, из России, Азии, Африки и с Ближнего Востока.

Сейчас мы работаем во всех уголках мира. Мне нравится работать в России. Моя семья сейчас, к слову, живет в России.

Что касается моего родного Кипра, он, конечно, мне тоже очень дорог. Но я думаю, что сейчас все мы, хорошо это или плохо, становимся глобальными — «многоместными» что ли. Мы работаем в разных местах, много путешествуем, члены наших семей и друзья могут жить в разных местах.

ЕД: Вы сказали, что ваша семья живет в России. Расскажите о ней, пожалуйста.

КП: Моя жена из Москвы. Недавно у нас родилась дочь, она наполовину русская. Моя падчерица и семья моей жены также живут здесь, и моя связь с Россией теперь очень крепка. Последние три-четыре года были интересными, и я счастлив, что всё так обернулось. Я этого не ждал и не планировал, но я этому очень рад.

ЕД: Теперь я понимаю, почему вам нравится работать в России (улыбается).

Хочу задать вам несколько вопросов про другую женщину — про Заху Хадид. Как вы с ней познакомились?

КП: Мы с Патриком Шумахером и Бреттом Стилом учились в школе Архитектурной ассоциации в Лондоне. Мы разрабатывали предложения по расширению терминала аэропорта Хитроу, а Заха Хадид была членом жюри по этому проекту. Через пару лет я прошёл собеседование в её офисе и получил возможность работать с ней.

ЕД: Вы работали с Захой 18 лет. В своих воспоминаниях она пишет: «Было десятилетие — приблизительно с 1995 по 2004 год, — когда большинство моих проектов оставались на бумаге. Но люди не хотели от меня уходить. Моя команда меня поддерживала. Это дорогого стоит». Вы в этот момент были с ней. А почему было трудно?

КП: После завершения пожарной станции Vitra и правда был момент, когда мы много разрабатывали, но далеко не всё из этого строили. Понадобилось время, чтобы эта ситуация поменялась.

Заха привила нам перфекционизм, стремление всегда идти дальше и глубже. В этом смысле она была уникальной. Она всегда задавала очень высокую планку, и все мы ей верили. Патрик Шумахер также внёс большой вклад, он научил нас быть организованными, рационально подходить к работе.

У Захи всегда было много идей. Редко встречаются люди, способные визуализировать будущее, понять, каким оно будет, тем более так последовательно, как это делала Заха. Когда я учился в университете, то увидел только что опубликованные рисунки её проекта по редизайну клуба «Пик» в Гонконге, и был ошеломлён. Я не мог их понять. В них было столько динамизма, загадочности. Я почувствовал, что это и моё призвание, что и я хочу внести свой вклад в архитектуру.

Клуб «Пик» в Гонконге (проект)


Поэтому отвечая на ваш вопрос, я бы сказал, что тот период, когда мы мало что строили, был для нас невероятно продуктивным, творческим. Я надеюсь, что мы сможем и дальше расширять границы возможного. У нас работает много людей, обладающих талантами во всевозможных областях, и это укрепляет нашу веру во взаимную поддержку.

ЕД: Заха Хадид была не просто хорошим архитектором, она была личностью, чьи взгляды на жизнь вдохновляли многих. Есть ли мысль или идея, которая вам особенно дорога?

КП: Мы с Захой делились многими идеями в течение нашей многолетней работы. Мне очень нравится мысль, что мы можем искажать физическое пространство. во время работы над научным центром «Фэно» мы изучали, как можно изгибать поверхности. Заха задолго до этого уже искажала поверхности и рассматривала объекты под самыми разными углами, но важным шагом вперёд стало использование цифровых инструментов, чтобы деформировать пространства и создавать концепты, которые не были визуально статичными, но менялись и двигались со временем.

ЕД: У актёров часто спрашивают, какую роль они бы хотели сыграть. Подобный вопрос я хочу задать и вам: какое здание вы мечтаете построить?

КП: (задумывается) Я бы хотел построить дом, который не касается земли, но легко плывёт над ней. Это дом, в который легко войти, и его цвет и форма меняются в зависимости от того, как он реагирует на ваши мысли и чувства.

Оператор: Илья Одношевин, Максим Черных

Ведущая: Екатерина Дегай

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^