Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Воскресенье, 4 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 04.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Джереми Ким, партнёр Foster + Partners: «Мы изучаем возможность строительства на Марсе и Луне»

×
100+ Forum Russia 6 октября в 20:10
Проблемы с видео?
В материале:

Foster + Partners, Ким Джереми

А также

100+ Forum Russia

Об архитектуре будущего и настоящего, а также о том, как Русская медная компания стала клиентом всемирно известного архитектурного бюро.


Екатерина Дегай: Джереми, добрый день! Рада видеть вас в нашей студии.

Джереми Ким: Взаимно. Для меня большая честь быть приглашённым на 100+ Forum Russia.

ЕД: Екатеринбург первый российский город, где проект бюро Foster + Partners — штаб-квартиру Русской медной компании — начали воплощать в жизнь. Что было самым сложным и самым интересным в работе над этим проектом?

Модель штаб-квартиры РМК в Екатеринбурге / Malina.amМодель штаб-квартиры РМК в Екатеринбурге / Malina.am

ДК: Мы проектировали это здание исходя из потребностей РМК. Когда мы работаем над проектами, то стараемся понять, как организована работа в компании, какие у неё отделы, насколько они велики. Только так можно создать идеально подходящее пространство. Это и было одновременно и самой сложной, и самой интересной задачей.

ЕД: Это здание часто сравнивают с кристаллом.

Foster + Partners — архитектурное и проектное бюро, основанное в 1967 году архитектором Норманом Фостером. За годы существования бюро спроектировало множество известных зданий и сооружений во многих странах мира: Сити-холл, мост Миллениум и небоскрёб Мэри-Экс в Лондоне, Hearst Tower в Нью-Йорке, международный аэропорт Гонконга, метрополитен Бильбао в Испании, Дворец мира и согласия в Казахстане и многие другие.

ДК: Я приму это за комплимент! Мне нравится, что здание интерпретируют как кристалл. Но я бы не сказал, что мы к этому стремились. Когда мы начинаем работать, мы не пытаемся придумать конкретный визуальный образ. В целом мы всегда стараемся учесть две вещи. Первая — это требования клиента, потому что у всех они разные. Второе — состояние окружающей среды. У каждой стройплощадки свой набор условий и ограничений. Никогда не бывает одного и того же здания в двух разных местах.

ЕД: Как компании РМК удалось заполучить вас в качестве проектировщика? Ваше бюро работает по всему миру, и, наверное, уже может позволить себе выбирать клиентов.

ДК: Этот вопрос надо задать РМК (улыбается), потому что это именно они нас нашли, а не мы их. Мне кажется, они обладали глубоким пониманием того, как мы работаем, и посчитали нас подходящей компанией для работы над их штаб-квартирой. Мы очень им за это благодарны.

Вы сказали, что мы выбираем клиентов; это не совсем так. Клиенты приходят к нам со своими запросами и предложениями. Мы же решаем, подходит ли нам тот или иной проект. Дело не в том, что одни клиенты хорошие, а другие плохие, — просто не все проекты одинаково подходят нам как дизайнерам.

Хотелось бы добавить, что мы бы с удовольствием поработали над другими проектами в России. Проект РМК не был лёгким, но через него мы многому научились, и мы признательны за возможность работать здесь.

ЕД: Почему сложилось так, что проектов в России у бюро до этого не было?

ДК: В каждой стране, где мы работаем, есть свои правила, ограничения и трудности. Проект с РМК — успешный старт. Мы довольны результатом, и мы видим, что клиент доволен результатом. Мы хотим, чтобы это было началом прекрасной новой главы в жизни Foster + Partners в России.

Некоторые проекты Foster + Partners

ЕД: В России бюро Foster + Partners очень известно. И есть такой любопытный факт, который я узнала при подготовке к интервью: сам Норман Фостер называет своим кумиром русского архитектора Владимира Шухова, который жил в конце XIX века. А что вы знаете о русской архитектуре?

ДК: Не очень много. Например, я люблю и уважаю конструктивизм как направление. Но мало что знаю о современных архитекторах, работающих в России. Я испытываю глубокое уважение к российским партнёрам Foster, «Восток-Проекту». Это был очень сложный проект даже для нас, потому что мы не шли на компромиссы в работе над дизайном; если мы верили, что решение подходит клиенту, мы его исполняли. Всем нам, особенно местным партнёрам, было тяжело, но мы всецело доверяли друг другу и пробивались через все преграды, чтобы прийти туда, где мы сегодня, к тому, чем мы очень гордимся. Поэтому я испытываю огромное уважение к Евгению, Людмиле, Владимиру — всем, кто участвует в проекте Foster в Екатеринбурге. Они и есть мои любимые российские архитекторы.

ЕД: В строительстве здания штаб-квартиры РМК используется белый архитектурный бетон. Насколько это прогрессивный материал?

ДК: Дело в скульптурном характере внутренней части здания. Мы хотели обнажить опоры, хотелось добиться ощущения скульптуры. Здание выглядит так, будто оно «высечено» из твёрдой бетонной глыбы. Это и была наша идея. Когда мы объяснили её заказчикам, они сначала забеспокоились, потому что, насколько нам известно, в России нет ни одного здания, где использовался бы белый бетон. Кроме того, мы понимали, что нам придётся строить в течение долгой зимы, когда температура опускается до минус 30. Словом, препятствий было много, но мы их преодолели. Я уверен, вы будете изумлены качеством, которого мы достигли.

Что касается прогрессивности материала, сам по себе бетон используется со времён Древнего Рима. Этот жидкий камень и в зависимости от того, как вы его используете, позволяет создать прекрасное скульптурное произведение. Именно так подрядчик к нему и подошёл, и я этим очень горжусь.

ЕД: Что вообще происходит сейчас в мире архитектуры? Можно ли выделить тренды? Какие используются интересные материалы, какие страны и компании задают моду?

ДК: Я не верю в архитектурные тренды и в то, что кто-то задаёт моду. Мы, как я уже говорил, рассматриваем каждый проект отдельно.

Что касается материалов и технологий, то могу рассказать, что в нашем бюро работает Центр исследования материалов. Его специалисты изучают все последние материалы. У нас в офисе благодаря этому есть база образцов, которой в любой момент могут воспользоваться наши архитекторы, чтобы принять правильное решение.

ЕД: Можете ли вы представить, какой будет архитектура будущего? Как она изменится? Ваше бюро всегда ломало существующие стереотипы – я не удивлена, что вы не верите в тренды.

ДК: Европейское космическое агентство недавно обратилось к нам с вопросом о строительстве на Марсе и на Луне. Это то, в чём мы сейчас заинтересованы. Развитие технологии 3D-печати позволяет нам взглянуть на новые материалы: например, мы можем использовать лунную пыль, чтобы напечатать здание на Луне. Это захватывающие и прорывные вещи, и многие компании сейчас их изучают.

ЕД: Возвращаясь в настоящее: какие проекты, помимо здания для РМК, сейчас реализует бюро?

ДК: Мы проектируем новую штаб-квартиру Bloomberg в центре Лондона. В этом проекте мы заново интерпретируем прорывной подход, который когда-то использовали в здании Willis Faber в Ипсуиче. Это захватывающее архитектурное путешествие, как и в случае с РМК. Эти проекты никак не связаны друг с другом, но в каждом мы попытались переосмыслить идею рабочего пространства.

Штаб-квартира Willis Faber & Dumas, Ипсвич / fosterandpartners.comШтаб-квартира Willis Faber & Dumas, Ипсвич / fosterandpartners.com

Кроме того, мы участвуем во множестве проектов на Ближнем Востоке. Мы спроектировали новый стадион для чемпионата мира по футболу, который пройдёт в Катаре в 2022 году, а также всю систему нового метрополитена в Джедде, что было колоссальной задачей.

ЕД: Последний вопрос — о форуме 100+, на котором мы сейчас находимся. понравилось ли вам здесь?

ДК: Сегодня только первый день форума, а у меня уже было две презентации (улыбается). Было здорово увидеть такое количество людей, которые интересуются архитектурой и строительством и делятся своими идеями. Это замечательное мероприятие, и я счастлив, что мы приняли в нём участие. Завтра у меня ещё одна презентация; надеюсь, что она тоже пройдёт успешно, и люди смогут лучше понять наш проект для РМК. Желаю и всем остальным участникам отлично провести время.

Оператор: Илья Одношевин, Максим Черных, Роман Бороздин

Ведущая: Екатерина Дегай

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^