Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,54$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,54$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,54$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Виктор Лошак (ИД «Коммерсантъ»): «Алишер Усманов не требует от нас подыгрывать власти»

×
Разговор на Малине 15 января в 18:44
Проблемы с видео?
В материале:

Лошак Виктор

Директор по стратегии ИД «Коммерсантъ» — об отношениях акционера и редакции издания, «которое читают в Кремле», а также о том, почему сам Лошак — «редкий верный ельцинец».


Ольга Чебыкина: Виктор Григорьевич, здравствуйте.

Виктор Лошак: Здравствуйте. 

ОЧ: Поздравляю с прошедшими праздниками и, конечно, с профессиональным — Днём российской печати.

ВЛ: Да, остался нам один профессиональный праздник.

ОЧ: Сразу философский и сложный, а может быть, для вас простой вопрос: а есть что отмечать? Если посмотреть на судьбу журналистики, на свободу слова — есть повод для праздника?

ВЛ: Я бы сказал, что грустное настроение немного излишне. Люди нашего цеха, журналисты, всё равно остаются главными носителями демократии в нашей стране. Если бы не журналисты, не телеканалы, не газеты, не радио, то связь между людьми и властью — и между людьми и людьми — была бы разорвана. Идеи, лежавшие в основе революции, которая, можно сказать, была перестройкой, были бы просто потеряны. 

Конечно, нам сейчас сложно. У нас много проблем, в том числе возникли цензурные. Но то, что журналисты в целом продолжают нести главные принципы демократии — это безусловно.

ОЧ: Широко растиражированы слова вашего коллеги Валерия Панюшкина, который в 2006 году, комментируя продажу издания Алишера Усманова, сказал: «Я считаю, что кому бы ни продали «Коммерсантъ», его продали всё равно Владимиру Путину». Вы не разделяете эту точку зрения? Или, несмотря на это, можно всё равно оставаться оплотами демократии и говорить то, что ты думаешь?

ВЛ: Я не работал в 2006 году в «Коммерсанте», поэтому остроту момента комментировать не готов, но готов комментировать суть этого вопроса. «Коммерсантъ» остаётся независимым изданием. Для «Коммерсанта» самое главное — факт, то, что было, и «Коммерсантъ» никакие факты не придерживает в кармане. Если это было, значит, это есть на страницах «Коммерсанта».

Второй вопрос. Владелец нашего издательского дома, акционер, никогда и не перед кем не скрывал, что он является сторонником нынешнего президента. Это никакая не фига в кармане. Он и нам это говорит, когда мы с ним встречаемся.

Виктор Лошак в студии Malina.am. Фото: Илья Одношевин / malina.am

ОЧ: То есть каждый сотрудник это знает?

ВЛ: Да.

ОЧ: И сразу выбирает, работать или нет?

ВЛ: Нет. Не в этом дело. Алишер Усманов не требует от нас подыгрывать власти, но требует, чтобы наша позиция каким-то образом сочеталась с его позицией. Совершенно понятно, что он не собирается делать оппозиционное издание. Но трудно найти людей, которые скажут, что «Коммерсантъ», его журнал и его радио — это оголтелая провластная команда. Мне кажется, что «Коммерсанту» удаётся быть скептичным — а это качество я считаю самым главным — и придерживаться журналистских фактов.

Ещё важно, что «Коммерсантъ» — издание, которому доверяют, потому что, по моей классификации, есть газеты, которые читают, и газеты, которым доверяют. Это не одни и те же газеты и журналы. Я долгое время делал журнал «Огонёк», и мне казалось, что это издание, которому доверяют, а это уже совершенно другой разговор с точки зрения бизнеса. В издании, которому доверяют, идёт другая реклама, её больше, другие тиражи и так далее.

ОЧ: Вы были на открытии Ельцин-центра и сейчас приехали сюда с фотовыставкой. О центре идёт много дискуссий. Есть однозначное мнение, что это наикрутейший музей и площадка с огромным количеством мультимедийных и выставочных возможностей. Есть другой, достаточно громкий и авторитетный голос о том, что «может быть, преждевременно», что большое видится на расстоянии, что нужно было делать это позже. Можно ли уже анализировать тот исторический пласт, который лёг в основу музея? И каковы ваши от него впечатления?

ВЛ: Ельцин-центр, каким я его увидел, это и моя жизнь. Это все те события, о которых я писал, о которых писали журналы и газеты, где я был редактором, и у меня ничто не вызвало конфликт между тем, как я это представляю, и тем, как это представлено в музее. 

Второе: это действительно потрясающее произведение с точки зрения музейного искусства. Очень современное, хорошо сделанное, увлекающее и втягивающее в себя зрителя.

Третье: я всё время нахожусь в музейной среде — может быть, потому, что моя жена директор Пушкинского музея — и вижу, что успех очень зависит от того, какую, на их языке, «движуху» они создадут не в нём самом, а вокруг него: дети, которые там учатся, экскурсии, параллельные музыкальные вечера. И то, что вокруг музея Ельцина, который работает буквально дни, всё это уже есть — это просто потрясающе, совершенно удивительно. 

Ну и самое главное: я, может быть, редкий верный ельцинец, и мне кажется, что это потрясающий памятник Борису Николаевичу. У него была одна базовая политическая черта: он был догматически верен свободе слова. За все годы, что он был президентом, никого не наказали, никого не сняли, не вышло ни одного поддерживающего цензуру закона. Он считал, что без этого всё остальное бессмысленно — может быть, в силу того, что вокруг него было много журналистов. Утраты, которые несёт в нашей стране свобода слова, очень болезненны, и он обращал на них внимание ещё при жизни. Меня он несколько раз расспрашивал: «А что происходит? А вот это почему так написали? Почему не сказали об этом?»

Виктор Лошак. Фото: Илья Одношевин / malina.am

Я не могу сказать, что мы живём в стране с полноценной свободой слова. Другое дело, как достигаются властью желанные ей результаты. Скорее всего, они достигаются не законодательно, не драконовскими мерами, а совершенно с другой стороны — тем, что огромный сегмент на медиарынке принадлежит государству. Это главное. 

ОЧ: Выставка в Ельцин-центре про события января 1991 года в Литве, про столкновения советских войск с населением — это фотовыставка «Московских новостей», в которых вы тогда работали. Насколько острой болью это отдаётся в вашем сердце, учитывая, что вы всё это видели и помните?

ВЛ: Достаточно сказать, что 13 человек были убиты во время защиты нашими войсками телецентра в Вильнюсе. Это был переломный момент в новейшей истории, когда демократические круги в Москве и в других крупных городах сказали «нет» Горбачёву. Даже само письмо в «Московских новостях», которое сопровождало фотографии, ставшие выставкой, называлось «Преступление режима, который должен уйти со сцены». Это был момент, когда определённому кругу людей стало понятно, что время Горбачёва уходит и приходит время Ельцина. Ельцин в этот момент поехал в Прибалтику и встречался с её лидерами. 

Там есть много не совсем очевидных ситуаций: дал ли Горбачёв команду военным так себя вести или нет, или военные просто оборонялись от 10-тысячной толпы и были вынуждены так себя вести, и насколько толпа провоцировала военных. Это всё вопросы, на которые ещё предстоит ответить. Но это был драматичнейший момент, о чём выставка и рассказывает. Это был один из самых важных моментов в новейшей российской истории. 

ОЧ: Есть ли у вас любимые заголовки «Коммерсанта» или других изданий, в которых вы работали?

ВЛ: Коли мы в Екатеринбурге и говорим о Ельцин-центре, я хочу вспомнить обложку «Огонька», которая вышла, когда Борис Николаевич умер. Это был его большой портрет, он смотрел вверх, и была огромная шапка «Все свободны».

ОЧ: Спасибо вам за то, что нашли время, пришли и поделились своими сокровенными мыслями. Было очень приятно, и я надеюсь, что наступят годы, когда все мы и наша аудитория будем с большим энтузиазмом встречать профессиональный праздник. 

ВЛ: Спасибо вам за разговор.

Смотрите также:

Марианна Максимовская: «За последний год я узнала о бизнесе и власти больше, чем за 30 лет работы в журналистике»

Вера Тарасова (журнал «Бизнес и жизнь»): «Чувство страха — новое. Но к нему начинаешь привыкать»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Лошак Виктор

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^