Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вторник, 6 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 06.12.2016
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Настя Полева: «Я снова учусь петь»

×
Разговор на Малине 13 января в 18:49
Проблемы с видео?
В материале:

Полева Настя

Легенда уральского рока — о том, кто сейчас слушает её музыку, что такое современный рок и как она каталась с горки в ледовом городке.


Ольга Чебыкина: Настя, здравствуйте.

Настя Полева: Здравствуйте.

ОЧ: Надеюсь, вы не обидитесь, если я скажу, что вы мой кумир. Не негативное ли чувство — слышать, как великовозрастные барышни, как я, говорят, что вы их кумир, что они росли на ваших песнях? Что вы чувствуете?

НП: Ну, замечательно, что великовозрастные барышни говорят такие вещи другим великовозрастным барышням. Это прекрасно.

ОЧ: Наверное, для вас не секрет, что, хотя есть и те, кто активно следит за вашим нынешним творчеством, для основной массы поклонников ваше имя, как и имена других знаковых музыкантов, ассоциируется с ностальгией, с возвратом в прошлое, с золотыми временами безбашенной юности. Вас это расстраивает, или вы, наоборот, бережёте это чувство, которое вызываете?

НП: Мне трудно оценить эту ситуацию, потому что в основном на концерты ходит молодёжь. Моё поколение не ходит — разве что на фестивальные форматы. Понятно, что в силу образа жизни, домашней оседлости не хочется куда-то ползти, лучше сидеть дома на диване. Активная часть по возрасту — другое поколение, молодые. Зная что-то по записям, они вникают, изучают — тем более что сейчас в интернете доступно абсолютно всё, от текстов до музыки. Они хотят услышать это живьём и очень радуются, что концерты сильно отличаются от записей в лучшую сторону. Они страшно довольны.

Настя Полева и Ольга Чебыкина. Фото: Илья Одношевин / malina.am

ОЧ: То есть можно сказать, что появилось новое поколение поклонников, и на концерты приходят не те, кто росли на ваших песнях, а именно молодёжь?

НП: Да, в основном контингент примерно от 16 до 36 лет.

ОЧ: Можно ли сказать, что вы занимаетесь музыкой, потому что не можете ей не заниматься? В прошлогоднем интервью у вас был спор с Егором Белкиным, когда он сказал, что все музыканты активно ползут к кладбищу, потому что рынка нет и всё плохо. Вы вступили с ним в диспут — мол, если не хочешь, то не занимайся, а если уж выбрал, то, пожалуйста, грызи землю зубами. Ваш выбор музыки однозначен? Никаких альтернативных жизненных путей вы для себя не рассматриваете?

НП: Музыкант должен играть. Играй, пой, показывай людям, пока здоровье есть. Это не работа, это род деятельности — вы его выбираете. Как говорят мудрецы, придумайте себе интересное занятие, и вам никогда в жизни не придётся работать. Если вы этим ещё и зарабатываете на жизнь, то это замечательно. Иногда таких занятий параллельно несколько, и, я думаю, это ещё более счастливый вариант.

ОЧ: А в вашем случае есть что-то ещё, кроме музыки?

НП: Я многим интересуюсь. Упрекаю себя в том, что в последнее время плохо сосредотачиваюсь на чтении. Хочется больше читать, но если я что-то начинаю, то меня так или иначе отбрасывает обратно в классику. Читать что-то в сегодняшнем времени мне не интересно, я бросаю это на полпути, и меня это беспокоит. Либо я недалёкая и что-то не понимаю, либо с современным чтивом что-то не так.

Это точно так же, как бегать в Эрмитаж. Если приспичило сегодня посмотреть Айвазовского, то хоть ты тресни — надо прийти, сесть, впилить свой взор в эту картину, сидеть и рассматривать долго-долго, потому что это вечное. И всегда находишь что-то новое, что пропустил раньше.

ОЧ: У вас есть особое чувство, когда вы приезжаете в Екатеринбург? Вчера вы выступали в Ельцин-центре — как тепло вас встречали! Мне кажется, здесь вас любят больше, чем где-либо ещё.

НП: Это не только ностальгический момент. Вы со стороны не видите, а мы-то в каждый приезд видим, что Екатеринбург большой центр, бурно растущий и развивающийся. Перемены огромная. Ощущение другого климата — много солнца, снега. Я привыкла к хмурому питерскому небу — мне оно даже нравится, — но сюда приезжаешь, и это небо, солнце… Вчера я в ледовом городке чуть не отобрала у детей картонку, чтобы прокатиться на двойной горке из тупика в тупик. У нас в Новый год снега не было, и город не мог себе позволить построить такой ледовый городок, а здесь — пожалуйста, каждый год. Всё это радует. Я сразу всем рассылаю фотографии, и все завидуют — «как им хорошо, у них вот такое есть!». Знайте, что вам все завидуют.

Настя Полева. Фото: Илья Одношевин / malina.am

ОЧ: Ещё у вас будет концерт в Тагиле.

НП: Да, Тагил, потом обратно. Как сказал один критик, «Настя ведёт негромкую музыкальную деятельность». Формат фестивалей, клубов, небольших залов. Ну, бог даёт концертную деятельность — слава ему за это. Я всё это воспринимаю как момент и возможность для совершенствования, роста. Для меня каждый концерт как репетиция. Недавно возобновила обучение с учителем пения. У него особая методика — меня почему-то это заинтересовало, и я захотела.

ОЧ: То есть вы сейчас учитесь петь?

НП: Да. Оказывается, ещё есть возможность, есть куда расти. Меня это очень заинтриговало, и я хочу этим заниматься. Я нацелена походить и позаниматься как минимум целый год, потому что после двух-трёх уроков у меня уже всё стало по-другому, и мне это очень понравилось.

ОЧ: Прелесть камерных концертов и для исполнителя, и для зрителя понятна: это невероятно душевно, и такие эмоции никогда не испытываешь в многотысячном зале — но в нём испытываешь другие. Вам не хочется собирать «Олимпийский»? Я не знаю, как у музыкантов устроено, но наверняка есть такие понятные вещи — как для актёра «Оскар» получить.

НП: Конечно, все об этом думают, все хотят и мечтают. Всё зависит от определённого типа музыки. Музыка, которую я делаю, востребована у какой-то части аудитории, которая может её освоить. Главное, что меня радует — приток нового поколения, что их привлекает многослойность музыки, необходимость что-то расшифровывать после первого восприятия. Они очень довольны, что соприкасаются с таким типом музыки.

Честно говоря, у меня было три попытки окончательно завязать с музыкой, но проходила пауза, и я опять возвращалась. Живём и живём, делаем и делаем, и слава богу.

ОЧ: В 2015 году вы записали виниловую пластинку.

НП: Переиздали альбом. Мы начали переиздание на виниловом носителе всего архива.

ОЧ: Можно ли говорить о том, что эра винила возвращается? Это дань ностальгии — или люди вернутся к винилу, и он войдёт в нашу жизнь так, как это когда-то было?

НП: Как оказалось, в мире осталось очень много любителей виниловых носителей. Я видела воочию новое поколение виниловых проигрывателей разного класса. Сам винил благодаря технологиям уже на новом уровне — гнётся, но не ломается. Многим нравится это аналоговое мягкое звучание. К сожалению, пока производство есть только в Европе, но я слышала, что и в Москве кто-то налаживает новую линию производства.

Эта тенденция началась ещё лет 10 назад — сначала шли полусувенирные тиражи-подарки для коллекционеров, которых у нас в стране море. Они скупают всё, что есть на виниле — и ретро, и сегодняшнее, новое. Сейчас практически всё переиздаётся на виниле, и это очень востребовано, людям нравится. Я думаю, конечно, к магнитной плёнке мы уже не вернёмся — это всё-таки осыпающийся вариант, — а винил есть винил. Если его об коленку не сломать, он будет жить вечно.

ОЧ: «Эта музыка будет вечной», да?

НП: Да, «если я заменю батарейки» (улыбается).

ОЧ: Недавно вышло интервью Владимира Познера с Земфирой, где они рассуждали о роке и единогласно пришли к выводу, что рок уже не тот, что он перестал быть протестом после того, как стал популярным, когда исполнители начали собирать тысячные залы, огромные тиражи и бешеные гонорары. В каком состоянии сейчас рок, по-вашему? «Жыв» ли он, как на домах писали раньше?

НП: Насколько я понимаю, на стадии зарождения это был протест не социальный, а скорее музыкальный. Новый стиль, новые направления музыки, сломавшие все представления о предыдущей поп-музыке. Уже потом подмешались социальные направления, всё это склеилось в особый пласт.

Мне кажется, проблема больше в художественном росте, в открытиях. Накопление переходит в качество. В последние годы не было никакого нового стилевого всплеска, но каждое десятилетие обязательно выдаёт новое направление — пытливые, ищущие люди экспериментируют, придумывают новый стиль, а потом подключается вся музыкальная индустрия и все разрабатывают этот пласт в меру своего таланта и возможностей. Насколько я наблюдаю, в 90-х была волна брит-попа, сейчас есть повальное обращение к музыке 80-х годов, к «новой волне». Идёт новое переосмысление и переработка.

Электророк, электропоп, всё с электронным звучанием сейчас, как говорят, в тренде. Наша группа в аранжировках это очень активно использует, и нам нравится. Естественно, всё это на новом витке, на новых инструментах, при новых возможностях. Я думаю, не так всё уныло, и есть большая надежда на молодые группы, молодых талантливых людей. Насколько я понимаю, в Екатеринбурге появляется очень много интересного, и новые звёзды российского масштаба все равно обязательно будут. Созреют.

ОЧ: То есть вы без лишнего романтического флёра определяете рок как качественное, классное, уже набравшее серьёзного «мяса» музыкальное направление?

НП: Конечно, да.

Смотрите также:

Диана Арбенина: «У нас никогда не было конфликтов с властью. Я играю песни о любви»

Олег Гененфельд: «Когда «Смысловые Галлюцинации» появились на свет, было модно иметь много слов в названии группы. Но никто не думал, как это будет выглядеть на афише. Кроме группы «Чайф»


Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин, Максим Черных

Фотографии: Илья Одношевин

Режиссёр, монтаж: Андрей Тиунов

Продюсер: Марина Тайсина

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Полева Настя

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^