Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Вениамин Смехов: «Я никогда не считал себя артистом кино»

×
Разговор на Малине 12 января в 13:49
Проблемы с видео?
В материале:

Смехов Вениамин

Знаменитый актёр — о том, почему он предпочитает не говорить о политике, зачем всем нам нужна «стихотерапия», какой стала легендарная Таганка при Ирине Апексимовой и как он оценивает свою работу в фильме «Мафия: Игра на выживание».


Екатерина Дегай: Вениамин Борисович, добрый день.

Вениамин Смехов: Привет!

ЕД: Вы сегодня будете выступать в Ельцин-центре. Какое у вас сложилось впечатление об этом новом для Екатеринбурга пространстве?

ВС: Мне очень нравится Екатеринбург. Мне меньше нравился Свердловск. Я снимался здесь в 76-м году в фильме замечательного режиссёра Воронцова «Середина жизни», и для актёров кино Свердловская студия была привлекательной — тем, что она была, коротко говоря, человечнее и проще. Но город был в очень печальном, неряшливом виде. Отношение к своему городу — оно сильно выросло.

Ельцин-центр, мне кажется, очень хорошая и справедливая для свердловчан, достойная, красивая, эффектная, очень современная и талантливо придуманная в смысле архитектуры отметка во времени. Отметка того, что именно отсюда вышел человек, которому мы очень многим обязаны. Страна Россия и через много лет будет с благодарностью вспоминать Бориса Николаевича Ельцина.

ЕД: С благодарностью? Он, конечно, фигура яркая, но неоднозначная, и когда открывался Ельцин-центр, в Екатеринбурге снова началось обсуждение того, каким был вклад Ельцина и какой была та эпоха. А вам как кажется?

ВС: То, что этот человек принёс в нашу жизнь, по-моему, безусловно. Это касается и честного отношения к кровопролитию под названием ГУЛАГ; очень важно, что его отношение к свободе человека в России было первым случаем в нашей истории. До сегодняшнего дня люди огорчаются, сердятся и вообще мотают за границу, потому что не могут найти себе здесь места — учёные, молодые люди. 

Мне кажется, что время ельцинского «светлого начала» было временем проб и ошибок, временем испытания учёбой после мертворождённой идеологии, когда в течение 70 лет человека в нашей стране унижали, потому что он был «винтиком», и мы всё время смотрели куда-то в лозунговое будущее. Сильное движение к цивилизации, к возвращению культуры — такой была эпоха 90-х. Их называли лихими, и было много ужаса, но страна стала оживать почти из пепла.

ЕД: Раз уж мы заговорили про отношения художника и власти — в вашей биографии есть удивительный факт: вы перед своим 70-летием отказались от звания «Народный артист». 

ВС: Это слухи и сплетни.

ЕД: Не отказывались?

ВС: Это работа интернета. Мне никто ничего особенно и не предлагал, просто было понятно, что если предложат, я откажусь. Потому что это всё не к сроку. Мне это и не нужно. Я отвечал цитатой из Библии, из Экклезиаста: «Доброе имя дороже звонкой масти». 

Звонкость была бы очень пригодна нам, артистам Юрия Любимова, в 60-е годы, когда в театр никто не мог попасть просто так, когда лучшие люди страны приходили к нам, как и в «Современник», учились и учили нас. Это было счастливое время, когда мы были голоштанными — жили на нищенскую зарплату, но были богачами. Было счастье работать  с таким режиссёром, с такими партнёрами, с таким зрителем — и, получается, в такой стране. Это была такая «параллельная Россия» в очень суровое время. Тогда несколько раз подавали на звания, потому что звания давали повышение зарплаты, возможность приобрести отдельную квартиру, если ты жил в коммуналке, ещё что-то. Мне бы это совсем не повредило, как и моим товарищам, на которых писали вот эти письма-заявки — Золотухину, Высоцкому, Шаповалову, Демидовой, Славиной. Но тогда званий не давали.

Через некоторое время ситуация поменялась — на Таганке появились эти звания. Но это уже было время, когда Любимова фактически изгнали из страны. Нагулявшись в этой политике, я понял, что бог послал мне радость встречи со зрителями, и того, что я делаю в театре, кино и книгах, хватит с головой. Поэтому не верю я ни в какую политику, не знаю её и знать не хочу. Говорим о прошлом — замечательно. А сегодняшнее я понять не могу.

ЕД: То есть термин «параллельная Россия» по-прежнему актуален?

ВС: Кто-то из моих друзей уверен, что будет ещё хуже. Другие — и я в том числе — уверены, что, как это было всегда, в России прорастут семена из чернозёмной почвы культуры. Если я говорю о «параллельной России», то имею в виду как раз ту Россию, которую знают и любят во всём мире, которая сама себя любит за прекрасные песни, за красивых женщин, за замечательные симфонии, балеты и спектакли, за чудесных людей науки, медицины, спорта и так далее. Прежде всего — культура.

ЕД: Одна из частей вашего сегодняшнего мероприятия называется «Стихотерапия». Это ваш самый эффективный рецепт от бед сегодняшнего времени? Почему такое название?

ВС: «Стихотерапия» — это не я придумал, но мне понравилось. Это отражение правды: когда я гляжу в зал и читаю, допустим, Есенина, сколько бы там ни было людей — 500, 1000, 2000, — они становятся как один человек. Они втягиваются. Это музыка русского слова, наше вечное спасительное богатство. Возвращение людей к поэзии. Сейчас много и интересных поэтов, и фестивалей; я говорю со знанием дела — я уже в третий раз избран председателем жюри поэтических конкурсов. Абонемент поэзии раскупается ежегодно. 

На канале «Культура», который осчастливил меня и многих моих товарищей и к которому неприличное для русского слуха слово «рейтинг» не имеет никакого отношения, у меня было восемь фильмов «Я пришёл к вам со стихами» — они есть в интернете. Потом было восемь серий «Золотой век Таганки», касавшихся именно поэтических представлений Любимова и нас — любимовской команды. Это была команда, состоящая из теперь уже прославленных имён. Тогда нас никто не знал. Хмельницкий, Васильев, Золотухин, Филатов, Шаповалов, Дыховичный, Высоцкий, Демидова, Славина, Полицеймако, Фарада — эти имена теперь очень известны, а тогда мы были вместе в этой области «Стихотерапии».

ЕД: «Таганка» пережила сложный момент в 2011 году. Тогда все говорили о конфликте между артистами театра и Юрием Любимовым, и я знаю, что тогда вы никак не хотели это комментировать. С тех пор прошло больше пяти лет. Отличается ли сегодняшняя «Таганка» от той «Таганки» золотого века, про которую вы говорите?

ВС: Катя, ответ заключён в вашем вопросе. Видимость конфликта создана, как это всегда бывало в театре, одним или двумя интриганами. Расщепляли театр Станиславского. Великому, самому могучему из режиссёров советского и российского времени Петру Фоменко в течение всех его первых 25 лет не давала покоя несправедливость, когда его или изгоняли, или ему самому не жилось. Потому что он был особенный, сам по себе. Особенными были Станиславский, Мейерхольд, Вахтангов, Таиров, Михоэлс, Эфрос, Ефремов, Толстоногов — такая россыпь талантов, и каждому из них было неспокойно. И Любимову было неспокойно. Чем дальше будет идти время, тем выше будет его имя. А то, что случилось — это неряшливое, злобное пятно в истории, потому что кому-то в этом театре, как это бывало и раньше, захотелось сделать так, чтобы Любимова не было, а они возглавили бы театр. Это такая пошлая, обычная история, и она никогда не удаётся этим людям. 

Вот сейчас одного из самых интересных режиссёров — Кирилла Серебренникова, про которого, кстати, и Любимов мне рассказывал, как он его почитает, и которого нормальные зрители так любят, что в театр попасть нельзя, — лишили бюджета.

Кирилл Серебренников: «Да, я беру деньги у государства. Лучше пусть мне отдадут, а то всё на войну потратят»

А Театр на Таганке прожил своё время и свою жизнь, так же, как МХАТ Станиславского и театр им. Ленинского Комсомола Анатолия Эфроса. Эфрос перешёл на Малую Бронную, и заговорили, что Ленком умер, — а там появился Марк Захаров. Честь МХАТа сегодня высоко держит Олег Павлович Табаков. Это значит, что МХАТ умер, что ли? Нет, как и «Таганка». Просто страница закрылась и началась другая. 

Сегодняшний руководитель, Ирина Апексимова, слава богу сильный человек и замечательная артистка, про которую злые языки говорят: «Пришла сериальная актриса, взяла в свои руки деньги, и всё»… Такая брехня! Такая прозрачная ядовитость мелких, в общем-то, людей. Об этом мелкорастущем зелье даже не надо говорить. А ребята чудесные, и когда я позвонил Любимову и сказал, что Евтушенко предлагает вспомнить нашу молодость, чтобы я сделал спектакль с молодыми «любимовцами»…

ЕД: Это был 2013 год.

ВС: Я сделал композицию. Евтушенко позвонил Любимову. Спектакль получился хорошо: актёры рады, зрители рады. Те из театралов, кто постарше, говорят: «Ой, дохнуло этим временем!». Время другое, зато дохнуло тем, что открыла «Таганка». Сегодня это везде, не только в нашей стране. Это было открытие — что стихи могут быть драматургичны, что стихами можно разговаривать, печалиться, веселиться, петь, плакать, танцевать. Но этот спектакль — не правило, а исключение, потому что я не собирался делать ничего нового.

ЕД: Подождите, вот же премьера: 24 декабря, «Флейта-позвоночник». Ещё одна постановка — тоже стихи, только Маяковский.

ВС: Да, это новость. Но я скорее благодарен моей родной жене. У нас в Новый год было официальное 35-летие. Галочка передала привет из Рима от нашей соотечественницы Ларисы Анисимовой, которая была балериной из Астрахани и живёт в Италии уже лет 25-30. Всё, чем она занимается, — соединяет две культуры. Итальянская и русская культуры всегда были очень близки, и её муж — знаменитый, прекрасный художник — влюбился в Маяковского. Это был день Маяковского, которого очень любят в Италии. И второй половиной этого дня Маяковского были мы: Галя с Ларисой сговорились, я получил от жены партийное задание и в очередной раз написал. У меня был спектакль по Маяковскому, который я ставил по переписке во Франции; я был автором пьесы, и мы играли Маяковского с Хмельницким, Щербаковым, Золотухиным. Был чудесный спектакль, который каждый год запрещался, а его опять возвращали. Это было то время, золотой век «Таганки».

А сегодня я придумал интересную историю, с которой мы выступили в Риме — «Флейту-позвоночник». Поскольку «любимовцы» Дмитрий Высоцкий и Мария Матвеева были и остаются лидерами этого спектакля по Евтушенко, мы втроём идём по разным страницам жизни Маяковского. Апексимова попросила этот спектакль «сделать театрально». Всё произошло в течение месяца, когда мы разработали этот спектакль для малой сцены «Таганки» и сыграли его 24 декабря. 

ЕД: На сайте театра, где написано про легендарный спектакль «Мастер и Маргарита», указан перечень актёров, которые играют Воланда, и там есть и ваша фамилия. Но верно ли, что больше вы на сцену «Таганки» в этой роли не выходите?

ВС: Когда я фактически ушёл из Театра в 90-м году и у меня появились контракты на Западе и телепередачи на российском телевидении, я решил, что эта страница для меня закрыта. Я возвращался и два-три раза играл «Мастера и Маргариту», но потом понял, что спектакль изменился, актёры поменялись, время изменилось — и я сказал, что больше не буду. Но всё-таки на 50-летии «Таганки» в 2014 году я один раз сыграл Воланда. Это самая счастливая и мучительная роль в моей жизни. Я об этом даже написал книжку.

Вениамин Смехов в роли Воланда в 1977 и 2014 году

ЕД: Есть ли вероятность, что вы снова выйдете на сцену в этой роли?

ВС: Нет, конечно. Любимая фраза нашей семьи у Булгакова — «Зачем же гнаться по следам того, что окончено?»

ЕД: Для вас важнее, нужнее и ближе к сердцу театр или кино?

ВС: Актёр родился для театра. Кино — это санаторный, комфортный способ достигнуть зрителя. Санаторный — потому, что актёра, у которого хорошая большая роль, обслуживает много людей. А в театре ты на самообслуживании. Ты вышел, и какой ты есть — такой и есть. Так что это вопрос к актёру театра. Я не считаю себя киноартистом, и даже похвастался, что на самолёте в новогоднем журнале «Огонёк» я увидел две ссылки на мою жизнь — объявление о спектакле «Флейта-позвоночник» и, совершенно неожиданно для меня, ответ на вопрос, кто я. 

Есть Фоменко, а есть Слава Полунин — для меня это какие-то две звезды в жизни. Цирк Чинизелли в Санкт-Петербурге, 1877 год: итальянцы, как вы знаете, очень много творили в царской России, а этот Гаэтано Чинизелли бросил родину и полюбил только Питер. Полунину предложили вернуться в свой родной город, где начинался его великий театр «Лицедеи». И вот великий «Асисяй» со своей командой вернулся, и на открытии цирка, где были все наши руководители страны и культуры, Полунин попросил меня сыграть роль Чинизелли. И вот я увидел в «Огоньке» самого себя в цилиндре вместе с цирковой командой. 

К этому могу добавить, что дело не только в великом клоуне №1, как его назвали в Англии, Вячеславе Полунине, но и в природе цирка, которая для нас с вами родная. Любой уважающий своё искусство актёр порадуется, если скажут: «Блестящий клоун!». Или: «Шут, как у Шекспира». 

ЕД: Наверняка в том же журнале должна была быть заметка и про новый фильм, в котором вы сыграли. Он называется «Мафия: Игра на выживание» и сейчас идёт в кино. Я его не видела, но почитала рецензии, и главная претензия критиков к этому фильму заключается в том, что создатели увлеклись спецэффектами, забыв о сути, о содержании, о сценарии. Как вы относитесь к этой работе?

ВС: Я не видел этого фильма. Получилось так, что я в последние годы больше снимался в кино, чем в свои активные годы. Там были «Смок и Малыш», «Три мушкетёра», «Ловушка для одинокого мужчины» — известные фильмы, в которых я снимался, но их было немного. А сейчас их много, и я скорее отказываюсь, потому что предлагают много неинтересного. Но всё-таки согласился на то, что оказалось на этой неделе дважды премьерой: с 11-го числа на СТС идёт фильм «Кости», а в кино пошла «Мафия». 

Я не мог быть на премьере, но мои товарищи говорили двояко: либо «очень плохо», либо «очень хорошо». Те, кому эти эффекты не загораживали актёров, а наоборот, вызывали радость, что не только они, но и мы что-то умеем, — эти люди приветствовали фильм. А те — нет.

ЕД: Но вам было интересно работать?

ВС: Иначе я бы не согласился. И режиссёр Андреасян очень интересный, и команда очень славная. Актёры чудесные. Смешно, что мы были соседями с замечательным Юрой Чурсиным, который в новом фильме «Три мушкетёра» сыграл Атоса. Мы, два Атосика, сидели в разных креслах и веселились. 

Вениамин Смехов и Юрий Чурсин в роли Атоса

ЕД: Кстати, как вам римейк?

ВС: Не очень люблю слово «римейк», но когда я смотрел «С лёгким паром», где Хабенский и Лиза Боярская, мне очень понравилось. А все вокруг шумели: «Нет, вот Рязанов…» Помню, сам покойный Эльдар Александрович мне говорил: «Хорошие артисты, и приятно, что это вспомнили». Нет у меня такого дурного отношения. «Три мушкетёра» — великий роман. «Гамлета» играют, Чехова играют. Нельзя сказать: «Станиславский поставил Чехова — больше не ставьте». «Добрый человек из Сезуана» Брехта — уже такая азбука великого любимовского успеха, и вдруг чудесный режиссёр Бутусов ставит его тут же, в Москве, в театре Пушкина. Им никто не мешает. Если вам нравится пьеса — делайте! Делают по-своему. Они не сделали римейк «Таганки», они сделали этот спектакль под совсем другим углом зрения. 

Я недохвалил канал «Культура». Там недавно прошло шесть воскресных передач. Послушайте, там большая команда актёров, в том числе молодых и с «Таганки»: Саша Басова, Маша Матвеева, Дима Высоцкий. Нахвалил вам, Катя, потому что я очень люблю, когда все играют хорошо.

ЕД: У вас за плечами столько интересных проектов, рядом — любимая жена, дочери, трое внуков. Если попробовать подобрать одно слово, отражающее ваше сегодняшнее состояние души и тела, каким оно будет?

ВС: Прямо сейчас?

ЕД: Ну…

ВС: Молодец Катя на канале «Малина». Узнала про меня всю правду (улыбается). Но всю правду узнать, конечно, и не надо, потому что каждый человек живёт в обособленном мире. Мне сегодня приятно, что я в очень хорошем городе, что я опять увижу это чудо единственного частного музея невьянских икон, увижусь с одним из замечательных людей нашего времени Евгением Ройзманом и, надеюсь, со многими другими хорошими людьми. Самое хорошее, что можно сказать, — что жизнь не устаёт быть учителем. Мне нравится учиться.

Смотрите также:

Максим Дунаевский: «Я с сожалением смотрю на некоторых своих друзей, которые рьяно занялись политикой: такое чувство, что ногой наступили в… сами знаете что»

Олег Меньшиков: «Не сочтите за наглость, но мне важно только моё мнение»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Смехов Вениамин

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^