Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,94$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Григорий Иванов, ФК «Урал»: «Без Гончаренко мы не умрём»

×
Разговор на Малине 4 сентября 2015 в 18:46
Проблемы с видео?
В материале:

Иванов Григорий

Президент ФК «Урал» рассказал, что точка в финансовых отношениях с бывшим главным тренером не поставлена, и ответил болельщикам на просьбу уйти в отставку.


ДОСЬЕ

Григорий Иванов, президент ФК «Урал»

Мастер спорта по футболу. Заслуженный тренер России. 14 лет возглавляет федерацию футбола Свердловской области. С 1 марта 2003 года — президент футбольного клуба «Урал». Именно под его руководством «шмели» добились высшего результата — в сезоне 2013 вышли в премьер-лигу.

Ольга Чебыкина: Григорий Викторович, добрый день.

Григорий Иванов: Добрый.

ОЧ: Когда вы зашли в нашу редакцию, то первым делом сказали, что в клубе в принципе ничего не происходит.

ГИ: Да, я ничего страшного в ситуации не вижу. Знаете, я за неделю такой популярный стал. В Москве выхожу из самолёта, и мне какой-то дяденька совсем из другого города говорят: «Ой, это вы в «Урале» генеральный менеджер?» Я говорю: «Нет-нет, это не я». Но мне кажется, что этот пиар команды, который уже десять дней идёт — может, он и чёрный, — это всё-таки в плюс. Как говорится, лишь бы не некролог.

ОЧ: Активное обсуждение нашей команды началось с ухода Виктора Гончаренко. Не соглашусь с вами, что это ординарная ситуация, когда тренер уходит, проработав всего около трёх месяцев. И эта формулировка — «не сошлись характерами», как при разводе супругов — вызывает много толков.

ГИ: Ну вот опять, кто это сказал? Лично я нигде такого не говорил, и Гончаренко пока тоже ничего не говорит. Кто откуда взял, что не сошлись характерами? 

Я всегда говорил, что нам нравится Гончаренко, нам было комфортно с ним работать, он хороший тренер. Про него как человека я ничего сказать не могу, потому что он проработал с нами всего два-три месяца. Мы предлагали ему остаться, но у Виктора Михайловича, видимо, есть какая-то проблема, или другие взгляды на футбол, или что-то ещё, и он решил с нами не работать. Насильно мы не можем заставить его остаться. То, что не сошлись характерами, это полная ерунда, бред, и я никогда такого не говорил. Виктор Гончаренко был у нас во вторник, мы пообщались и дали друг другу слово, что пока ничего не будем говорить. Болельщики не сегодня завтра всё узнают, всё увидят.

ОЧ: То есть это Виктор Гончаренко не захотел работать в «Урале», а вы хотели, чтобы он остался?

ГИ: Я очень хотел, потому что он очень приличный тренер, очень высокого уровня, с ним наша команда только прогрессировала бы. Думаю, мы не умрём без Гончаренко, но я сожалею, что он ушёл. Если бы он доработал с нами хотя бы до зимнего трансферного окна… 

Мы назначили исполняющим обязанности главного тренера Вадима Скрипченко, человека, который знает систему, работал в Белоруссии главным тренером и много работал с Гончаренко. Думаю, у нас всё получится и с новым главным тренером.

ОЧ: Да, Вадим Скрипченко работал с Гончаренко, но когда его коллега и в чём-то наставник ушёл, он остался в команде. Вам пришлось его уговаривать?

ГИ: Я позвонил ему и сказал: «Оставайся, посмотри. Если Гончаренко тебя позовёт, сможешь поехать, я не буду тебя держать. Но сейчас у тебя есть шанс стать главным тренером». И он согласился, сказал, что ему надо расти. Он с удовольствием воспользовался шансом, дай бог, чтобы у него всё получилось. 

Я думаю, Вадим Скрипченко не слабее Виктора Гончаренко. Просто Гончаренко всегда был на виду, а Вадима Викторовича было немного не видно. Думаю, когда наши болельщики увидят, как работает Вадим Викторович, он им тоже будет импонировать.

ОЧ: Какие результаты должна показать команда, чтобы Скрипченко избавился от приставки и. о. и стал тренером?

ГИ: Самое главное — это результат. А я всегда говорил, что если будет красивая игра, если ребята будут играть в хороший футбол, то придут и очки. Вот этого мы и требуем от Скрипченко. Нам главное не попасть в стыки. Перед началом сезона мы обозначили, что хотим занять место выше прошлогоднего. 

ОЧ: 28 августа «Урал» сыграл вничью с «Тереком». У многих возникло подозрение, что это был ответный договорной матч, потому что в прошлом сезоне «Урал» выиграл у «Терека» со счётом 3:1, и это позволило нам остаться в премьер-лиге. И вот мы играем дома — и ничья. Что помешало выиграть?

ГИ: Ты хочешь сказать, что «Терек» приехал сюда проиграть? Нет, он тоже приехал выигрывать. 

В прошлом сезоне у «Терека» тоже было шаткое положение, он тоже хотел выиграть. А если бы мы не забили третий гол? Мы проигрывали до 88-й минуты. Люди, когда говорят, что матч был договорной, просто не думают. Вот сидит на трибуне президент республики Рамзан Ахматович Кадыров. Сидят 11 тысяч болельщиков. Как можно представить, что «Терек» вышел и специально проиграл «Уралу»? Тогда было очень жарко, а мы к жаре не привыкли. Нас сначала прижали к воротам, мы не знали, куда бежать. А потом мы привыкли к жаре, а у «Терека» силы немножко кончились — всё-таки конец чемпионата. На фоне этого мы выиграли, забили красивые голы. Гол Гогниева был признан самым красивым, а гол нашего защитника Вовы Хозина попал в топ-пять тура. Не бывает так, что люди забивают красивые голы по договорённости.

Обиднее всего, что наши болельщики поверили во всю эту чушь и не поверили в свою команду. А так… На каждый роток не накинешь платок. Я считаю, что та игра с «Тереком» была одной из самых красивых в чемпионате.

ОЧ: Как на фоне всех пертурбаций идёт подготовка к предстоящему матчу с «Уфой» 14 сентября?

ГИ: У нас уже наступил мир и покой. Ребята тренируются, им ясно, кто у них главный тренер. Они понимают, что матч с «Уфой» — один из сложнейших матчей начала сезона. Перед нами стоит только одна задача: мы едем выигрывать.

ОЧ: В сборную России вызван Александр Ерохин. Как клуб в этом случае поступает со своим игроком — качает его, поздравляет?

ГИ: Конечно, руководство и ребята поздравили Александра. Нам очень приятно. Последний раз из «Урала» под знамёна национальной сборной был вызван Юрий Матвеев (это было в 1992 году — прим. Malina.am), и вот сейчас — Александр Ерохин. Есть, конечно, в сборной всеми нами любимый воспитанник «Урала» Олег Шатов, но он в сборную попал уже не из «Урала». А Саша Ерохин, наоборот, не наш воспитанник, но, я думаю, мы дали ему путь в большой футбол. Мы, наверное, больше, сем Саша, гордимся, что он в сборную попал.

ОЧ: То есть можно говорить о том, что он именно в Урале нашёл свою игру?

ГИ: Да.

ОЧ: В прошлом интервью мы говорили о Фёдоре Смолове. Он хорошо играл, много забивал, и вы хотели, чтобы он остался в клубе, потому что найти свою игру дорогого стоит. Но Фёдор всё-таки ушёл. Это было болезненно для клуба?

ГИ: Терять ведущего игрока тяжело. Но Фёдору надо расти. Он играл в «Урале», забил восемь голов в чемпионате и сейчас продолжает забивать в «Краснодаре». В последнем матче он забил «Локомотиву» красивый гол — думаю, самый красивый гол в этом чемпионате. Не хочу сказать, что «Краснодар» намного выше уровнем, чем «Урал», но эта команда берёт футболистов подороже и у них условия немного лучше, чем в Екатеринбурге. Фёдора из «Краснодара» снова вызвали в сборную, и мы этим тоже гордимся, потому что мы приложили руку к его воспитанию, дали ему играть, поверили в него, и он оправдывает наши ожидания и ожидания болельщиков не только Екатеринбурга, но и всей страны.

ОЧ: Только что закрылось трансферное окно, место нападающего в «Урале» занято. Что можете сказать о составе команды?

ГИ: Мы дозаявили в аренду из ЦСКА нападающего Карлоса Страндберга. Это хороший молодой парень 1996 года рождения, по тренировкам и играм видно, что из него может получиться большой футболист. Взяли молодого парня Диму Белонога, на него тоже надеемся. Мы хотим, чтобы в нашей команде играло больше молодых, которым интересно, которые хотят играть в футбол и подниматься по карьерной лестнице.

ОЧ: Наверняка вы читаете форумы…

ГИ: Не читаю.

ОЧ: Тогда я вам перескажу. У нас в стране все умеют играть в футбол, кроме тех 11 человек, которые находятся на поле, и болельщики, особенно под прикрытием анонимности, яростно высказываются, кто прав, кто виноват. Например, пишут, что всё из-за Иванова, и если он уйдёт в отставку, все проблемы сразу решатся. Таких голосов немало. У меня следующий вопрос: что для вас самое сложное в руководстве клубом?

ГИ: Самое обидное, что болельщики не верят в свою команду. В прошлом году мы остались в премьер-лиге, и никто из болельщиков не знает, какой ценой нам это досталось. Всей глубины процесса болельщики не видят. 

Расскажу такой случай. Когда уходил Побегалов (Александр Побегалов, главный тренер «Урала» в 2005-2009 гг. — прим. Malina.am), писали: «Конечно, Побегалов ушёл, получил 18 миллионов отступных, и они с Ивановым по девять миллионов между собой разделили». Хоть бы показали, где эти девять миллионов взять?

Всем кажется, что футбольным клубом руководить легко! Футбол — это моя жизнь. Я считаю, что многого добился в футбольной жизни и с командой «Урал», и с маленькой командой «Синара». «Синаре» вообще негде было тренироваться в Екатеринбурге. Вот у вас из окна видно стадион «Динамо». Когда мы с Павлом Гусевым ()первый раз сюда приезжали, тут не было ни ворот, ничего. Мы просились на «Динамо», стелили ковер — такой же, как у вас в студии лежит, для хоккея на траве, и на нём без ворот играли в квадрат. Вот так готовились к чемпионату страны. А сейчас команда обеспечена, у неё всё есть.

Я сто раз говорил, говорю и буду говорить, что я не держусь за своё место. Я просто понимаю, что это очень тяжело. Я не говорю, что я такой гениальный и великий. Но если придёт другой человек, ему будет сложно. Мы же знаем всех этих людей и в волейболе, и в хоккее, и в баскетболе — и все они нехорошие! То есть получается, что спортом у нас руководят нехорошие люди? Неправильно это.

У меня у самого уже такие мысли появляются: зачем мне это надо, чтобы я сидел и выслушивал каких-то непонятных людей. Я ничего плохого людям не сделал. Я всегда отношусь к нашим болельщикам с большим уважением, постоянно с ними встречаюсь. У многих есть другое мнение. Некоторые приходят ко мне и говорят: «Григорий Викторович, не вздумай, мы тебя поддерживаем». Когда началась история с Гончаренко, с «Тереком», все мои бывшие тренеры мне звонили. Павел Пантелеевич Гусев первый мне позвонил: «Викторович, что, они там все сдурели? Ты там держись!» Я говорю: «Да ладно, Пантелеич, всё нормально». Я со всеми, с кем, работал, дружу.

Мне часто ставят в вину, что у нас часто меняются тренеры. Но с каждым тренером отдельная история. С Гончаренко у нас тёплых отношений не сложилось, но рабочие отношения были прекрасные. Мы с ним договорились ничего не говорить, но если Виктор Михайлович решит рассказать, почему он ушёл, пожалуйста. Но мне есть что сказать.

ОЧ: Кстати, чтобы завершить тему с Гончаренко: были расхожие мнения о том, кто кому остался должен денег с учётом того, что это всё-таки было его желание, а клуб не хотел его отпускать. Формулировка расторжения договора — «по обоюдному согласию»?

ГИ: Мы уволили его по обоюдному желанию. Но в контракте прописано, что если инициатива шла от тренера, то он должен заплатить нам три зарплаты, а если от нас, то мы ему — три зарплаты. Давайте посмотрим, кто заплатит эти деньги: или мы, или он. И тогда всё будет понятно.

ОЧ: То есть нужно дождаться, кто кому заплатит деньги, и тогда официальная формулировка станет понятна?

ГИ: Конечно.

ОЧ: То есть финансовый вопрос не закрыт, хотя есть сообщения, что никто никому не должен?

ГИ: Пиар сделал своё дело. Про «Урал» все пишут, все говорят. К нам приковано пристальное внимание, все будут смотреть нашу игру.

ОЧ: Осталось только выигрывать.

ГИ: Да, осталось только выигрывать, это сейчас самое главное.

Смотрите также:

Григорий Иванов (ФК «Урал»): «Я вырос в этом городе, и если мы плохо сыграли, мне стыдно выходить на улицу»

«Мы не можем купить Халка за 60 млн евро. Мы выбираем игроков по соотношению цена-качество»


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Иванов Григорий

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^