Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,34$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,34$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -19°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,34$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Итальянские мебельщики вставали в очередь, чтобы попасть на уральский рынок»

×
Разговор на Малине 4 августа 2015 в 16:06
Проблемы с видео?
В материале:

Плышевский Михаил, Ассоциация уральских мебельщиков

Глава Ассоциации уральских мебельщиков Михаил Плышевский — о том, зачем итальянские мебельщики ищут возможности сотрудничать с уральскими коллегами, какая в этом выгода для местных производителей и почему Китай всё-таки не сможет завоевать российский рынок мебели.

Смотрите также:

Одна из самых известных итальянских архитекторов Даниэла Росси Каттанео: «Сегодня в Италии ужасная экономическая и политическая ситуация. У нас нет возможности работать внутри страны»

«Импортозамещения в премиум-дизайне не получится. И из Китая мебель мы возить точно не будем!»


Михаил Плышевский — президент Ассоциации уральских мебельщиков. Почётный мебельщик России, руководитель регионального отделения Ассоциации мебельщиков России. Совладелец и директор предприятий «Мебель Град», «Мебель Град ЕКБ», «Инфомебель», «Мебельмикс». С 2007 года возглавляет Ассоциацию уральских мебельщиков.

Екатерина Дегай: Михаил Вячеславович, добрый день.

Михаил Плышевский: Добрый.

ЕД: Вы вернулись с итало-российского форума мебельщиков, который проходил в городе Пезаро. Италия из-за кризиса и санкций потеряла больше остальных европейских стран. Я видела цифру — 80 миллионов долларов совокупно по разным проектам с Россией. 10% вывозимой из Италии мебели шло именно на российский рынок. Как выстраиваются ваши отношения с итальянскими коллегами, с какими ощущениями вы вернулись с этого форума?

МП: Итальянцы считают, что мебель, которую они делают, особенно на юге Италии, рассчитана именно на Россию. Они немного поставляют в Германию и США, но основной поток всё-таки идёт в нашу страну. Поэтому когда мы приехали на этот форум — а нас было 35 человек, не только из Екатеринбурга, но и из Казани, Тюмени, Челябинска, Златоуста, Перми, — то итальянцы были настроены продолжить с нами сотрудничество, сделать перезагрузку, как говорили американцы. 

К нам на встречу записалось 64 предприятия. Они стояли в очереди. Мы сидели с восьми утра до восьми вечера два дня подряд. Серьёзно устали: они-то меняются, а мы-то те же самые. 

У итальянцев есть большое желание продолжать сотрудничество с Россией. Потери, о которых вы сказали, уже невосполнимы. Некоторые фабрики, с которыми мы раньше сотрудничали, закрылись. Некоторые просто пытаются выжить. У них почти такой же кризис, как у нас.

ЕД: В декабре прошлого года в нашей студии была итальянский архитектор Даниэла Росси Каттанео. Мне кажется, её слова прекрасно иллюстрируют то, о чём вы говорите.

То, что мы приехали в Екатеринбург именно сейчас, это в каком-то смысле реакция на появившуюся возможность. Политическая и экономическая ситуация в Италии просто ужасны. У итальянских архитекторов и инженеров нет возможности работать внутри страны. Я уже почти не работаю на Италию, все мои проекты международные. В моей команде есть два инженера, которые пока ещё продолжают работать в Италии, но мы хотим и в каком-то смысле даже вынуждены работать на другие страны, потому что это единственная возможность сохранять бизнес, двигаться вперёд, делая ставку на гений итальянского дизайна, которым мы обладаем. Это единственная возможность создавать то, что мы привыкли, но, к сожалению, уже не в нашей стране.

— архитектор Даниэла Росси Каттанео

Настроение итальянцев, с которыми вы встречались на форуме, совпадает с мироощущением нашей гостьи?

МП: Совпадает. Итальянцы, которые пришли на встречу с нами, съехались со всей большой провинции Марке не просто так. Чтобы с нами встретиться, они заплатили деньги — торгово-промышленная палата собрала с них взносы, и эти взносы пошли на оплату нашего проживания. 

Итальянцы говорили, что они хотят с нами сотрудничать. Приходят к нам, а мы, например, говорим: «Ребята, уже восемь часов, давайте на завтра встречу перенесём». — «Нет, мы на сегодня записаны, выслушайте нас».

ЕД: Вы, я знаю, общались с президентом Торгово-промышленной палаты Италии Альберто Друди, и у вас даже запланирован совместный проект.

МП: Мы подписали первый посткризисный договор о сотрудничестве, о продвижении их и нашей продукции, о взаимном участии в различных мебельных проектах, выставках, информационных программах и так далее. Они хотят продавать мебель и не только мебель — части, комплектующие. Только купите, только сотрудничайте с нами! — вот такой у них девиз.

ЕД: Этот проект касается сотрудничества именно с наши регионом?

МП: Да, но это наш договор. В Пезаро были и представители других регионов, например, вице-президент Торгово-промышленной палаты Челябинска — она подписала там свой договор. Всего, насколько я знаю, были подписаны договоры с тремя регионами России.

ЕД: Доля зарубежных компаний на мебельном рынке России составляет 53%. Это не только итальянцы, но и китайцы. Как выстроены ваши отношения с китайскими компаниями и можем ли мы с ними достойно конкурировать?

МП: Связи с Китаем налажены довольно давно. Мы всегда считали, что Китай — это довольно-таки дешёвая мебель. Но китайцы прогрессируют. Их мебель хорошая, и они производят не только для нас, но и для Италии. Китай сегодня в фаворе, и наша задача — привлечь китайцев. 

Когда мы ездили в Италию, то хотели сделать кооперативное движение: итальянский дизайн, технологии и фасады, а всё остальное наше. Так выигрывают все. Китайцы же не хотят этого делать. Они хотят поставлять готовую продукцию. 

Китайская продукция рассчитана не только на элиткласс или средний класс, но уже и на экономкласс. Раньше продукцию из ДСП было невыгодно везти из Китая, потому что мы здесь прекрасно производили её сами. Сейчас китайцы делают эту мебель у себя, такую же, как мы, и даже ещё дешевле.

ЕД: Не может ли так получиться, что китайские компании займут место итальянских и частично российских на нашем рынке?

МП: Нет, потому что дизайн всё-таки первичен. Итальянцы славятся своим дизайном, такие вещи выдумывают. Китайцы от этого пока далеки, но в отношении производства по итальянским лекалам и прочего — запросто всё сделают.

ЕД: Может ли импортозамещение, которое даёт шанс отечественным компаниям, помочь мебельной сфере?

МП: Соотношение отечественных и иностранных компаний, которые вы называли, это сведения на 1 января 2015 года. Сейчас баланс изменился, отечественного производства стало больше. Процесс уже пошёл. Он связан, конечно же, с курсом доллара — покупать нашу мебель стало выгодно, тем более что производство и технологии у нас достойные. 

Что касается самого импортозамещения — тут дело в совместном производстве и кооперации. Мы хотели бы, чтобы в каком-нибудь шкафу или диване 25-30% было импортного — дизайн, технологии, — а всё остальное наше: руки, станки, производство и наша территория, на которой это производится. 

ЕД: В Ульяновской области планируется создать отраслевой бизнес-парк, который объединит предприятия мебельной промышленности. Это такая форма поддержки малого бизнеса, которому сложно в кризисные времена. Это инструмент, который можно было бы взять на вооружение и создать у нас бизнес-парк для мебельщиков? Как вам такая инициатива?

МП: Мне инициатива нравится. Предприятия, которые производят мебель, работают в основном на арендованных площадях. Цена аренды уменьшилась, но всё равно она довольно-таки высока. Если будет такой мебельный парк с преференциями для мебельщиков, то всем вместе было бы легче работать: один производит одни детали, другой другие. В кооперации можно что-то делать.

Ассоциация уральских мебельщиков — некоммерческая организация, которая была создана в 2007 году. Она объединяет 39 производителей мебели Екатеринбурга и Свердловской области. Одно из ведущих направлений её деятельности — лоббирование интересов мебельщиков на муниципальном и региональном уровне, развитие сотрудничества с зарубежными коллегами, а также продвижение продукции отечественных предприятий, повышение её узнаваемости и спроса на наших рынках.

ЕД: В предыдущий кризис, в 2009 году, мебельщики создали антикризисный штаб. Сработала ли тогда эта инициатива и будете ли вы делать что-то подобное в нынешний, что уж говорить, кризис?

МП: Да, была такой штаб, я в него входил, и несколько предприятий мы спасли. Тогда были точно такие же проблемы — задолженности за тепло, за электроэнергию. Предприятия буквально стояли на грани закрытия. Я помню, в Нижнем Тагиле была мебельная фабрика, на ней работало 200 человек. Накопились большие долги по электроэнергии. Штаб помог. 

В этот раз ситуация несколько другая. Возможно, сейчас не стоит создавать кризисный штаб, чтобы оказывать помощь предприятиям. Я думаю, должна быть общая политика государства, нашего правительства, нашего губернатора. Должна быть налажена система поддержки малого бизнеса. Она, конечно, налаживается, мы чувствуем, но этого ещё недостаточно. Было бы неплохо её немножко усовершенствовать. А кризисные штабы изжили себя.

ЕД: Вы президент Ассоциации уральских мебельщиков. Какие задачи для вас являются первоочередными?

МП: На сегодняшнем этапе самая главная задача — выжить. Сохранить наших основных работников, профессионалов, сохранить помещения, цеха, чтобы продолжить работу. Если в мае и июне было сложное положение, то в июле торговля начала чуть-чуть подниматься. Мы считаем, что до конца года преодолеем этот кризис.


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^