Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -23°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 54,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Мы планируем начать большое производство в России — возможно, в Екатеринбурге»

×
ИННОПРОМ-2015 9 июля 2015 в 16:28
Проблемы с видео?
В материале:

Сколково

Интересны ли инвесторам промышленные стартапы российских предпринимателей и почему экономический шок пойдёт на пользу России.


Людмила Яицкая: Добрый день, господин Вильякайнен. Сегодня знаменательная дата — ровно 30 лет назад вы подписали ваш первый контракт, когда в 13 лет основали компанию. В чём секрет вашего успеха?

Пекка Вильякайнен: Я самый обычный человек, мне просто везёт на хороших и нужных людей. Во многих индустриальных сферах нужно быть гением, а я в принципе не сильно умный — я просто нахожу хороших людей для совместной работы. Да, нужна и удача, но важнее ничего не бояться: ни людей, ни клиентов, ни новых рынков.

ЛЯ: Полтора года назад вы говорили, что в России существует 30-40 тысяч стартапов, и вам хотелось бы, чтобы их было сто тысяч. Какая сейчас динамика по стартапам?

ПВ: Три с половиной года назад я стал советником президента фонда «Сколково», стал работать в России в сфере предпринимательства. На тот момент в общем потоке заявок было порядка пяти тысяч компаний. Для «Сколково» мы выбрали тысячу. Потом их стало 30-40 тысяч, как вы сказали. Сейчас мы близки к ста тысячам. Мы проделали гигантскую работу, чтобы найти эти компании. Я лично объехал 57 российских регионов, чтобы просто познакомиться с предпринимателями. Вы знаете, Россия удивительная страна: здесь скрывают не только ошибки — это как раз нормально, — но ещё и успех. Одна из наших задач — объединить успешных и не очень успешных предпринимателей, чтобы они могли учиться друг у друга. И мы справляемся.

Смотрите также:

Пекка Вильякайнен, советник президента фонда «Сколково» Виктора Вексельберга: «Когда моя 73-летняя тёща не верит в стартапы, это нормально, но когда не верят 40-50-летние, я начинаю сердиться» (интервью от 20 марта 2014 года)

Кстати, я рад экономическому шоку, который мы сейчас переживаем, потому что вместо того, чтобы работать на государственных должностях и делать простую и безопасную работу, умные люди думают: «Хей, а почему бы мне не начать свой бизнес?» Чтобы экономика начала меняться, любой стране мира нужен экономический шок. Где-то это может быть природная катастрофа, как в Японии, или война, или изменение цены на нефть. В Финляндии, откуда я родом, таким экономическим шоком шесть лет назад стала проблема с «Нокией». Конечно, при этом некоторые люди теряют работу. Но, как я говорил на круглом столе здесь, на ИННОПРОМе, лично я уверен, что каждый непродуктивный сотрудник должен быть уволен из компании, особенно если он не работает ради общей цели. Цель бизнеса — заработать деньги, и каждый лидер компании должен решить для себя, что он не занимается социальной работой, а делает бизнес.

ЛЯ: На Уральском венчурном форуме в рамках ИННОПРОМа сегодня обсуждаются вопросы доступности капитала и профессиональные связи технологических стартапов. Речь идёт о брокерах, менторах, о российских и иностранных инвесторах и экспертах. Как по-вашему, интересны ли промышленные стартапы российских предпринимателей инвесторам?

ПВ: Новости из России всегда о чём угодно, только не об инвестициях и российских инновациях. Нам, фонду «Сколково», и российскому правительству нужно больше работать, чтобы показать инвесторам, что есть в России. Я не похож на ангела, но я бизнес-ангел, и меня с моими коллегами не очень волнует политика и границы государств. Мы просто пытаемся найти хорошие инвестиции. Но это не значит, что нам нужно ходить с большим флагом и скандировать: «Приезжайте в Россию, приезжайте в Россию». Никто не инвестирует в Россию — инвестируют в конкретные проекты. Никто же не едет в США со словами «Я инвестирую в США» — люди хотят инвестировать в Tesla или Apple. Мы должны вырастить такие компании. И ещё я думаю, что из-за изменения курсов валют Россия сейчас особенно привлекательна для инвестирования. Но, как я сказал, никто сюда не придёт, чтобы самостоятельно искать подходящие компании. Мы должны хорошо поработать, чтобы показать миру, во что можно инвестировать в нашей стране.

ЛЯ: Вы лично инвестировали в 12 российских стартапов. Есть ли среди них промышленные?

ПВ: Ещё раз: нет никаких границ. Я хочу находить компании, которые значимы для мирового рынка. И я хочу инвестировать в компании, которым могу дать что-то ещё, кроме денег. Вот почему я говорю о том, что бизнес-ангелы важны. Быть бизнес-ангелом не значит просто дать денег — это значит поделиться знаниями, помощью, сердцем. Компаниям, в которые я инвестировал, я дал знания о России, об IT-бизнесе, поделился связями в мире компьютерных игр. 

Я никогда не буду инвестировать в бизнес, который нацелен только на российский рынок, или только на американский, или только на финский. Он должен иметь международный масштаб. И мне нужно видеть в глазах бизнесмена желание расти как лидеру. Я инвестировал в компанию LNG Carrier. Это финская компания, но сейчас у неё есть представительство в России, она резидент «Сколково». Продукт этого бизнеса — огромные контейнеры, стальные штуки, в которых можно транспортировать сжиженный природный газ по всему миру. Но производство — только одна его часть. У них очень развит IT-сегмент их бизнеса, потому что контейнер — это мобильное устройство, которому нужно уметь присоединиться к системам «Газпрома» или бэк-офису «Роснефти». Да, многие проекты имеют большую производственную часть, но постепенно они двигаются к IT-миру, и LNG Carrier — хороший пример.

ЛЯ: Какие инструменты роста инновационных проектов самые эффективные?

ПВ: Думаю, прежде всего правительству каждого региона России нужно убедиться, что происходит студенческий обмен и обмен между компаниями. Вы никогда не добьётесь глобальной компетентности, читая дома книги, или смотря телевизор или кино, или путешествуя. Необходим обмен знаниями между регионами России. Для этого мы устраиваем стартап-туры и Startup Village. Для этого мы распространяем программу «Сколково» по всей России, чтобы убедиться, что лучшие практики, например, Казани знают во Владивостоке, а лучшие практики Екатеринбурга знают в Ростове, Тагароге или где-нибудь ещё.

ЛЯ: Как, по-вашему, геополитическая обстановка сказывается на настроениях предпринимателей, с которыми вы работаете в России? И какие прогнозы вы как бизнес-ангел и эксперт в области инвестиций можете сделать на ближайшие пять-десять лет?

ПВ: Текущая геополитика толкает российскую экономику — у бизнесменов появляется стимул больше стараться. Если цена на нефть будет 200 долларов, то станет меньше бизнесменов, а если 300 долларов, то бизнесменов вообще не станет, они все уйдут на покой. Но инфраструктурным инвестициям приходится сложно. Даже в фонде «Сколково» некоторые партнёры исчезли. Мы отложили на несколько лет некоторые инвестиции. Но я думаю, что воздействие ситуации на экономику всё-таки меньше, чем все представляют. Небольшим компаниям не нужно много капитала. А самая большая проблема сейчас — это получить капитал. Вот почему такие компании, как Сбербанк, «Роснефть», «Газпром» страдают больше, чем некрупные компании.

Что касается прогноза на ближайшие пять лет или даже месяцев — лично я надеюсь, что Россия и Европа начнут активнее взаимодействовать, и США могут сыграть в этом значительную роль. Но они не торопятся решать этот вопрос. Как финн я надеюсь, что у нас могут быть нормальные отношения. А вообще — неважно, что происходит, мы должны стимулировать предпринимательство. Я не говорю, что санкции завтра исчезнут или цена на нефть будет 150 долларов, и мы скажем: «Стоп, можно перестать заниматься бизнесом». Нет, я надеюсь, что мы обретём силу, и появятся новые предприниматели.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Сколково

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^