Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,19$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,19$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -21°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,19$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Мы вычислили, сколько в среднем стоит создание индустриального парка — 15 миллионов рублей на гектар»

×
ИННОПРОМ-2015 9 июля 2015 в 19:57
Проблемы с видео?
В материале:

Журавский Денис

Денис Журавский, исполнительный директор Ассоциации индустриальных парков — о том, в какой степени индустриальные парки профинансированы на самом деле.


Ольга Чебыкина: Денис, добрый день.

Денис Журавский: Здравствуйте.

ОЧ: Начну с поздравлений: недавно вступил в силу закон о промышленной политике, в котором наконец-то законодательно закреплено определение индустриального парка. 

ДЖ: Мы добивались принятия такой нормы и участвовали в подготовке законопроекта. Действительно, в нём появилась отдельная статья, которая законодательно закрепляет определение «индустриальный парк» и прописывает основные меры государственной поддержки, которые предусмотрены для индустриальных парков. 

ОЧ: Каким должен быть следующий шаг, чтобы ассоциации и её членам стало жить легче?

ДЖ: У отрасли индустриальных парков есть две основные проблемы. Первая — это недофинансирование. 

ОЧ: Это не только ваша проблема.

ДЖ: Конечно. Но для нас она вдвойне серьёзна, потому что индустриальные парки — это сложные инфраструктурные проекты, у которых сроки окупаемости дольше, чем в других видах бизнеса. Соответственно, типичные банковские продукты здесь просто не работают. Это проекты со сроком реализации семь-восемь лет, а иногда и больше, до десяти. Риски здесь выше, чем в других индустриях, и частные инвестиции неохотно идут в эту область, поэтому здесь важно участие государства — финансирование, субсидии. 

И даже при всём при этом отрасль очень сильно недофинансирована. Приведу пример: мы изучили, сколько стоит средний индустриальный парк. Средняя температура по больнице — 15 миллионов рублей на гектар. Мы подготовили обзор по 2015 году по всем индустриальным паркам страны, сделали макроэкономический срез и выяснили, что по факту индустриальные парки профинансированы исходя из пяти миллионов рублей на гектар, то есть всего на одну треть. Это отрасль, которая сильнее всего недофинансирована, и от государства нужны различные инструменты по финансированию, как кредитные, так и некредитные.

ОЧ: В таком случае я даже боюсь спрашивать, дождались ли вы чего-нибудь в нынешнем году — санкционном, кризисном, когда во всех отраслях невесело. Что произошло с индустриальными парками за этот год?

ДЖ: Как ни странно, именно последние два года стали прорывными для индустриальных парков. Кроме федерального закона мы получили ещё целый ряд мер государственной поддержки. С 2014 года заработала отдельная подпрограмма Минпромторга «Индустриальные парки». По ней предусмотрено финансирование, субсидирование процентной ставки по кредитам для управляющих компаний индустриальных парков. Эта мера позволяет самим управляющим компаниям и корпорациям развития привлекать деньги на проекты, и ставка становится даже ниже, чем на рынке. 

ОЧ: Сколько и кому конкретно было перечислено? В СМИ есть разные цифры, самая распространённая — 250 миллионов рублей на все индустриальные парки в стране. 

ДЖ: Эта цифра совсем не смехотворная, потому что это процентная ставка. Благодаря 67 миллионам рублей, которые были выделены индустриальным паркам в этом году, было обеспечено кредитных средств на общую сумму больше трёх миллиардов. Эффект от такой субсидии не должен рассчитываться в прямом физическом измерении — она даёт мультипликативный эффект.

ОЧ: Здорово, когда кредиты отдаются. Но я разговариваю с промышленниками, и они кулуарно говорят, что берут господдержку, чтобы получить хотя бы что-то, выполняя заведомо убыточные заказы и зная, что не вернут деньги. В случае с индустриальными парками это не так. Чем они могут подтвердить свою состоятельность?

ДЖ: Есть статистика, основанная на уже реализованных проектах. Индустриальные парки, которые вышли на стадию окупаемости, показывают, что на один рубль, вложенный в инфраструктуру, инициаторам проектов удалось привлечь семь рублей прямых инвестиций. Один к семи — это достаточно неплохой показатель.

ОЧ: Вы отслеживаете, кто более успешен — частные или государственные индустриальные парки?

ДЖ: Тренд 2015 года — увеличение участия государства. Число госпарков растёт быстрее, чем число частных. Кто эффективнее, сказать сложно. Нужно, чтобы прошло десять лет, тогда можно будет сравнивать результаты их работы.

ОЧ: Ещё одна проблема с развитием индустриальных парков в России: невозможно вовремя создать инфраструктуру. Это краеугольный вопрос, когда речь идёт о договорённостях с иностранным инвестором. Есть ли какие-то ещё проблемы, которые не лежат на поверхности?

ДЖ: Проблему в отрасли индустриальных парков, которая очевидно мешает развитию, — это нехватка экспертизы. Первые проекты стали появляться всего семь-восемь лет назад, это очень молодая индустрия. В этом году по нашей оценке в стране есть уже 120 индустриальных парков. Некоторые проекты стартовали в последние два года, только за этот год инициировано 20 новых парков. В стране просто нет такого количества опытных команд, которые могли бы похвастаться реализованными проектами. Индустриальные парки — абсолютно новый вид деятельности, который не подкреплён достаточной экспертизой и опытом. Эта главная проблема.

ОЧ: АСИ составило национальный рейтинг состояния инвестиционного климата по субъектам Российской Федерации. В нём есть первая группа регионов — лидеры: Татарстан, Калужская область. Есть регионы с комфортными условиями для бизнеса. А есть третья группа, которая даже не имеет названия, и Свердловская область находится именно в ней, между Нижегородской областью и Приморским краем. Состояние инвестклимата в регионе прямо пропорционально количеству и состоянию индустриальных парков?

ДЖ: Хороший вопрос. Моя точка зрения — нет. Мы работаем с АСИ, участвовали в разработке рейтинга, сделать одни из критериев оценки наличие в регионе индустриального парка было нашим совместным решением. 

Для меня главный рейтинг — это наличие инвестиционных проектов. Если приезжаешь в регион на выставку или форум и идёшь на открытие завода или запуск стройки, это значит, что всё работает. С нашей точки зрения, абсолютно неважно, какую строчку в какой группе занимает регион. Наверное, это имеет значение для оценки работы губернаторов или чего-то ещё. Но для привлечения инвесторов нужно просто строить сети, создавать инфраструктуру, делать площадки, вкладывать в них деньги, и очень скоро вы увидите результат — через два-три года мы с вами будем открывать заводы.

ОЧ: Как заманить инвестора, европейского или, может быть, китайского?

ДЖ: Выполнять обещания. Это то, чего не хватает инвесторам. Инфраструктура должна быть готова, мы должны перестать заманивать, как вы выражаетесь, инвесторов в поля, где работает сельскохозяйственная техника, потому что это абсолютно неприемлемо для промышленного строительства. И второе — это соблюдение сроков и условий, которые были обещаны инвестору на входе. Как только появится история успеха с первым инвестором, за ним придут второй и третий. А несоблюдение сроков ведёт к разочарованию инвесторов, и регион несмотря ни на какие рейтинги становится непривлекательным для потенциальных инвесторов.

ОЧ: Вы можете привести в пример парк, в котором сделали всё как надо, пришёл первый инвестор, а за ним подтянулись и остальные?

ДЖ: Прежде всего, это Калуга и Татарстан. И таких примеров становится всё больше. Иностранные компании — немцы, японцы — строят здесь свои заводы, вводят их в эксплуатацию. Во время зарубежных поездок я слышу, что наши европейские и многие азиатские коллеги говорят об этом. Когда мы им рассказываем, что у нас 83 региона, где есть индустриальные парки, для них это сюрприз, потому что в инвестиционном сообществе Европы и Азии обсуждают всего лишь несколько кейсов. Но у нас есть ещё Тула, Ярославль — масса примеров. Это регионы, которые успешно сделали индустриальные парки и могут показать готовые заводы и удовлетворённых европейских партнёров.

ОЧ: Какова для вас как для ассоциации практическая польза от российско-китайского ИННОПРОМа?

ДЖ: Наш вектор остался таким же, как был пять лет назад: основные экономики в Азии по объёму прямых инвестиций в промышленность России — это Япония и Южная Корея. Крупнейшие инвесторы в Европе — Германия, Италия, Франция. Не думаю, что изменение политической конъюнктуры сильно меняет экономические взаимоотношения между странами. Они в нашей индустрии остались такими же, как и были прежде.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Журавский Денис

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^