Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -27°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,93$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -27°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,93$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -27°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,93$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Алексей Тюпанов (ОАО «ЭКСАР»): «Мало кто из экспортёров думает больше чем о сиюминутном заработке на разнице курсов»

×
ИННОПРОМ-2015 9 июля 2015 в 14:47
Проблемы с видео?
В материале:

Тюпанов Алексей, ЭКСАР

Генеральный директор Российского агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций рассказывает об экспортёрах своей мечты, а также проводит ликбез: как воспользоваться единым окном для экспортёра и из чего формируется стоимость страховки экспортного контракта.


Ольга Чебыкина: Алексей, добрый день.

Алексей Тюпанов: Добрый.

ОЧ: Телеканал Malina.am третий год работает на ИННОПРОМе, и многими нашим гостям мы задаём такой вопрос: чего для вас больше в участии в ИННОПРОМе — имиджевой или всё-таки практической составляющей? 

АТ: Для нас имиджевая составляющая также является практической. Мы здесь проводим, скорее, просветительскую деятельность. Мы, наверное, единственная компания из финансового сектора, которая здесь представлена. Наша задача — поддерживать несырьевой экспорт как малых, так и средних и крупных предприятий. Все компании, которые представлены на ИННОПРОМе, за исключением, наверное, иностранных, — это уже наши действующие либо потенциальные экспортёры. 

Мы проводим примерно 120 мероприятий в регионах России. Мы приезжаем в регион, местные власти помогают нам собрать экспортёров из этого региона, и мы проводим однодневный воркшоп, рассказывая о том, как ЭКСАР может быть полезен с точки зрения развития экспорта. В Свердловской области мы провели уже три таких мероприятия и заметили, что даже на втором и третьем мероприятии половина аудитории первый раз слышит, что такое ЭКСАР. 

ОЧ: Действительно, вы занимаетесь полезным для бизнеса делом, но я общаюсь с бизнесменами и знаю, что многие про вас не слышали. 

АТ: Вот именно. Поэтому, участвуя в ИННОПРОМе, мы пытаемся сделать так, чтобы хотя бы наше название узнали, задались вопросом, что такое ЭКСАР, сходили на сайт. Участие в ИННОПРОМе для нас очень практическая вещь. Производители отрасли машиностроения и других, самое главное, несырьевых отраслей — это всё наши потенциальные контрагенты.

ОЧ: Я разговаривала с экспертами, в том числе на этом ИННОПРОМе, и многие сходятся во мнении, что сейчас время, благоприятное для экспорта. Курсовой разнице радуются все экспортёры. Но не хотите ли вы сделать им, грубо говоря, а-та-та за то, что пытаясь сыграть на разнице курса и получить быструю прибыль, они не особенно задумываются о качестве? Какой он — экспортёр кризисного нестабильного времени.

АТ: Давайте я опишу экспортёра, которого хотел бы видеть. Действительно, появилось окно возможностей для многих экспортёров. Для многих, но не для всех, потому что это прежде всего окно возможностей для экспортёров, которые уже завершили свои инновационные программы, которым не нужно закупать станки за рубежом, они уже локализовали производственные мощности. Сейчас важно грамотно воспользоваться моментом девальвации. Нужно агрессивно стараться снижать цены в валюте, насколько это возможно, и за счёт этих агрессивных цен и нашей поддержки проникать на новые рынки. Однажды закрепившись в нише, будет проще продолжать поставлять в ней продукцию.

Мне хотелось бы, чтобы экспортёры активнее использовали открывшиеся возможности. Но, к сожалению, чаще мы видим, что экспортёры не снижают цены на свою продукцию в иностранной валюте, а просто получают больше выручки в рублях.

ОЧ: И радуются, потирая руки.

АТ: Да. Но мне кажется, что сейчас нужно использовать окно возможностей, снижать цены и за счёт государственных инструментов поддержки, таких как ЭКСАР, стараться выходить на новые рынки.

ОЧ: В прошлом году вы больше говорили о несырьевом экспорте, а в этом году сместили акцент на средний и крупный бизнес. Почему? Потому что малому бизнесу и так много помогают? Хотите поддержать середнячков?

АТ: Соглашусь, что для МСП делается много, но наша задумка немного в другом. МСП для нас стратегические клиенты, у нас по ним есть отдельная программа и отдельный KPI по поддержке МСП. Но посетители ИННОПРОМа — это не малые, а средние и крупные предприятия, и мы хотим конкретно этой аудитории ещё раз рассказать, чем мы ей можем быть полезны.

ОЧ: На ИННОПРОМе пройдёт круглый стол «Российский экспортный центр». Чем полезен этот центр? Зачем он нужен экспортёрам?

АТ: Идея очень простая: создать единое окно для экспортёра, куда он может позвонить как в колл-центр и получить любой вид услуги, от финансирования, страхования, гарантирования до нефинансовых инструментов поддержки — это информирование о рынках, поддержка в тендерах, в разрешительной документации, даже, возможно, поиск иностранного покупателя. Российский экспортный центр сосредоточит все услуги, которые государство может предоставить экспортёру. 

ОЧ: Круто. Когда это начнёт реально работать?

АТ: Это уже реально работает. Структуру уже запустили, она зарегистрирована, уже набирается команда и есть не то что первые обращения — первые сотни обращений. 

У ЭКСАРа с Российским экспортным центром достаточно понятное разделение труда: мы отвечаем за финансовый блок, он — за нефинансовую поддержку.

ОЧ: А финансирование откуда? 

АТ: Финансирование… Собственно, как работает ЭКСАР. Многие говорят: «Вы называетесь «Экспортное страховое агентство России», поэтому вы страховая компания. Наверное, вы грузы страхуете, КАСКО, ОСАГО». На самом деле в нас нет ничего от страховой компании. Мы выведены из-под закона о страховом деле. Хотя наши инструменты и называются «договор о страховании», на самом деле мы выдаём гарантии. Мы гарантируем российскому экспортёру оплату со стороны иностранного покупателя или мы выдаём гарантию банкам, которые финансируют российских экспортёров или иностранных покупателей. 

Для примера: за три с половиной года мы поддержали экспортных проектов примерно на девять миллиардов долларов. Из них половина была профинансирована или реализована при участии банков — важно отметить, как российских, так и, до введения санкций, иностранных банков. У нас были сделки, когда иностранный банк выдавал кредит по очень низким ставкам под нашу гарантию. Мы отвечаем не за выдачу гарантий, а за финансирование через выдачу гарантий банком. 

Кроме этого, у нас есть дочерняя структура «Росэксимбанк», которая перешла к нам в конце 2014 года. Через неё мы можем сами, напрямую, без привлечения других банков финансировать небольшие проекты — до двадцати миллионов долларов.

ОЧ: Какова цена вопроса? От чего зависит размер страховой премии? 

АТ: С имеющимися инструментами Центрального банка по рефинансированию кредитов у банков под покрытие ЭКСАР наша ставка позволяет снизить финансирование на четыре-пять процентных пунктов. Это, на мой взгляд, самый главный показатель. 

Наши тарифы зависят от двух показателей. Первое — это срок проекта, то есть рассрочка или срок кредита, который привлекает иностранных покупателей. Второе — качество заёмщика. Часто даже наши постоянные клиенты говорят: «Вы же застраховали мой прошлый контракт за 1%!» А прошлый контракт, предположим, был по поставке в Германию. Потом клиент приходит с контрактом в Ливан и спрашивает, почему в этом случае он стоит дороже. Но между этими странами всё-таки есть большая разница. 

ОЧ: Наши экспортёры сталкиваются с коммерческими рисками: товар поставили, деньги не получили. Но есть ещё и наши местные разнообразные регуляторы. Деньги ты не получил, а валютный контроль бдит: нерепатриация валютной выручки, а-та-та. Что делать? 

АТ: Больше спасибо за вопрос. Многие клиенты не приходят к нам именно поэтому: они думают — какая разница, мне выплатят возмещение, а валютный контроль меня накажет. Но когда мы создавались, был принят отдельный федеральный закон, 73-й, который вносил изменения в валютный контроль. Там написано, что если экспортёр получил возмещение по договору страхования ЭКСАР, то это считается поступившей валютной выручкой. 

Если же у экспортёра есть проблемы с оформлением таможенных документах и так далее, то здесь ему поможет Российский экспортный центр.

ОЧ: Как конечный потребитель вашей услуги может ей воспользоваться? Прежде всего, хочу похвалить ваш сайт: на нём всё понятно, и есть совсем замечательная вещь — для упрощения процедуры можно подать документы в электронном виде. Как воспользоваться вашими услугами? 

АТ: Скажу для посетителей ИННОПРОМа: здесь есть наш стенд, там работает целая команда моих коллег, к ним можно обратиться с вопросами.

Вообще же всё очень просто: достаточно просто написать e-mail на info@exiar.ru с коротким описанием, что у вас за проект, куда вы хотите поставлять, кто ваш покупатель и что вы поставляете. Для начала рассмотрения проекта этого будет достаточно, мы сразу выйдем на связь.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^