Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -27°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,93$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -27°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,93$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -27°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,93$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Игорь Агамирзян, РВК: «Проактивной позиции в промышленной политике у нас не было со времён атомной бомбы»

×
ИННОПРОМ-2015 8 июля 2015 в 22:05
Проблемы с видео?

Подробнее о программе «Национальная технологическая инициатива»: как Россия собирается развивать #aeronet, #autonet и #neuronet.


Екатерина Дегай: Игорь Рубенович, добрый день.

Игорь Агамирзян: Добрый день.

ЕД: Вы только что со Стратегического совета по инвестициям в новые индустрии, который проходил за закрытыми дверями. Расскажите, что там было?

ИА: На стратсовете рассматривался только что начавший работать закон о промышленной политике и национальная технологическая инициатива. Мне ближе вторая тема. Она была воспринята с интересом. Сергей Когогин (генеральный директор КамАЗа — прим. Malina.am) рассказал, что произошла утечка и сегодня утром в интернет попало первое видео с записью движения роботизированного КамАЗа. Они давно этим занимались, но никто живьём это до сих пор никто не видел. Он показал министру прямо из интернета, как это выглядит. 

ЕД: Национальная технологическая инициатива — это же попытка России начать действовать на опережение и найти рынки, на которых ещё нет лидеров. 1 июля президент должен был получить соответствующие доклады.

ИА: Да, 1 июля правительство представило доклад президенту. Мы участвовали в проработке фактуры этого доклада.

ЕД: Обратного пути уже нет?

ИА: Да, это точно.

ЕД: Три главных критерия, по которым определялись перспективные рынки: рынка ещё не существует, к 2035 году его объём должен быть не менее ста миллиардов, и он должен быть ориентирован на потребности людей. Какой из этих критериев самый важный?

ИА: Ключевой критерий — это должен быть новый рынок, на котором на данный момент нет стандартов. Высокотехнологичных индустрий за всё время технологического развития было не так уж много: автомобили, самолёты, телефоны, компьютеры, интернет, мобильные телефоны. Они, совершая революционное преобразование общества, одновременно революционно изменяют экономику. Основная генерация добавленной стоимости в мире происходит именно в этих новых рынках. Но когда рынок уже сложился, на нём закрывается окно возможностей. У российских компаний не было ни одного примера выхода на уже сложившийся рынок. 

ЕД: А с выходом на рынки аэронет, автонет и нейронет мы ещё не опоздали?

ИА: Эти рынки сейчас только складываются, на них у нас ещё есть шанс. Это не гарантирует то, что мы будем на них лидерами. Но может получиться как в советское время, когда лидеры авиационной промышленности определились в довольно короткий интервал времени. Советская авиационная промышленность вошла на этот рынок как раз в момент его формирования. Сейчас ситуация примерно такая же, как во времена Чкалова: самолёты уже есть, но кто совершит первый кругосветный беспосадочный перелёт из Москвы в Орегон, ещё не ясно. 

ЕД: Вы уже упомянули разработки КамАЗа. То есть какие-то работы у нас всё-таки ведутся?

ИА: Да, разработки у нас есть. Например, разработки по легковым автомобилям в НАМИ. Но я не могу сказать, что там достигнут уровень Гугла с гугломобилем или BMW, который тоже активно этим занимается, или Daimler, который уже выпустил коммерческий грузовик в США. Кстати, интересный факт: немецкая компания Deimler-Benz свои автоматизированные грузовики запустила в промышленную эксплуатацию не в Германии, а в США. Это из-за ограничений Венской конвенции, в которую Германия входит, а США нет. Россия тоже является членом Венской конвенции, поэтому это нужно будет как-то распутывать.

ЕД: Вы сказали, нет никаких гарантий, что у нас всё получится. Но есть ли понимание, какие шаги нужно предпринять, чтобы шансы на успех были повыше?

ИА: Прежде всего, есть понимание, что если ничего не делать, то ничего и не произойдёт. Мне вообще чрезвычайно симпатично то, что руководство страны всерьёз отнеслось к идее проактивной государственной технологической политики. Научно-техническая политика у нас в стране на протяжении длительного периода была примерно такой: снизу вверх собиралась заявки типа «а я могу сделать вот это», «а я — вот это», потом они консолидировались, суммировались, и дальше вниз спускались директивы: «сделайте это, это и это». Это абсолютно реактивная политика, она никак не связана с приоритетами. Проактивной постановки задачи со стороны государства не было, пожалуй, со времён атомной бомбы

ЕД: Президент получил доклад о перспективных рынках. Какие шаги будут следующими?

ИА: Сейчас мы организуем проектный офис по реализации национальной технологической инициативы, который будет координировать работу рабочих групп и оказывать им поддержку. По каждому выбранному рынку будет сформирована рабочая группа, которая должна разработать дорожную карту, план действий на этом рынке. Кстати, Дмитрий Анатольевич сегодня в своём выступлении на ИННОПРОМе сказал, что уже сформирована рабочая группа по национальной технологической инициативе при президиуме совета по модернизации. Эта рабочая группа — я в неё тоже вхожу — будет рассматривать подготовленные отраслевыми рабочими группами дорожные карты и рекомендовать их к вынесению на президиум. Дальше президиум будет их рассматривать и утверждать. После утверждения они будут превращаться в набор поручений по реализации конкретных действий, начиная от нормотворческой деятельности и заканчивая расстановкой приоритетов в науке, в системе образования и так далее.

ЕД: Составить дорожную карту достаточно для того, чтобы идеи начали превращаться в реальную индустрию?

ИА: Чтобы что-то начало двигаться, нужно что-то сделать, и дорожная карта — это далеко не худшее. По сути, дорожная карта — это план действий. Если мы хотя бы договорились о том, что нужно сделать, то появляется хоть какая-то вероятность, что это будет сделано.

ЕД: Но ведь ещё нужны деньги.

ИА: Естественно, нужны деньги. Но перспективные рынки могут и должны являться генератором денег. Рынки НТИ должны быть большими, с большим сбытом и обеспечивать приток денег. Для обеспечения этого притока нужны инвестиции. Это могут быть и частные, и государственные инвестиции, в это могут быть вовлечены институты развития. Я сегодня на стратсовете рассказывал о модели отраслевых фондов для поддержки проектов НТИ, о привлечении разных участников, от государственных до частных инвесторов. Мы готовы координировать и поддерживать такого рода деятельность. У нас уже наработан уникальный опыт по инвестиционной деятельности с использованием новых юридических форм в российском законодательстве — договоры инвестиционного товарищества. Мы были пионерами по их внедрению. Впервые у нас появилась форма коллективного инвестирования, максимально приближенная к лучшим мировым практикам.

ЕД: Денег меньше не стало?

ИА: Наверное, да. Мы недавно подводили итоги прошлого года — конечно, спад есть, и было бы странно, если бы его не было. Но он не такой большой, как мы опасались. 

ЕД: Одна из задач РВК — сбалансировать структуру предложений и венчурных денег. Вы говорите, что большая часть сделок приходится на IT. Но в сфере новой технологической инициативы кажется, что IT проникло всюду. Может, тогда и не нужно менять этот баланс?

ИА: Вы абсолютно правы. Только мы никогда не говорили, что нужно менять баланс в отношении IT. Все говорят, что основные инвестиции идут в IT, на самом деле имея в виду совсем другое — что основные инвестиции идут в консьюмер-интернет, в интернет-проекты типа электронной торговли. Электронная коммерция вообще была самым инвестпривлекательным объектом на протяжении последних нескольких лет, и денег туда было вложено много. Это в принципе хорошо — плохо, что в другие отрасли не вкладываются. Мы на протяжении довольно длительного периода регулярно говорили о том, что наиболее интересные проекты находятся на стыке IT с другими отраслями. Поэтому мы создаём новые фонды — скажем, биотехнологические с фокусом на информационные технологии в биотехе и медицинском оборудовании, занимаемся альтернативной энергетикой с фокусом на смарт-гридах и интеллектуальных системах управления энергетическими потоками. Это вполне соответствует приоритетам рынков национальной технологической инициативы.

ЕД: Получается, что организаторы ИННОПРОМа правы, выбрав темой выставки в следующем году Industry Net — это как раз соединение промышленности и технологии.

ИА: Есть несколько разных терминов: industry net, industrial internet, немцы называют это industry 4.0. По сути, это всё одно и то же: кооперация интеллектуально управляемых производительных механизмов в автоматизированных производствах позволяет выстроить систему, не зависящую от человека и являющуюся тем, что ещё в годы моей молодости называлось «гибкие автоматизированные производства». Но тогда это формулировалось как цель, а сейчас это уже не цель, а реальность. Любые производства должны базироваться на информационных технологиях и объекты, участвующие в производственном процессе, должны взаимодействовать между собой, чтобы можно было быстро и легко перестраиваться на производство другого объекта.

ЕД: Наши промышленники к этому готовы?

ИА: У них нет выбора. К сожалению, мы находимся в позиции догоняющих. Причём интересно, что когда тема гибких автоматизированных производств была заявлена в 80-е годы в Советском Союзе, она была вполне себе перспективной инициативой. Но потом был провал промышленности в 90-е годы и нефтяное изобилие нулевых. На это перестали обращать внимание, и два десятилетия просто выпали. Мы сильно отстали в автоматизации, и если российская промышленность не проведёт модернизационную программу перехода на современные производственные технологии, она останется неконкурентоспособной.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^