Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -16°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Алексей Федорченко: «Это необразованный дремучий хамский зритель, которого нет нигде в мире»

×
Разговор на Малине 3 июля 2015 в 17:27
Проблемы с видео?
В материале:

Федорченко Алексей

Впечатления известного уральского режиссёра от последнего «Кинотавра» и Московского кинофестиваля.

Смотрите также:

Алексей Федорченко: «Я в поиске новой планеты»

«Всё, что должно умереть, умрёт, но я всеми силами сопротивляюсь этому»


Алексей Федорченко — российский режиссёр, продюсер кинокомпании «29 февраля». 48 лет. Родился в 1966 году в Соль-Илецке. Почти всю жизнь живет в Екатеринбурге. Несмотря на свою профессию, имеет экономическое образование. В 1988 году окончил Уральский политехнический институт, после чего стал сотрудником оборонного уральского завода НПО автоматики.

В 1990 году Алексей Федорченко начал сотрудничать со Свердловской киностудией, одновременно занимая должности заместителя директора, продюсера и режиссёра. И только спустя 10 лет окончил Всероссийский государственный институт кинематографии им. С.А. Герасимова, сценарный факультет. 

В 2005 году Алексей Федорченко создал кинокомпанию «29 февраля». В том же году он представил свой дебютный режиссёрский игровой проект «Первые на Луне». В 2010 фильм «Овсянки» стал триумфатором сразу нескольких кинофорумов. Через два года состоялась премьера «Небесные жёны луговых мари». Картина принесла Федорченко множество наград национальных и международных кинофестивалей. В июне 2015 на «Кинотавре» «Ангелы революции» были признаны лучшей режиссёрской работой.


Марина Тайсина: Алексей Станиславович, здравствуйте.

Алексей Федорченко: Здравствуйте.

МТ: Поздравляю вас с наградой. По мнению жюри «Кинотавра» вы лучший российский режиссёр. Можно сказать, вы уральский Никита Михалков.

АФ: Как хотите называйте (улыбается). 

МТ: В прошлом году на фестивале в Риме за фильм «Ангелы революции» вам дали специальный приз «Марк Аврелий будущего» и назвали вас режиссёром третьего тысячелетия. Фильм основан на реальных событиях, хотя в этом сложно поверить, даже посмотрев трейлер. Его идея родилась десять лет назад, когда вы приехал в Ханты-Мансийск  со своим первым фильмом, «Первые на Луне», и познакомились с хантами. Почему вы так долго вынашивали идею?

АФ: Потому что сценарий писался долго. Первый вариант был написан быстро, за год, но он меня не устраивал. Он был очень поэтический, такое стихотворение. Потом был написан второй вариант. И только когда пришла идея объединить это с историей авангарда, тогда сценарий сложился.

МТ: В фильме рассказывается история хантов и ненцев, тут же коллективизация, советский авангард. Почему именно эта история и эти народы вас привлекли? 

АФ: Восстание шаманов против советской власти — я думаю, одна эта фраза должна привлечь к этой истории любого режиссёра.

МТ: Последнее время происходит эстетизация всего советского. Не спекуляция ли это?

АФ: У нас не кино возвращается в советские времена, а страна, поэтому ничего удивительного. Контрреволюция победила, поэтому у нас фактически советская страна.

МТ: Ваши герои, молодые революционеры, судя по трейлеру, не совсем приятные герои. 

АФ: Почему вы так считаете? Они очень приятные, интересные люди. Они ровесники революции, их молодость совпала с революцией. У каждого из них есть своя кровь. Я изучил биографии около 400 художников-авангардистов, и самые интересные эпизоды их судеб подарил своим героям. Это такая мозаика из реальных фактов. Мы смотрим фильм как сказку, как фантастику, но на самом деле всё это было в жизни, и жизнь гораздо удивительнее того, что мы можем придумать. Стоит только немножко копнуть, и появляются удивительные, фантастические факты.

МТ: Ваше кино авторское, артхаусное, не для всех. Кого вы представляете в своих зрителях?

АФ: Это кино для всех, это простая история. Люди отвыкли смотреть то, что они не знают. Отвыкли изучать новое. Секрет коммерческого успеха — это повторение и закрепление. Проще посмотреть в очередной раз какой-нибудь революционный фильм, увидеть очередные штампы и понять, что так было на самом деле. А стоит режиссёру чуть-чуть отойти в сторону — и люди уже психологически отталкивают его фильм, потому что мозг должен начать работать, а люди отвыкли работать мозгом.

МТ: Журналисты на пресс-конференции на «Кинотавре» говорили, что всё красиво и здорово, но непонятно. Вы это имеете в виду?

АФ: И это тоже. В фильме всё понятно. Там абсолютно ясная история. Я не понимаю, что там может быть непонятно.

МТ: Олег Ягодин, который снимался в «Ангелах», был на его премьере в Сочи и вот как отозвался: «Очень много человек ушли из зала посреди фильма. Но надо понимать, что на фестивали многие едут ради тусовки, а не ради кино. Конечно, это огорчило Алексея, потому что он проехал с «Ангелами» по пяти-шести фестивалям в Европе, и там все зрители сидели как вкопанные, не шелохнувшись. Но это Сочи, тут надо быстро выбежать, искупнуться и обратно». Ваши фильмы, и не только «Ангелов», в Европе действительно смотрят с замиранием сердца, а после встают и аплодируют. Российскому зрителю, получается, такое кино не нужно?

АФ: Европейской публике фильмы понятнее. Они знают русский авангард. Русский авангард — это бренд, это единственное, что останется от русской культуры XX века. В этом они разбираются, они подходят и спрашивают про творчество композитора Арсения Авраамова, о котором у нас вообще никто не знает. Или спрашивают про художников, которых даже я могу не сразу вспомнить. 

И на «Кинотавре», и на Московском кинофестивале были худшие показы за полгода. Я был на тридцати фестивалях по всему миру, и никто не выходил, все сидели, смотрели и слушали.

В Сочи большой процент зрителей в зале — это кинорынок. Они приходят на пять-десять минут, считывают информацию, которую хотят получить, понимают, покупают они картину или нет, и выходят. Поэтому там такая текучка. Я седьмой раз на «Кинотавре», я к этому уже привык. Ягодин — первый раз, поэтому для него это дико. А это действительно дико, так не должно быть на фестивалях. 

В Москве другая ситуация. Там Дом кино оккупировали кинобабки, которые меня очень раздражают. Они приходят в зал и через десять минут начинают по очереди вставать и выходить, плюясь и громко комментируя. Это необразованный дремучий хамский зритель, которого нет нигде в мире. Зритель Дома кино, эти кинобабки — это самый плохой зритель. Это беда Московского фестиваля, с которой надо как-то бороться.

МТ: Вы были у нас в студии два года назад и говорили о том, что отечественные кинотеатры не готовы к прокату таких фильмов, как ваши.

АФ: Ничего не изменилось. Я дословно могу то же самое повторить.

МТ: Что должно случиться в нашей стране, чтобы ваши фильмы стали смотреть с таким же уважением, как в Европе?

АФ: Нужно изменить систему образования, в первую очередь систему педагогических вузов. Должен начаться долгий и сложный процесс окультуривания страны. За десять лет это не решить, нужно десятилетия работать в этом направлении. И, конечно, главный враг нас всех — это телевизор, который оболванивает и одурманивает.

МТ: По-вашему, это самый серьёзный инструмент глобализации?

АФ: Глобализация не есть одурманивание. Глобализация — это приведение всех к одному знаменателю, к одному языку, к одним культурным кодам. Но наш телевизор эти коды старается сделать совсем примитивными, на уровне собак Павлова.

МТ: Сразу после «Кинотавра» вы поехали жюрить на Московский кинофестиваль. Для вас были какие-то фестивальные открытия?

АФ: Не было. Был неплохой фильм Миндадзе, интересный и важный для России, который остальные члены жюри не поняли и не приняли. А я хотел, чтобы он получил Гран-при. Но не случилось. Это неправильно. 

Фильм «Лузеры» — крепкий европейский фильм с хорошими актёрами и хорошей сюжетной линией, но не шедевр. И «Росита» тоже, «Росита» в ещё меньшей степени шедевр. Это мелодрама о жизни рыбацкого городка, в котором мужики выписывают себе филиппинских и таиландских жён. И возникает любовный треугольник: отец сын и Росита. Кино сделано хорошо, но просто, оно сделано для очень хорошего телевизора. Но жюри решило, что в этом тоже есть мастерство — сделать простую внятную историю с отличными актёрами. Но это не шедевры.

МТ: Никита Михалков заявил на Московском кинофестивале, что ему кажется, наше отечественное кино двигается к очеловечиванию российских проблем. Раньше мастерство опережало суть, слово «как» заглушало слово «что», но сейчас ситуация меняется. А с вашей точки зрения, что сейчас происходит в отечественном кинематографе?

АФ: Я не знаю. Чтобы иметь безапелляционное мнение, нужно быть в курсе всего среза кино. Я посмотрел не очень много российского кино этого года, но посмотрел очень разные фильмы на «Кинотавре». Это и Сигарев — такая чёрная хулиганская комедия, и, допустим, фильм «Пионеры-герои» — неожиданный хороший умный фильм. Простая, светлая и добрая история — «14+», это «Ромео и Джульетта» с хорошим концом. 

Кино, как всегда, разное. Я бы не ставил диагноз всему кино. Оно разное, каждый режиссёр работает в своём направлении, и я не люблю таких итогов — как и что. 

МТ: Вы планируете снять фильм по повести Стругацких «Малыш». И вы говорили, что это неудачная повесть Стругацких, потому что у вас никак не получалось оформить сценарий. Но сейчас со сценарием вы вроде бы заканчиваете. Ещё вы долго искали космическую площадку для съёмок. В интервью вы говорили, что нет финансирования, потому что кризис. И вы всё равно хотите делать этот фильм?

АФ: Сценарий-то хороший (улыбается). Мы делаем не дословную экранизацию, как сделали чехи в 1994 году. Они взяли повесть и просто перенесли её на экран. Смотреть это невозможно, жуткое зрелище. 

Мне повесть очень нравилась, пока я не стал писать сценарий и не оказалось, что там за что ни потянешь, всё разваливается. И беда в том, что уже всё сняли. Всё, что там написано, все эти отношения и контакты — всё уже десять раз с 1972 года снято. Поэтому нужно было найти что-то своё и написать оригинальный сценарий по мотивам. 

МТ: Сценарий к «Ангелам революции» у вас тоже долго рождался, но потом вы нашли выход с советским авангардом. А здесь у вас что?

АФ: Здесь жанр более простой и более сложный — научная фантастика, жанр, которого не было в советском кино, наверное, с 50-х годов. В то же время это триллер. Мы для себя назвали этот жанр научпанк (улыбается).

МТ: Это уже не сказка.

АФ: Нет, почему, сказка, фантастика. Но как я в сценарии к «Ангелам» искал и находил замечательные вещи в российской истории, в истории русского авангарда, мифологии и жизни северных народов, хантов и ненцев, так и здесь я нашёл удивительные вещи в разных направлениях науки, от квантовой физики до паразитологии. Просто удивительные вещи, которые перевернули моё представление о мире. Всё это хочется рассказать, донести до зрителя более-менее доступными формами. 

МТ: Когда вы приступите к съёмкам?

АФ: Пока не знаю. Проявили интерес зарубежные инвесторы, и я переделывал сценарий под международный проект. Посмотрим, что будет — получится, нет. Я пока не загадываю.


Продюсер, ведущая: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Илья Одношевин

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
Будьте с нами!
×
×
Наверх^^