Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,43$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Михаил Аким: «Нельзя делать бизнес на основе политики»

×
ИННОПРОМ-2015 16 июля 2015 в 19:58
Проблемы с видео?
В материале:

Аким Михаил

Неполиткорректный разговор с членом правления Ассоциации европейского бизнеса о неочевидных опасностях повального «увлечения» импортозамещением, принудительной локализации и партнёрства с Китаем.


Ольга Чебыкина: Михаил, здравствуйте.

Михаил Аким: Здравствуйте.

ОЧ: Я хотела бы поговорить с вами как с членом правления Ассоциации европейского бизнеса о подводных камнях импортозамещения. Какие опасности вы видите в курсе, который выбрала Россия? Импортозамещение, безусловно, хорошо, но нужно не довести идею до абсурда. Ведь есть то, что нужно импортозамещать, — стратегические, оборонные вещи, «Мистрали», например, а есть условные капроновые колготки, которые, возможно, дешевле покупать в известных местах по налаженным цепочкам.

АМ: Действительно, как в любом деле, здесь важно не переборщить. Процесс локализации начался давно. На протяжении многих лет компании, включая ту, которую я представляю, развивали местные производства, местные инженерные решения. Это было обусловлено экономическими предпосылками, которые являются наиболее здоровой причиной для локализации. Искусственное навязывание рискованно, поскольку может привести к неприятным последствиям. 

Нужно задаться вопросом, насколько важна себестоимость продукта, производимого в России. Если мы считаем, что российская промышленная продукция должна быть максимально конкурентна, то оборудование, на котором она производится, должно иметь оптимальное соотношение цена-качество. Если же мы берём за аксиому, что нужно максимально локализовать оборудование независимо от того, сколько оно будет стоить, то это будет напрямую влиять на стоимость произведённого товара. Важно не нарушить этот тонкий баланс. 

Кроме того, есть такой важный момент: можно увеличивать уровень локализации, но для этого необходимо дополнительно привлекать поставщиков комплектующих. Традиционно это средние компании. Чтобы средней компании повысить уровень локализации, ей нужно либо найти российского поставщика, либо привлечь мирового поставщика, но тоже среднюю компанию. Соответственно, у таких компаний должны быть экономические либо директивные предпосылки — в частности госзаказ, который говорит, что чтобы быть в тендерах госкомпаний, вы должны по определённому виду продукции достичь определённого уровня локализации. Но, достигнув этого уровня локализации, вы повысите стоимость производимой продукции.

ОЧ: Как найти баланс нам, стране, чья экономика наполовину, если не больше, обеспечивается госзаказами? Нужна здоровая политическая воля? 

МА: Во главе угла должна быть экономика. И нужно отдельно смотреть по сегментам. К примеру значительно локализовалась пищёвка, но не потому, что была директива сверху, а потому, что так выгоднее. Пищёвка традиционно размещается рядом с потребителем, чтобы не возить продукты, чтобы потребитель имел возможность покупать свежее. Соотношении стоимости создания пищевого производства к объёму местного рынка позволяет принять решение о начале производства. 

Если же говорить об уникальных уникальных инженерных компетенциях, уникальных изделиях, которые во всём мире локализованы в двух-трёх местах, то заставлять локализовывать их здесь… Ну, если всех нагнуть, извините за сленг, то можно заставить производить что угодно и где угодно. Другое дело, что эта продукция будет в два раза дороже. Всегда нужно учитывать объём рынка.

Если сравнить российский ВВП с мировым, то можно определить, что для большинства компаний российский рынок — это в среднем от 1,5 до 2,5 процентов годового объёма продаж. Для кого-то эти цифры больше, но это уже уникальные ниши и сегменты. 

ОЧ: В каких ещё областях, кроме уже обозначенной пищевой промышленности, мы могли бы рассчитывать на себя, а где логичнее было бы выстраивать процессы взаимодействия с европейским, американским, азиатским бизнесом?

МА: Сильно локализована российская автомобильная промышленность — это первый такой случай, бизнес-кейс. Объём рынка большой, и Минпромторг в своё время много сделал для того, чтобы создать условия для локализации автомобильной промышленности. 

Но сейчас в импортозамещении возникла следующая проблема: чтобы увеличивать глубину локализации, необходимо приводить субпоставщиков. А субпоставщикам нужен достаточный объём рынка. Тут нужно либо консолидировать закупки, либо вводить специальные государственные меры поддержки этих поставщиков — не денежные. Кроме того, нужно создавать и развивать систему контроля качества. И, конечно, привлекать мировые практики создания экономичных производств: так называемые lean manufacturing, «шесть сигм» и прочие. 

ОЧ: Вчера в этой студии я беседовала с Алексом Родзянко. Мы говорили о том, чего американский бизнес ждёт от нашего правительства. Тот же вопрос адресую вам: чего ждёт европейский бизнес? 

Смотрите также:

Алексис Родзянко: «Давление американского правительства на  компании, работающие в России, было очень сильным. Нам так и говорили: «Что вы там делаете?»


МА: Прежде всего, нельзя делать бизнес на основе политики. Бизнес нужно делать на основе бизнеса. В случае с Россией прежде всего важны меры поддержки, потому что здесь традиционно огромная часть бизнеса связана с госзаказом. Если весь госзаказ ограничить драконовскими мерами по импортозамещению, с завышенными условиями по локальному содержанию и локальным технологическим операциям, — вот это убьёт весь инвестиционный климат. Я анализировал часть законотворчества по импортозамещению с нашими техническими специалистами — там по ряду продуктов просто навязывается локализация определённых технологических операций, которая не имеет экономического обоснования. Это может привести к тому, что такие операции будет невозможно локализовать, и вместо развития локального производства получится прямо противоположное. 

Крайне важно, чтобы требования и условия локализации были реалистичны, чтобы федеральное и региональное законодательство и правила на местах соответствовали друг другу. И чтобы на местах не было злоупотребления, чем сейчас зачастую грешат закупщики. Им дали возможность уйти от честных тендерных процедур к выбору своих корыстных приоритетов: взять, перепаковать, выпустить под российским брендом. Таким образом мы уходим от того, к чему очень долго шли, — от структуризации закупочных процедур, от перехода к лучшим технологическим и инженерным решениям. Сейчас всё может откатиться назад.

ОЧ: Перед ИННОПРОМом много писали и говорили о том, Китай в качестве партнёра выставки — это стратегическая победа. Но не является ли это медалью с двумя сторонами? На ИННОПРОМ приехали китайцы со своими технологиями, со своим поездами и макетами, и у меня ощущение, что мы привезли показать конкурента Российским железным дорогам и заодно всем отечественным производителям. Как вы считаете, присутствие здесь Китая с его технологиями — это опасность?

МА: С вами сложно поспорить. Китай — это важнейший регион для любой крупной международной компании. У нас в Китае громадное присутствие: производство, инженерные центры. Там используется много новых технологий. Но при этом нужно учитывать себестоимость. В Китае и в целом странах Восточной Азии она может быть значительно ниже, чем в России. 

Да, надо учитывать все опасности. Сейчас в России мощности по автомобильному производству — под три миллиона штук в год. А рынок, наверное, на полтора миллиона. Налицо переизбыток мощностей на 50%. Дай бог, чтобы всё вернулось на круги своя и рынок на выходе из кризиса воспрял и опять затребовал такое количество производимых автомобилей. А если к российским производителям автомобилей добавить других, например, китайских, то возникнет огромная нагрузка на рынок и, как следствие, на локального производителя. Прежде чем вот это делать, важно понять, каким может быть влияние именно на производство в России. 

При этом я не касаюсь политических рисков — я не являюсь специалистом в этой области. Но экономические, рыночные риски нужно непременно учитывать.

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Аким Михаил

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^