Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -9°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Александр Кулагин, директор гимназии №9: «Ко мне сейчас приходят родители и спрашивают: «Сколько?»

×
Разговор на Малине 5 июня 2015 в 21:16
Проблемы с видео?
В материале:

Кулагин Александр , Гимназия №9

Новый директор самой престижной школы в Екатеринбурге — о том, как он смог получить этот пост в 30 лет, о благотворительных взносах родителей, а также о том, почему ЕГЭ совсем не плох, а единый учебник по истории не так страшен, как его малюют.

Смотрите также:

Директор гимназии №9 Екатерина Сибирцева: «К 2015 году в «девятке» не останется младших классов»

Елена Крюкова, директор гимназии №47, лучший директор школы России: «В обыкновенных классах у нас есть инклюзивные дети. Благодаря им другие дети становятся более добрыми, милосердными и понимающими»


Александр Кулагин — директор гимназии №9, её выпускник, золотой медалист. После окончания университета с 2004 года преподаёт в родной «девятке» историю, обществознание и право. Эксперт ЕГЭ с 2009 года. Многократный победитель конкурсов учителей. Победитель конкурса «Учитель года» в 2012 году. Работал заместителем директора по научно-методической работе. 15 декабря 2014 года в возрасте 30 лет возглавил гимназию. 

Гимназия №9 — одно из старейших учебных заведений Екатеринбурга. Основана в 1861 году. «Девятка» была колыбелью первого екатеринбургского научного объединения — Уральского общества любителей естествознания — и Краеведческого музея. В послевоенные годы специализация гимназии расширилась — от научно-технической к физико-математической и химической. Затем добавились медико-биологическая и экономическая специальности. В 1993 году гимназия стала ассоциированной школой ЮНЕСКО. 

Согласно исследованию Begin Group, к 2011 году гимназия вошла в десятку сильнейших школ России. В 2013 году в списке 25 сильнейших школ России по показателям ЕГЭ, Всероссийских и международных олимпиад, впервые составленном Московским центром непрерывного математического образования, гимназия № 9 замкнула первую десятку. Последние три года она вместе со специализированным учебно-научным центром (СУНЦ) УрФУ входит в рейтинг, составленный Московским центром непрерывного математического образования. В 2014 году СУНЦ УрФУ занял 8 место, а гимназия №9 — 11. 

На днях «девятка» попала в список 200 лучших школ России и заняла в нём 13 место. Рейтинг составили специалисты агентства RAEX. Аналитики оценили успешность образовательных учреждений по возможностям выпускников поступить в ведущий вуз —были опрошены приёмные комиссии 20 сильнейших университетов.


Екатерина Дегай: Здравствуйте, Александр.

Александр Кулагин: Здравствуйте.

ЕД: Начну с поздравлений: 9 гимназия заняла 13 место в рейтинге лучших школ России. Рейтинг составлялся с учётом успешности выпускников и способности поступать в ведущие вузы. Это правильный параметр, по которому нужно оценивать школу?

АК: Почему бы и нет. Он вполне законный, учитывая то, что сейчас в вузы поступают по результатам единого государственного экзамена. Кроме этого, дети, которые успешно показали себя на разных олимпиадах и имеют особый статус, поступают в вузы, скажем так, со льготами по сдаче экзаменов. Олимпиадные достижения и ЕГЭ во многом результат работы школы, и рейтинг отражает школьные достижения.

ЕД: Вы занимаете пост директора гимназии полгода, а до этого десять лет преподавали в ней историю и обществознание. Прежний директор Екатерина Сибирцева, уходя, сказала, что верит в вас. Но наверняка было много скептиков — мол, куда 30-летнему учителю быть директором. Как вы выстраиваете отношения с коллективом, где многие учителя наверняка преподавали у вас, и с управлением образования, с чиновниками? Что из этого сложнее?

АК: Наверное, я никогда не отвечу на вопрос, что сложнее, потому что везде есть свои прелести и особенности. 

ЕД: Так что, вам хорошо?

АК: Нормально (улыбается). Вполне нормально.

ЕД: Вопрос про отношения с чиновниками я задала неслучайно. Так сложилось, что директор гимназии — не только административная, но и политическая фигура. Екатерина Сибирцева ушла в чиновники, и в кулуарах рассуждают, может ли она занять место начальника городского управления образования Евгении Умниковой. Вы готовы к политической составляющей вашей работы? 

АК: Возможно, со стороны и правда может показаться, что у нас происходят настоящие политические бури, что всё неспроста и что все переназначения должны быть к чему-то устремлены. Но если смотреть изнутри системы образования, то большей части директоров разговаривать о политике не приходится — и без этого есть чем заняться.

ЕД: Но вы, молодой и успешный директор школы, изначально обладаете некоторым политическим капиталом. 

АК: Пока что я не думаю, что мне хотелось бы карабкаться дальше.

ЕД: Последнее время часто говорят, что школой должен руководить не педагог, а менеджер, человек с экономическим образованием. Эту идею активно поддерживает департамент образования в Перми. Как вам кажется, можно ли управлять школой как коммерческой организацией, опираясь на бизнес-показатели?

АК: Я проработал в системе образования 10 лет, а это достаточный срок, чтобы пропитаться всеми образовательными флюидами. И я бы очень осторожно говорил о том, что школой может управлять человек, который ранее не имел отношения к системе образования.

ЕД: Должна ли школа зарабатывать? У меня есть данные, что едва ли не четверть бюджета гимназии №9 состоит из платных услуг. Это так?

АК: Порядок такой: школы могут зарабатывать, оказывая платные услуги. Это их поддерживает, даёт возможность развивать материальную базу и выплачивать учителям дополнительные деньги. 

Я бы не ставил вопрос, должна ли школа зарабатывать. Если она это может, если ей есть что предложить на рынке образовательных услуг, тогда, конечно, надо максимально использовать свои ресурсы, почему бы и нет.

ЕД: Существует такой стереотип о «девятке»: с родителей учеников берут сумасшедшие деньги. Он, мне кажется, непобедимый. У нас в студии была Екатерина Сибирцева, и я спрашивала её об этом.

Вступительных взносов не существует. Это большие сказки и стереотип, от которого мы всячески избавляемся. У нас существуют гимназический фонд, попечительский совет, мы в этом году приняли более ста детей, и никто никаких взносов не платил.

— Екатерина Сибирцева, бывший директор гимназии №9

В нашей студии был и директор Дягилевского лицея Георгий Письмак.

Я набираю по 25 человек в класс. Бывает, приходят родители уже после экзамена: или не сдал, или ещё что-то. Один пришёл 14 сентября. На Канарах отдыхали, вдруг вспомнили, что ребёнок должен пойти в первый класс. Но суть не в этом. Школа-то набрана. В связи с чем мы должны брать ребёнка? Вот я и говорю: «Помогите чем-нибудь школе, и мы откликнемся». Это разовая благотворительная помощь. Родитель приходит, я вызываю зама по хозяйственной части и спрашиваю, какие проблемы у нас есть сегодня. Он говорит: «Здесь мы должны заменить окно, а здесь отремонтировать туалет. Вот стоимость вопроса».

— Георгий Письмак, директор гимназии №8 «Лицей им. С.П. Дягилева»

Как у вас построена работа со спонсорскими деньгами?

АК: В эти дни мы завершаем приём в пятые и восьмые классы. Родители учеников приходили ко мне на приём, звонили по телефону, и мне неоднократно приходилось отвечать на вопрос: «Мы прошли отбор, теперь скажите — сколько?» 

ЕД: И сколько?

АК: Естественно, нисколько. Я могу сказать, сколько баллов нужно было набрать по итогам вступительных испытаний, чтобы оказаться в числе наших обучающихся. Сколько денег — естественно, об этом не нужно даже говорить.

ЕД: Но вопросов всё равно много. Как работает инструмент гимназического фонда? Откуда берутся эти деньги?

АК: Деньги берутся очень просто: родители детей, которые у нас учатся, наблюдают за тем, что происходит в школе. У них возникают предложения что-нибудь усовершенствовать, в первую очередь с точки зрения материально-технического оснащения — чтобы было несколько иное качество охраны, чтобы в свободном доступе была питьевая вода. Может, им хочется приобрести какую-то технику. Они выступают с предложениями и договариваются между собой, в каком размере они хотят оказать материальную помощь. Мы, естественно, не в состоянии отказаться.

ЕД: Теперь несколько вопросов об образовании, и первый — о ЕГЭ. Мы с вами ровесники и оба этот экзамен не сдавали. Я, честно говоря, не очень понимаю эту систему. Мне кажется, что экзамены, которые сдавали мы, были правильными и позволяли продемонстрировать знания, а нынешняя система — формальная. 

АК: Всегда кажется, что когда-то всё было очень хорошо: и трава зеленее, и вода мокрее, и берёзы толще. В школьных и вступительных экзаменах, которые сдавало старшее поколение, было много романтики: готовились бессонными ночами, готовились целыми группами товарищей, волновались в ожидании списков, особенно по итогам вступительных экзаменов. Сегодня романтика ушла, процедура стала намного более формальной. Но я особенно хорошо знаком с историей и обществознанием — там, чтобы дать хороший результат, нужно и правда знать предмет очень и очень глубоко. 

ЕД: Но, кажется, отношение к ЕГЭ постепенно меняется, и все к нему уже привыкли — и родители, и ученики, и учителя.

АК: Да, совершенно верно. Сама система ЕГЭ потихоньку совершенствуется. Имели место некоторые серьёзные скандалы, связанные с проведением экзамена, но в этом году пока что, тьфу-тьфу-тьфу, всё проходит более или менее стабильно.

ЕГЭ дал многим выпускникам школ, особенно из малых городов и сельской местности, намного более высокие шансы поступить в хороший вуз. Например, до введения ЕГЭ в штатный режим немногие наши ученики поступали в Москву и Санкт-Петербург. В основном это были те, кто занимал первые места на всероссийских олимпиадах. Остальные чаще всего даже не пробовали туда поступить, потому что это было технически непросто. Нужно было готовиться, ехать на вступительные экзамены. В Москве были совершенно особые требования по всем предметам. Многие просто испытывали страх. Сейчас — экзамен сдал, результаты получил, направил в вуз и ждёшь. И если балл хороший, то поступление в любой ведущий вуз страны практически гарантировано.

ЕД: Другой дискуссионный вопрос — единый учебник истории. История — это изучение разных версий, здесь не может быть единой точки зрения на событие. Предложение ввести единый учебник — это политика, это попытка власти переписать всё в угоду себе?

АК: Я чувствую себя в роли разрушителя стереотипов (улыбается). В своё время я участвовал во всех мероприятиях, которые были связаны с подготовкой этого явления. По факту мы должны говорить, конечно, не о едином учебнике истории. Из школ не изымут все старые книжки по истории и не привезут туда единый учебник, одинаковый для всех и обязательный для заучивания всеми. 

Речь идёт об историко-культурном стандарте, который был принят около года назад. Не нужно пугаться: стандарт не содержит готовые выводы. Это перечень вопросов, которые должны быть изучены на уроках. Вопросы сформулированы так: допустим, русская культура XVII века — и пошёл длинный перечень имён культурных деятелей и культурных феноменов русского XVII века, с которыми дети должны познакомиться — либо услышать от учителя, либо по заданию самостоятельно найти информацию, подготовить доклад. В конце стандарта есть интереснейшая вещь под названием «Перечень дискуссионных вопросов» — это минимальный перечень вопросов, которые обязательны к рассмотрению на уроке истории. 

ЕД: Вы чувствуете попытку политического вмешательства в школьное образования?

АК: Я, честно говоря, его не ощущаю. 

ЕД: Вам кто-нибудь говорит, что нужно учить вот так?

АК: Нет, этого точно нет. С другой стороны, мы с пятого класса переходим на новые федеральные государственные образовательные стандарты. Это и правда требование к тому, как учить. Но это требование к результату, к тому, чему дети должны научиться. 

Я бы не сказал, что требования к содержанию предметов, особенно гуманитарных, меняются в сторону идеологизации, чтобы мы, допустим, осуждали Обломова и любили Штольца, осуждали шведов в Северной войне и любили Петра I. Программы по гуманитарным предметам способствуют дискуссионности, причём организации дискуссий прямо в ходе учебного процесса. Но проблема в школе всегда одна и та же: сказать хочется о многом, а учебное время по всем предметам ограничено.

ЕД: Школьные учителя стареют? Сложно ли пригласить на работу молодого педагога?

АК: Учителя действительно стареют, но проблемы пригласить молодых специалистов нет. Молодёжь пошла в школы. Правда, нас не всегда удовлетворяет её качество. В нашей гимназии есть прекрасные молодые специалисты, и мы ими гордимся и ожидаем, что у них будет большое будущее, когда они наберутся опыта. Но толковой молодёжи не так много. 

ЕД: Профессия учителя снова престижна?

АК: Скажем так, она перестала быть совсем не престижной. 

ЕД: Новая формация педагогов отличается от старой?

АК: Да, конечно. Они не лучше и не хуже — они просто другие. Отличие в том, что они больше ориентированы именно на свой предмет — старшее поколение смотрело шире и занималось ещё и воспитанием за рамками предмета. И ещё молодое поколение относится к профессии учителя не как к служению, а в первую очередь как к профессии. 

ЕД: И последнее: что вам важно сделать в должности директора? Чего вы хотите добиться?

АК: У меня есть программа минимум и программа максимум. Минимум — сохранить достижения, результаты, систему и традиции, которые складывались в гимназии десятилетиями. Это и есть то, что составляет явление, которое в Екатеринбурге принято называть словом «девятка». 

ЕД: То есть не напортить?

АК: Совершенно верно. Программа максимум — расти. В последние годы у нас регулярно выступают с лекциями преподаватели из Москвы и Санкт-Петербурга. В прошлом году по осени мы проводили масштабный фестиваль «Время читать», куда пригласили известных учителей-методистов из Москвы. Кроме того, перед нашими детьми выступали писатели, представители екатеринбургского отделения Союза писателей. Они целый день проводили уроки. Количество такого типа мероприятий нужно увеличивать. 

Затем, нам нужно пересмотреть подходы к нашим самым маленьким, к пятиклассникам. Они приходят из других школ, и их нужно собрать, сформировать из них коллектив. Нужно придумывать новые формы работы на этапе предпрофильной подготовки. Это если навскидку. Много и других планов. 

ЕД: А учить будете?

АК: Сложный вопрос (улыбается). Посмотрим. Мне бы хотелось.


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр: Дмитрий Худяков

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^