Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Командир атомной подлодки «Екатеринбург» Дмитрий Зеликов: «Сила — это пока единственное, с чем считаются многие страны»

×
Разговор на Малине 26 июня 2015 в 16:42
Проблемы с видео?
В материале:

Зеликов Дмитрий

«Большой разговор» на Malina.am о службе на подшефной Екатеринбургу подлодке, состоянии крейсера после пожара и о том, кто они — современные подводники.

Смотрите также:

Командир атомной подлодки К-219 Игорь Британов: «Из 20 лет службы на флоте три с половиной года я провёл под водой»

«Подводная лодка утонула через две минуты после того, как я с неё ушёл»


Дмитрий Зеликов — командир атомного подводного ракетного крейсера стратегического назначения «Екатеринбург». Родом из Волгоградской области. В 1989 году окончил Высшее военно-морское училище подводного плавания имени Ленинского комсомола по специальности «штурман» в Ленинграде. Начинал службу на флоте инженером штурманской боевой части АПК в 31 дивизии подводных лодок Северного флота в Гаджиево. Служит в вооружённых силах 26 лет. 10 лет из них занимает должность командира подлодок. Командовал крейсерами «Тула» и «Брянск». С 2013 года руководит 1 экипажем АПРК «Екатеринбург». Женат, двое детей.


Екатерина Дегай: Здравствуйте, Дмитрий.

Дмитрий Зеликов: Добрый вечер.

ЕД: Уже больше 15 лет ваша подводная лодка носит название «Екатеринбург», и примерно такой же срок Екатеринбург несёт над ней шефство. Это пример частно-государственного партнёрства: предприниматели Екатеринбурга, в первую очередь «Таганский ряд», выделяют помощь экипажу, привозят разные коллективы — к вам, например, приезжала группа «Чайф». Это распространённая практика? Часто ли сухопутные города берут шефство над подводными лодками?

ДЗ: У нас в дивизии все подводные лодки именные, и ни одна не носит имя приморского города. Это началось в 2000 году, после гибели «Курска», когда многие люди поняли: чтобы сохранить то, что осталось, сохранить людей, которые служат на кораблях, необходимо оказывать им не только материальную помощь — хотя в тот момент это было существенно, — но и моральную поддержку. 

Шефство над подводной лодкой «Екатеринбург» — пример для всех. Город Екатеринбург и в первую очередь «Таганский ряд» — это люди, которые беззаветно служат стране, поддерживая нас. Их помощь позволяет мне как командиру надеяться на то, что в экипаж будут приходить настоящие профессионалы своего дела — просто из-за того, что благодаря шефам служба на нашем корабле стала намного престижнее, чем на многих других.

ЕД: Вашу подводную лодку построили в 1984 году. Ей уже больше 30 лет. Для лодки это глубокая старость? 

ДЗ: Когда строили и проектировали эти корабли, то посчитали и сказали: этот корпус прослужит 30 лет. Сейчас проводится не только ремонт, но и освидетельствование корабля — его корпуса, систем и конструкций. После этого срок службы корабля продлили на пять лет. Через пять лет снова будет освидетельствование, и будет принято решение, что делать дальше. 

Корабль выполняет возложенные на него задачи. Да, может быть, он немного староват по своим формам, может, он староват по условиям жизни — хотя, честно говоря, условия жизни на корабле очень замечательные. Но для выполнения главной задачи — стратегического ядерного сдерживания — он ещё может работать, и работать долго. 

ЕД: В конце 2011 года на лодке был пожар. Сначала называлась сумма убытков в один миллиард, потом она стала в два раза меньше. Сейчас лодка уже отремонтирована. Сколько в итоге это стоило?

ДЗ: Примерно в этом районе, что вы сказали: 500 миллионов, может, чуть больше.

ЕД: Может быть, эти деньги стоило вложить в новую лодку?

ДЗ: По данным американских средств массовой информации, чтобы построить новую подводную лодку, необходимо затратить 40-45 миллиардов. На восстановление потратили 500 миллионов, может, чуть больше. Общий ремонт корабля обошёлся около двух миллиардов. За два с половиной миллиарда мы получили корабль, который прослужит пять лет. Я считаю, это выгодное вложение.

ЕД: Кто сейчас служит на лодке? Что эти люди ищут в море — деньги, адреналин?

ДЗ: Перестали приходить люди, которые не смогли реализовать себя на гражданке, и шли, чтобы получить пять лет сна, полчаса позора и кусок хлеба на всю жизнь. Они не выживают в тех условиях и при тех требованиях, которые предъявляются молодёжи. 

ЕД: Но Гаджиево — это не рай для молодых парней.

ДЗ: Скорее, Гаджиево не рай для членов семей офицеров. Там довольно сложные условия для наших любимых, родных и близких. А для молодого человека, который пришёл реализовать себя как мужчину, как защитника, как человека, который обеспечивает свою семью, там вполне нормальные условия. Офицер загружен работой, он чувствует себя защитником, чувствует приобщённость к чему-то важному. Что может быть важнее, чем защищать своё отечества? Причём защищать не голословно, не стоять дневальным на тумбочке и не снег убирать, а служить на корабле, который является гарантом территориальной целостности и независимости нашего государства. 

Кроме того, как вы правильно сказали, адреналин. Я уже перестал считать, сколько у меня было выходов в море, и всё равно каждый раз это праздник.

ЕД: Сколько времени экипаж проводит в море?

ДЗ: От 35-40 до 180-200 дней.

ЕД: В нашей стране военнослужащие никогда не получали больших зарплат. Сколько зарабатывают подводники?

ДЗ: Человек, который пришёл работать на корабль на самый низший разряд, получает около 35 тысяч плюс социальные гарантии. Командир подводной лодки получает больше 200 тысяч. 

ЕД: Это достойный заработок?

ДЗ: Сверстники на гражданке зарабатывают где-то больше, где-то меньше. Но не надо забывать о долгосрочной перспективе. Ты будешь обеспечен жильём через десять лет после службы, ты имеешь социальные гарантии, которые на гражданке далеко не всем дают, ты имеешь возможность обучаться без отрыва от службы, и у тебя реальные перспективы роста. Вооружённые силы пока ещё ни разу не прогорали, поэтому у тебя есть главное, чего нет на гражданке: стабильность и уверенность в завтрашнем дне. 

После десяти лет службы можно получить квартиру и спокойно увольняться, идти на гражданку и зарабатывать больше. Но таких людей очень мало. За то время, что я командую «Екатеринбургом», ни один человек добровольно с корабля не ушёл.

ЕД: Последнее время государство больше внимания уделяет армии, и расходы бюджета на неё постоянно увеличиваются. Вы чувствуете, что государство стало больше заботиться об армии?

ДЗ: Государство понимает, что армию надо совершенствовать, чтобы с тобой считались на международном уровне. К сожалению, реалии жизни таковы, что сила — это пока основное, с чем считаются многие страны и правительства. Сейчас мы обеспечены всем необходимым для того, чтобы выполнять поставленные задачи.

ЕД: Как вы относитесь к присоединению Крыма? Это стратегически важная для нашей армии точка?

ДЗ: Для флота это хорошая, удобная база. А с точки зрения того, правильно это, неправильно — знаете, мне один начальник как-то раз сказал: «Дмитрий, ты сидишь на полу, а я сижу за столом, и что у меня на столе творится, ты не знаешь». Что творится на столе у нашего верховного главнокомандующего, я не знаю. Может, немного некорректное сравнение, но Петра I тоже не всё население поддерживало, когда он начал строить город Ленинград. Однако история показала его правоту.

ЕД: В нашей студии был Игорь Британов, командир подводного крейсера К-219. В 1986 году лодка затонула, и это могло обернуться экологической и политической катастрофой. Британов тогда спас почти весь экипаж, но не сохранил лодку. Потом на него было заведено уголовное дело, которое в итоге закрыли, но Игорю Британову всё равно пришлось уволиться. Вы наверняка должны были изучать эту историю.

ДЗ: Конечно. Она входит в перечень аварий, обязательных для изучения всем, от командира до последнего матроса. После того как произошла эта история, родилось много новых инструкций. У нас есть книжка под названием «Руководство по борьбе за живучесть». Она красного цвета, говорят — написана кровью тех, кто её писал. В соответствии с аварией на К-219 были разработаны руководства по борьбе за живучесть подводных лодок с баллистическими ракетами, которая стала библией для командиров кораблей, на которых стоят подобные ракеты. 

Для того чтобы подобное не повторилось, надо всё закладывать на берегу: готовить экипаж, готовить матчасть, помнить о том, что произошло. Одно время у ракетчиков даже висело напоминание «Помни К-219». 

История имела большой резонанс. Отношение к капитану 2 ранга Британову было разное, начиная от того, что его называли героем, и кончая осуждением — зараза, не смог корабль спасти. Я считаю, что легко рассуждать, сидя на берегу в тёплом кресле, прочитав кучу документов, поговорив  с людьми, которые расскажут, что и как надо было делать. Другое дело, что происходило у Британова в реальности. Он находился вблизи Соединённых Штатов, были жёсткие условия по скрытности, по выполнению поставленной боезадачи. Он достойно вышел из той ситуации.

ЕД: Наша аудитория — это бизнесмены, и многие из них руководят большими коллективами. У вас в подчинении тоже большой коллектив. Говорят, интервью с главным пожарным Нью-Йорка ждут с нетерпением все лондонские банкиры, потому что в Нью-Йорке сложно организовать тушение пожара, и там придумали хитрую систему, которая позволяет делать это максимально эффективно. Правило №1 — слепое подчинение инструкциям. Есть ли какие-то принципы организации жизни на подводной лодке, которые могли бы быть полезны для бизнесменов?

ДЗ: Я не знаю, какие принципы у бизнеса, но думаю, будут полезны общепризнанные принципы: подобрать хороших специалистов, обучить их так, чтобы они были мастерами своего дела, поставить на главные участки тех людей, которым ты доверяешь. Ещё лучше, если это будут твои единомышленники, чтобы ты, отдавая приказ, знал, что человек его выполнит, даже если он не будет с ним согласен или это будет опасно.

Кто-то из флотоводцев сказал, что на флоте служат разные офицеры, но когда в компании идёт разговор об их достоинствах и недостатках, в первую очередь всегда обсуждается умение управлять людьми и кораблём. Если во главе корабля или любого бизнеса, стоит человек, который может управлять и который расставил своих подчинённых на нужные места, чтобы выполнять поставленную задачу, я думаю, дело будет успешным, как бизнес, так и выполнение задач моим кораблём.

ЕД: Вы служите уже 26 лет. Сколько ещё лет вы готовы отдать флоту? 

ДЗ: Буду служить до 50 лет, это точно. Дальше — посмотрим. Переучиваться на новые корабли, я думаю, великого смысла нет. Есть более молодые, более достойные ребята, которые уже начали осваивать эти корабли. В дальнейшем можно идти в преподавательскую работу. Можно и на гражданку уйти, в конце концов. 

Вопросы с детьми решены: сын уже самостоятельный человек, с дочерью тоже, надеюсь, вопросов никаких не будет. Мы с женой, пережив 90-е годы, сможем обеспечить себя.

ЕД: Наше интервью проходило в необычных декорациях: за окном гроза и гром. Почти как на подводном корабле.

ДЗ: Нет, у нас очень тихо. И такого грома я ни разу не слышал, к счастью (улыбается).


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Роман Бороздин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Зеликов Дмитрий

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^