Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,98$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,98$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Пятница, 9 декабря 2016

Екатеринбург: -24°

$ 63,39 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016 € 68,25 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 09.12.2016
Brent 53,98$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Мы понимаем, что барбершопами люди наедятся»

×
Разговор на Малине 19 июня 2015 в 20:53
Проблемы с видео?
В материале:

Дворников Андрей

Андрей Дворников, владелец сети барбершопов Chop-Chop в Екатеринбурге — о том, почему решил открыть салоны красоты для женщин.

Смотрите также:

Андрей и Эля Дворниковы: «Мы — за естественность и пофигизм»

Эфир с Андреем Дворниковым


Андрей Дворников — бизнесмен, владелец сети барбершопов Chop-Chop, парикмахерской «Сушка», лаборатории красоты Elementika и DRESS CLASSIC by Elnara Dvornikova.

Родом из Томска. Работал журналистом на популярном местном канале ТВ-2. В 2010 году переехал в Екатеринбург и занял должность генерального продюсера на СГТРК. Там познакомился с будущей женой Эльнарой. Эля приехала в уральскую столицу из Нижнего Тагила. На СГТРК сначала была репортёром, затем ведущей. 

Первый барбершоп Chop-Chop семья Дворниковых открыла в 2013 году. В 2014 году появился ещё один. Сейчас запущено несколько проектов для женщин — ателье Dress Code, парикмахерская «Сушка» и лаборатория красоты Elementica.

Сыну Андрея и Эльнары Платону 1 год.


Екатерина Дегай: Андрей, добрый день.

Андрей Дворников: Добрый.

ЕД: Два года назад вы были в нашей студии. Тогда ваш бизнес не казался чем-то серьёзным даже вам. Что-то изменилось?

АД: Изменилось многое. Но, наверное, в тот момент так действительно должно было быть. 

«Главное в нашем бизнесе — не называть это бизнесом и не париться»

ЕД: Вы по-прежнему не считаете себя бизнесменами?

АД: Когда вы два года назад у меня спрашивали, бизнес ли это, я сначала хотел ответить, что всё серьёзно, бизнес, но потом сказал, что нет. А сейчас окинул взглядом сегодняшний день и понял, что мы верны себе. Бизнес сам по себе вырос. Мы могли наделать кучу ошибок, помешав ему это сделать, но этого, к счастью, не произошло.

ЕД: Теперь у вас уже несколько салонов: два Chop-Chop и несколько совсем новых форматов. Как развивалась сеть?

АД: Естественно. Второй Chop-Chop мы открывали не как бизнес-проект. Нашим сотрудникам, мастерам — а они у нас высокого уровня — нужен был рост, смена обстановки. Появились лидеры, и нужно было дать им возможность сформировать свою команду. Мы взяли заработанные деньги и перенаправили их на развитие нового салона вместо своих прихотей. Мы не хотели устраивать экспансию рынка. 

Когда появился второй Chop-Chop, мы стали обслуживать 2000 клиентов в месяц. У них были подруги, жёны, которым жутко нравился формат. Мы девять месяцев вынашивали идею, что же для них сделать, а потом в муках рожали. Так появился проект Elementica.

ЕД: Chop-Chop — проект по франшизе, а вот Elementica и «Сушка» — уже нет. Хотя у ваших московскх коллег есть и франшизный проект для девочек. Почему вы им не воспользовались?

АД: Мы и Chop-Chop делали не потому, что это франшиза и легко. Мы изучили его и посчитали, что он нам соответствует. Как из песни слов не выкинешь, из него ничего нельзя ни убрать, ни добавить. Мы по-дружески договорились с парнями из Chop-Chop и открыли проект вообще без их помощи.

ЕД: Кстати, по поводу парней. Их бизнес за это время тоже вырос.

АД: Да, мы теперь самая большая сеть мужских парикмахерских в мире. И самое интересное, что они не ставили задачу сделать бизнес. А сейчас многие проблемы у сети из-за кризиса роста, каждый в свою сторону тянет. Салоны Chop-Chop стали разными. А мы-то всегда были за чистоту формата и не пытались угадать, как подумают о нас клиенты, если мы будем отказывать им в стрижке. Или если у нас не будет девочек-администраторов, потому что место должно быть чисто мужское. Хотя все крутили пальцем у виска и говорили: будут думать, что вы какие-то такие, те самые… Может, кто-то так думал, но сейчас такого мнения уже нет. Тот, кто к нам попадает, видит тестостерон, висящий в воздухе. 

Мы сделали свою «Сушку» и салон Elementica, потому что франшизный проект «Птичка» не соответствует нашему мировоззрению. Нам нравятся его фишки, но не очень. И у нас есть свои фишки, целая куча. Новые женские проекты рождаются на чувстве, что такое женщина. Это бизнес с геномом настоящего, а не из исследования маркетологов, которые сказали: вот в этой точке города будет хороший трафик. 

ЕД: Вы делали ваши женские салоны интуитивно?

АД: Нет, мы всё-таки считаем себя неглупыми людьми, поэтому просчёт, конечно, есть, но он такой, человеческий.

ЕД: Вы создали культ вокруг вашего дела. Как замешивается этот суп, во что вы попали?

АД: Это смесь из маркетинговых действий и искренности. Доступно огромное количество маркетинговых инструментов, и мы поначалу использовали их все. Нужно поддержать вечеринку — мы поддерживаем. Нужно запустить трафик Яндекс.Директа на сайт — запускаем. Но все эти инструменты ничто без начинки. Начинку создавали наши мастера и отношения, которые мы с ними выстраивали. Мы всегда говорили и говорим, что мастера у нас директора, и в этом залог успеха. 

Андрей и Эля Дворниковы: «Мы — за естественность и пофигизм»

Объясню, что такое искренняя начинка. Мы всегда отказывали парням с длинными волосами. Мы считали, что это не мужская стрижка. У нас есть эстетическая линия — классические стрижки 50-х годов прошлого века, сериал Mad Men. Но потом мы поняли, что стали слишком много отказывать парням, которые хотят волосы ниже плеч. Мы собрались и решали: может, начнём уже их стричь? Все воспринимали, что это игра у нас такая, мы все деловые, зазнавшиеся, на волне успеха. И нас начали за это шпынять. Но мы-то всё делали совершенно искренне. Мы знали, что не стричь длинноволосиков — это недостаток для бизнеса. Отсутствие девушек-администраторов — недостаток для бизнеса. Работать в своей эстетической линии — недостаток. Даже наливать алкоголь недостаток, потому что многие считают, что мы закладываем его в сумму стрижки. А я лично езжу в Metro и из своих денег покупаю алкоголь, чтобы моим гостям было прикольно. Это не заложено в стрижку. Цена стрижки определяется размером заработной платы мастера. Мы посчитали, что им нужно платить 100 тысяч, потому что мужик — он прежде всего мужик, независимо от того, чем он занимается — гайки крутит, стрижёт или головой работает. Поначалу иногда получалось так, что наши мастера зарабатывали больше, чем мы.

«Сарафан» работает таким образом, что мы можем позволить себе ничего не делать. Можем запустить какую-нибудь штучку, но для души. Нам подарили крутой ролик, но мы его запускаем не потому, что нам нужно срочно наладить поток. Нет, мы любые активности делаем для души. Мы за любой кипиш, и в этом, наверное, главный секрет. Мы никогда не говорили нет. Мы на всё соглашались, и не думали, как это вернётся, но всё всегда возвращалось. Такая вот метафизика.

ЕД: Журнал Forbes составил список успешных барбершопов мира, и в него попал московский барбершоп, правда, не Chop-Chop, а Mr. Right. Такие салоны становятся серьёзной отраслью в нашей стране?

АД: В Екатеринбурге на стадии открытия два таких заведения — это открывают наши клиенты, те, кто к нам ходил и прочувствовал фишку. Думаю, вы правы, можно говорить об отрасли. Реально волна идёт, очень серьёзная. В Москве барбершопы на каждом шагу, там это уже как ругательство. 

Но у нас есть предположение, что скоро рынок наводнится и появится обратная тенденция. Поэтому и возникают другие проекты. Наша Elementica предназначена для девушек, но у этого салона формат унисекс, потому что мы понимаем, что эстетикой барбершопов люди наедятся. 

ЕД: Chop-Chop давно перестал быть закрытым кружком для друзей. Вы будете и дальше расширять его, например, делать в нём большие культурные проекты?

АД: Мы всегда пытались быть культурной площадкой. У нас была музыкальная вечеринка, где наши друзья с виниловыми пластинками создавали культурную атмосферу. Был мастер-класс по завязыванию галстуков-бабочек. Но когда народу слишком много, мы теряем контроль, кто наша аудитория. Приходят слишком разные люди. Одни реально приезжают на больших крузаках, такие мордовороты, просят подстричь под машинку. Другие — мальчики-неохипстеры: давайте такую чёлку сделаем, чё кого… Создавать площадку значит обязательно кого-то обидеть.

ЕД: Вы не единственные в нашем городе, кто пытается превратить салон красоты в культурное пространство. У Ольги Зайченко, например, есть проект Authentika — салон красоты, в котором будут проводить модные показы, выставлять художников. 

АД: Мы, собственно, поняли, что насытили Chop-Chop идеей мужественности и правильных стрижек. Мы попытались сделать в нём культурную надстройку, но она не пошла, поэтому мы создали Elementica. Ольга Зайченко на волне тренда салона красоты как культурной площадки, и мы к нему примкнули. У Elementica даже подстрочник «Красота с умом», smart beauty. Это попытка взглянуть на себя — неважно, мужчина ты или женщина — не только как на внешнюю оболочку. Это попытка увидеть внутреннюю красоту, интеллект, развитие.

ЕД: Вы никогда не ставили целей на далёкую перспективу, но тем не менее: чего теперь вам хочется?

АД: У нас в планах ресторан. После ребрендинга заведение «Сушка» будет коллаборацией кафе и салона красоты. У нас есть идеи в бьюти-индустрии и не бьюти-индустрии. Мне неинтересно долго тянуть лямку. Если бизнес построен, то пусть он существует, а мне интересно действовать дальше. 

Я не знаю, сколько у меня будет сил. Может, потом сын подхватит дела. У нас с супругой всегда шило. Нас немножко тормозят бытовые вещи, маленький ребёнок, но мы всегда стараемся придумать то, чего нам самим не хватает. Например, в Elemetica мы совместили автомойку с салоном красоты. Это важно. Важно, как клиентке падают в ноги. Представляете, 40 минут выделить на мытьё машины? Я сам могу не мыть машину полгода из-за того, что у меня нет времени. А так я приехал и сделал два дела разом. Соединение некоторых вещей — это интересно, меня привлекают такие франкенштейны привлекают.

ЕД: Это про менять мир, а не про деньги?

АД: Это вообще не про деньги. Совсем.


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Оператор: Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Дворников Андрей

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^