Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 10 декабря 2016

Екатеринбург: -12°

$ 63,30 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016 € 67,21 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 10.12.2016
Brent 54,33$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Да я читал про это: сколько же Петров заплатил, чтобы попасть в фильм?»

×
Разговор на Малине 16 июня 2015 в 20:41
Проблемы с видео?
В материале:

Петров Александр

Александр Петров, депутат Госдумы РФ, глава Уральского фармкластера — о том, как он оказался единственным предпринимателем, которого сняли в фильме о Путине «Президент», и, конечно, о фармрынке — когда уральские препараты будут продаваться в Евросоюзе.


Александр Петров — депутат Государственной Думы, почётный консул Словакии в Екатеринбурге. Родился в Пермской области в семье учителей. Окончил Пермский государственный педагогический институт. Преподавал, был директором школы. 

Больше 20 лет работает в сфере здравоохранения. Был исполнительным директором холдинга «Юнона», участвовал в создании ряда фармацевтических производств в регионе. Сейчас возглавляет Уральский фармацевтический кластер. 

В состав Уральского фармкластера входит несколько заводов. Основная площадка — технопарк «Новоуральский», который находится в 67 км к северу от Екатеринбурга, в закрытом городе Новоуральске. В его составе — четыре предприятия-резидента: завод «Медсинтез» (это более 5% российского рынка инсулина), завод «Дизэт» (производит медицинское оборудование, в том числе аппарат искусственной почки), Уральский центр биофармацевтических технологий — разработчик противовирусных веществ, например, Триазавирина, а также Уральский центр нанотехнологий — производство нового поколения противомикробных покрытий.


Екатерина Дегай: Александр, здравствуйте.

Александр Петров: Добрый день всем уральцам.

ЕД: В начале июня состоялось заседание попечительского совета фонда «Сколково» с участием Дмитрия Медведева. Вы были на этом заседании, и я о нём обязательно спрошу, но начну со скандальной истории. Возбуждено уголовное дело в отношении депутата Госдумы Ильи Пономарёва. Его подозревают в пособничестве в растрате средств фонда «Сколково». Конечно, вы вряд ли будет комментировать и действия Пономарёва, и действия СК. Но у меня к вам другой вопрос: насколько прозрачна и понятна работа фонда? Как такое могло произойти?

АП: Финансовые процедуры в «Сколково», чтобы получить хотя бы миллион рублей на первый этап, невероятно тяжелы. Проходит экспертиза закрытых экспертов, которые никому неизвестны. Эксперты голосуют, выдают своё заключение. После этого научно-технический совет даёт заключение. Потом наблюдательный совет даёт заключение. 

Я до сих пор не понимаю, как это произошло Если бы всё проходило через обычные процедуры «Сколково», не было бы уголовного дела, и никогда бы депутат Пономарёв не получил деньги. Более того, по решению арбитражного суда он эти деньги сейчас возмещает.

Понятно, как закончится история: есть уголовное дело, мы лишили депутата депутатской неприкосновенности. Он сбежал в Соединённые Штаты Америки, и мы намерены добиться, чтобы он не был депутатом Государственной Думы. Это национальный позор России — депутат, который живёт в Соединённых Штатах и инструктирует американцев, как бороться с Россией.

ЕД: Давайте вернёмся к заседанию с участием Дмитрия Медведева. Вы на том заседании говорили о препарате Триазавирин и убеждали премьера, что необходимо продвигать наши идеи за рубежом, а для этого целесообразно отменить или ослабить для отечественных исследователей и производителей ряд внутренних инструкций, которые затрудняют процесс продвижения инновационных продуктов. Какие инструкции вы имели в виду?

АП: Для иностранных производителей в Российской Федерации предусмотрена упрощённая процедура регистрации лекарственных препаратов, если они зарегистрированы у себя в стране. А для российских производителей процедура по полной, от пяти лет до десяти, как в статье уголовного кодекса.

ЕД: Почему так нелогично?

АП: Такие правила были написаны министерством здравоохранения, вынесены на обсуждение и утверждены. Объясняется это тем, что нужно, чтобы лекарства на рынке были только самые качественные. И считается, что лекарства, которые произведены за рубежом, априори качественные. 

Я борюсь за то, чтобы хотя бы уравнять права иностранных и российских производителей. Нужна помощь государства в вопросе патентной защиты, потому что патентное сопровождение стоит российским фармпроизводителям очень дорого.

ЕД: Вас услышали на том заседании?

АП: Я не знаю, услышали или нет, но в протокол предложение внесено, и по бюрократической процедуре этот вопрос теперь можно запрашивать как поручение премьер-министра, а не председателя наблюдательного совета «Сколково». Мы с Дмитрием Анатольевичем общаемся не только на заседаниях «Сколково», и решать этот вопрос я продолжу. Нужно аккуратненько долбить в одну стеночку. Продолбить этот вопрос можно. 

ЕД: Прошлый раз у нас в студии вы говорили, что за границей наши препараты, в общем-то, никто не ждёт, и свой рынок иностранцы защищают.

АП: Да, и защищают намного жёстче, чем мы. Мы-то говорим: приходите, иностранцы. А наши лекарства не пускают за границу различными способами, в том числе административными запретами. 

ЕД: Как пробить этот барьер?

АП: Вот, со словаками договорились, они члены Евросоюза. Будем действовать через совместные предприятия, через административные ресурсы Словакии, с использованием премьер-министра Словакии — так же, как наш премьер-министр помогает.

ЕД: А рыночными способами, без премьер-министров, никак?

АП: Я думаю, в нашем случае это ускорит процесс. Я Дмитрию Анатольевичу сказал: «Спасибо вам за ту коробочку триазавирина, на которой вы когда-то подпись оставили». Он спросил: «Препарат-то в аптеке, нет?» Я ответил: «В аптеке». Он говорит: «Как удалось?» Я говорю: «Эта коробочка с вашей подписью сильно грела сердце всем чиновникам, которые оформляли документы, и проволочек не было». К сожалению, если писать бизнес-проект к фармацевтике, административные риски будут №1. 

ЕД: Какие-то ещё страны и рынки вы рассматриваете?

АП: Вход в Словакию — это 28 стран Евросоюза. Рассматриваем и Юго-Восточную Азию — Россия в обмен на нефть будет делать поставки в Иран, и я думаю, лекарственные препараты Уральского фармкластера туда войдут. Ведутся переговоры по поставкам в Африку — противовирусные лекарства используются там как нигде в мире, и это перспективный рынок. 

В Полевском открыли завод по стерилизующим нанопокрытиям — первый контракт у них сразу зарубежный. Мы потихоньку пробиваемся на зарубежные рынки, потому что работать только на российском рынке — это неправильно. Это не по-хозяйски.

ЕД: На заседании с Дмитрием Медведевым вы отметили, что нужно расширять деятельность фнда «Сколково» в регионах и создавать филиалы и представительства. Это правда нужно? 

АП: Я уверен. На Дальнем Востоке филиал «Сколково» уже создан. Есть смысл создавать филиал «Сколково» в микрорайоне Академический, развивать биомедицинский кластер. Аграрный и медицинский университеты присоединять, там же создавать технопарк. Я думаю, что эту идею Екатеринбург поддержит. 

В Свердловской области с 1 января 2016 года город Лесной и город Новоуральск получат статус территорий опережающего развития со десятилетним периодом работы в мягких условиях. Я уверен, что это посодействует развитию фармацевтического технопарка в Новоуральске.

ЕД: Появилось новое предприятие в Полевском. Расскажите о нём подробнее.

АП: Екатерина, мне стыдно, но я там ни разу не был. И я мало что о нём знаю, потому что это стартап кластера. Сейчас меня волнует коза.

ЕД: Что?

АП: Коза волнует. Пришла группа учёных рассказывать про козу. Оказывается, есть специальные козы, генно-конструированные, которые вырабатывают специальный белок альфа-фетопротеин — это, кстати, идея академика Черешнева. Ребята предлагают создать таких коз и кормить ими детей, чтобы повышать их иммунитет. Конечно, смешно говорить про козу, но у американцев она уже есть. Наши говорят, что могут сделать такую же козу.

ЕД: Скоро будет ИННОПРОМ. На нём вы будете презентовать фармкластер. Что будете показывать?

АП: На ИННОПРОМе у нас будет большая научно-техническая конференция, на которой я познакомлюсь со многими проектами. У нас есть три новых кандидата в кластер. Также я буду заниматься иностранными предприятиями. Думаю, будет подписано одно соглашение по локализации производства.

ЕД: Будете вести переговоры со словаками?

АП: В том числе со словаками. Приедет их министр промышленности, и ещё будет министр промышленности Чехии. Они хотят локализоваться с «Россетями» по энергетическому оборудованию. Я как консул Словакии буду помогать.

ЕД: В этом году страной-партнёром ИННОПРОМа будет Китай. Вас интересует китайский рынок?

АП: Ребята из фармкластера контактируют с китайцами, у них есть совместные предложения по научным исследованиям, и они сотрудничают в медицинских изделиях. Но я вижу их настороженность: вопрос патентной защиты никто не отменял.

ЕД: Не могу не спросить о фильме «Президент» к 15-летию Владимира Путина у власти. В нём снимались разные люди из команды Путина. Единственным предпринимателем в фильме были вы. 

АП: В одном сюжете, 2001 года, я был предпринимателем. А в другом сюжете я был уже участником Общероссийского народного фронта. 

ЕД: Как вы в фильм попали?

АП: Я прочитал несколько версий, как я туда попал. Одна версия — случайно, вторая версия — а сколько же Петров дал денег президенту, чтобы попасть в фильм…

ЕД: Самая популярная, между прочим.

АП: Я не буду даже обсуждать эти бреды. И третья версия — что президент работал с Петровым. Он на самом деле работал — по теме инсулина. Он дважды поднимал на госсовете вопрос, чтобы получить лицензию на инсулин. Если бы не президент, лицензии бы не было.

ЕД: Как всё-таки на самом деле вас сняли в фильме?

АП: Позвонили ребята и сказали: «Мы хотим поснимать фильм про вашу работу». Прилетели, установили камеры, и мы очень долго, много часов говорили о заводе, о России, о работе в Думе.

ЕД: Это было предложение, от которого нельзя отказаться?

АП: А никто ничего не обсуждал. Спросили — сможешь? Я говорю — смогу. В том, что я оказался в фильме «Президент», есть доля случайности. Если бы не было того, что сделано за 20 лет, — заводов, поликлиник, диализных клиник, технологий — наверное, я бы никогда в этот фильм не попал. Я поблагодарил президента, это попадание в историю. Но для меня это прежде всего результат работы всех ребят фармкластера. Я так им и сказал: ребята, вам спасибо, потому что это ваша работа, и я прежде всего представлял вас.


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Петров Александр

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^