Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,63$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,63$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -11°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,63$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Настоящего равенства в Америке не существует. В таких городах, как Фергюсон, половина населения — современные рабы»

×
Разговор на Малине 27 мая 2015 в 18:49
Проблемы с видео?
В материале:

Брюстер Джо

Джо Брюстер, американский документалист и врач-психиатр — о том, как 13 лет снимал кино про своего сына, чтобы помочь ему выжить в престижной школе для белых, и о том, почему «ни один чёрный президент не сможет решить проблему расизма».

Смотрите также:

Врач и режиссёр Райан МакГарри: «В здравоохранении США очень много политики. Мне хотелось изменить эту ситуацию»

Пол Гордон Эмерсон, постановщик, бросивший работу в конгрессе США ради сцены: «Когда политики бессильны, поможет танец»


Джо Брюстер — режиссёр, психиатр. Уроженец Лос-Анджелеса. Окончил Стэнфордский университет, Гарвардскую медицинскую школу, а также Нью-Йоркскую школу документалистики, чтобы исследовать поведение своих пациентов. Как режиссёр дебютировал в 1995 году с психологическим триллером «Хранитель», в котором рассказывается о работе психиатра с заключёнными и сотрудниками исправительного заведения в Бруклинской следственной тюрьме.

ФИЛЬМОГРАФИЯ: «Хранитель» 1995, «Зона убийств» 2003, «Убийство голиафа» 2008, «Американская надежда» 2013.

В конце 90-х основал компанию Rada Film Group, которая снимает документальные фильмы о борьбе с расизмом и других проблемах угнетаемых сообществ.

Победитель национального американского кинофестиваля независимого кино «Сандэнс»:
• фильм «Хранитель» — Гран-при в категории «Драматический фильм», 1996 г.
• фильм «Американская надежда» — специальный приз жюри в категории «Документальный фильм», 2013 г.


На Урале состоялась премьера документального фильма «Американская надежда». Лента снималась 13 лет. В её основе лежит история взросления двух мальчиков — от детского сада до окончания школы. По сюжету пятилетние лучшие друзья Идрис Брюстер (сын режиссёра) и Шон Саммерс, два одарённых афроамериканских мальчика из Бруклина, зачислены в престижную частную школу на Манхэттене для белых детей. Темнокожие мальчики оказываются в непростой среде: здесь много возможностей и столько же проблем, возникающих из-за цвета их кожи.


Ольга Чебыкина: Джо, здравствуйте.

Джо Брюстер: Good morning. Or good afternoon!

ОЧ: Это ваш первый визит в Россию. Совпали ли ваши ожидания от нашей страны с тем, что вы здесь увидели? 

ДБ: Я из Нью-Йорка, а в Нью-Йорке есть большая русская община. Но мои представления о вашей стране складывались не только из того, что я узнал от русских в Нью-Йорке, но и из тех фильмов о России, которые я видел. Показывают много негативного, но когда я приехал сюда, то вопреки ожиданиям увидел очень дружелюбных людей. Я вижу, что у нас значительно больше общего, чем различий, и это то впечатление, которое я увезу с собой домой. 

ОЧ: Ваш фильм, American Promise, который вы представляете в России — это эпическое документальное полотно, которое снималось более 13 лет. Его главный герой — ваш сын. Как вы решились положить в основу фильма личную историю и столько сокровенного показать на экране? 

ДБ: Для меня была важна сама идея создать фильм, поделиться собственным опытом. Важным элементом этого кино стал высокий уровень интимности, и он очень важен — это то, что всегда интересует аудиторию. Чтобы сделать хороший документальный фильм, нужно учитывать уровень открытости, уязвимости героев. Этому надо учиться, и у нас с моим сыном и женой было на это 13 лет. 

Я начал снимать фильм в 1999 году, когда моему сыну было четыре года. Кино начинается с поступления моего сына в школу Далтон. Это элитная школа в Ист-Сайде, на востоке Манхэттена. Вначале она обещала нам своего рода копию Нью-Йорка. Но что такое Нью-Йорк? 60% его населения — это различные меньшинства. Конечно, в школе этой модели не было. Мой фильм — об универсальных вещах, о том, какие препятствия возникают на пути ребёнка, когда он развивается и растёт. И это, прежде всего, его родители. Это одноклассники, с которыми возникают проблемы. И, конечно, институциональный расизм, который так или иначе всё равно присутствует в Америке.

ОЧ: Был ли момент, когда сын вам сказал: «Папа, хватит! Пожалуйста, не снимай меня больше«? Что было для вашего ребёнка самым сложным в процессе съёмок фильма?

ДБ: Это замечательный вопрос. Для моего сына не было проблемы, участвовать или не участвовать. До этого я снимал фильмы, и так или иначе моя семья была вовлечена в этот процесс. Как сын он хотел сделать нам, родителям, приятное, быть хорошим сыном для нас. Но надо сказать, что он чётко давал нам понять, что мы можем снимать, а что мы снимать не должны. 

Героями фильма стали две семьи. Вторая семья, Саммерсы, вышла из проекта на два года после смерти своего младшего сына. И через два года они позвонили нам и попросили принять их обратно. Они объяснили, что процесс съёмки предполагает большое количество различных вопросов и рефлексию, и для них это способ исцелиться от того горя, которое они переживали. 

Обычно кинодокументалисты, которые снимают фильмы-наблюдения, выезжают в другие места и наблюдают другую среду, которую затем представляют аудитории. Для меня же этой средой была моя собственная семья. Я смог узнать среду, в которой я живу, значительно лучше. Ещё съёмки включали взаимодействие с людьми, с которыми я постоянно сталкиваюсь в своей жизни. Всякий раз нужно было их убеждать, чтобы вывести на экран чувства, которые принято скрывать от посторонних глаз: страх, зависть, ненависть — то, что захватывает аудиторию и заставляет её узнавать себя в героях этого фильма.

И ещё один небольшой комментарий. Вопрос родительства, воспитания детей многих пугает, потому что детей воспитывать трудно. Хорошие родители — это люди, которые делают ошибки и исправляют их. В своём фильме мы показываем реальный процесс воспитания своих детей.

ОЧ: Теперь давайте поговорим о проблеме межрасовых отношений. Последнее время приходили сообщения из Атланты, Мэдисона, Фергюсона о громких убийствах, когда полицейские, обороняясь или нет, убивали темнокожего подростка. В большинстве случаев подросток был безоружен. Проходили демонстрации, возмущённые люди, вышедшие на улицу, скандировали: «Жизнь темнокожих имеет значение». Всё это мы видели по телевизору. Это точечные проблемы современной Америке или глобальная неискоренимая тенденция, которая имеет исторические корни, заложенные много веков назад?

ДБ: Это очень большой вопрос. Жизни темнокожих действительно имеют значение. То, о чём вы говорите, то, что вы видите в средствах массовой информации, это только верхушка айсберга. На жизнь каждого подростка, погибшего от рук полицейских, приходится тысячи случаев микроагрессии в отношении чернокожих. 

Расизм перешёл на уровень внутренней неосознанной склонности воспринимать людей так или иначе. Например, когда думают, что чернокожий будет плохо работать, что он ленив, малообразован, то есть воспринимают его стереотипно. Например, когда я подаю заявку на получение какой-нибудь должности, я всегда думаю, как моё имя будет воспринято потенциальным работодателем. Если это не типичное английское имя, то, скорее всего, мне предпочтут кого-то другого. 

В таких городах, как Фергюсон, половина населения — современные рабы, и это при наличии в стране чёрного президента. Истинного равенства не существует. Чернокожих детей в школе наказывают чаще, а поощряют реже. Или, например, моего сына останавливает на улице полицейский и обыскивает его без причины — почему это происходит? Это вызывает у ребёнка гнев, который накапливается. 

Когда мы снимали American Promise в нашей школе, это помогло школе измениться. Была разработана целая программа по изменению внутренней склонности к стереотипированию. 

ОЧ: В ролике к вашему фильму использован образ Барака Обамы. Роль Бога в некоторых голливудских фильмах играют темнокожие актёры. Можно сказать, что всё, что можно было сделать «сверху», сделано. Означает ли это, что расизм можно победить только в каждой конкретной голове конкретного человека, у которого есть стереотипы?

ДБ: Нужно сказать, что образы чёрных киногероев диспропорциональны. На одного чёрного Бога в кино показывают десять чёрных наркоманов или наркодилеров. 

Сейчас в стране идёт серьёзное движение по пересмотру истории. И этот пересмотр показывает, что на всех этапах, на всех важных вехах развития США были цветные люди, представители других рас, которые играли серьёзную роль в принятии тех или иных значимых решений. 

Нужно менять коллективную ментальность. Но её можно изменить, начав с индивидуального уровня. Ни один президент, в частности, президент Обама, сам по себе эту проблему не решит. Этим нужно заниматься, и такое движение сегодня происходит. Например, существует целое движение «Белые против расизма».

ОЧ: В Екатеринбурге состоялся первый показ American Promise. Фильм идёт два с лишним часа. Не всякий художественный голливудский блокбастер способен удержать аудиторию так долго, но зал был полон, люди сидели на ступенях, и никто не ушёл. Как вы думаете, в чём секрет локального успеха здесь, в Екатеринбурге?

ДБ: Я думаю, что зрители пришли, ожидая увидеть какую-то афроамериканскую историю, а увидели себя. И влюбились в моего сына и те решения, которые он принимает. Его первая собака, и его первое свидание, и его слёзы, когда он не попал в баскетбольную команду, и смерть брата его лучшего друга. Жизнь афроамериканского мальчика превратилась в обычную жизнь.

ОЧ: Ваш фильм называется American Promise, «Американское обещание». Обещание чего? 

ДБ: Это обещание настоящего равенства. Обещание того, что меня будут видеть и воспринимать как такого человека, каким я являюсь. Я врач, я кинорежиссёр, все видят мой дом и то, как я живу, и могут воспринимать меня как успешного человека. Но я не могу быть успешным и счастливым, если к моему брату относятся не как к равному человеку. 

Я не уверен, что проблема неравенства заканчивается в Америке. Это возможно во всём мире. Чтобы решить эту проблему, мы должны задать себе серьёзный вопрос: что мы думаем и чувствуем по отношению к другим людям.


Продюсер: Марина Тайсина

Режиссёр, режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Брюстер Джо

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^