Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -15°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Бежать из страны. «В наших планах — ещё шесть городов России и создание школ бега в Германии и Израиле»

×
Разговор на Малине 9 апреля 2015 в 21:10
Проблемы с видео?
В материале:

Журило Максим, I Love Running

Личный марафон Максима Журило (I Love Running): от пробежек в парке с друзьями до создания крупнейшей в России школы — бегают уже в 13 городах.

Смотрите также:

Ольга Котлярова: «Когда спортсмен заканчивает карьеру, он находится в вакууме. Обычно это уже больше 30, ни одного дня опыта работы, никто в очередь не выстраивается, не зовёт тебя»

Посол компании Nike в России Саша Боярская: «Есть несколько друзей бегуна — бананы, пончики и пиво»


Максим Журило — основатель школы правильного бега I Love Running. Окончил факультет кибернетики Московского инженерно-физического института (МИФИ). С 2002 года работал в крупных западных корпорациях, занимался построением систем развития знаний и навыков сотрудников. В 2007 году стал консультантом и бизнес-тренером по корпоративным программам в консалтинговой компании Business Relations. 

Сейчас руководит российским представительством американского спортивного бренда Newton и швейцарского Compressport. Сооснователь компании IRONSTAR — организатора триатлонов в России. Пробежал крупнейшие марафоны мира, включая Нью-Йоркский, Чикагский, Лондонский и Берлинский. Дважды переплыл Босфор. Трижды преодолел дистанцию Ironman (плавание — 3,8 км, велосипед — 180 км, бег — 42,2 км). Первым из россиян вплавь преодолел Гибралтарский пролив (14,4 км). 

В 2012 году Максим Журило основал крупнейшую в России школу бега для любителей I Love Running, обучение в которой только за 2014 год прошли около 2 000 человек. Филиалы школы работают в 13 городах России. Также стали открываться школы плавания I Love Swimming. Планируется открытие велошколы I Love Cycling.


Ольга Чебыкина: Максим, здравствуйте.

Максим Журило: Здравствуйте.

ОЧ: Пишут — может быть, конечно, это пиар-ход, — что вы придумали создать школу правильного бега, когда сами бежали знаменитый Нью-Йоркский марафон. Правдива ли эта легенда?

МЖ: I Love Running — это исключительно хобби-проект, наша страсть и любовь, поэтому мы не делаем никаких осознанных пиар-ходов. 

Идея создать школу пришла уже после Нью-Йоркского марафона. Я бежал его в 2009 году, и он сильно изменил мою жизнь. Я увидел мир по-другому, так, как не видел его раньше. У меня изменилось отношение к себе, к людям. Мне очень захотелось, чтобы что-то подобное было в России. 

Потом я продолжил бегать, после Нью-Йорка пробежал Чикаго, Лондон, Берлин. Начал заниматься триатлоном, сделал Ironman. В какой-то момент мои близкие друзья стали задавать мне много вопросов: «Максим, а подскажи, как начать?» «Я всего три раза в неделю могу — этого хватит?» Я всем отвечал в силу своей компетенции — на тот момент не очень большой, да и сейчас, в общем-то, тоже, потому что я не профессиональный спортсмен и не тренер. Тогда я занимался с тренерами по бегу и по плаванию и рекомендовал их своим друзьям. 

Потом возникла идея, что можно собрать друзей, которые спрашивают у меня про бег, систематизировать занятия, сделать курс. Я взял проектную работу из бизнеса: цель, срок, структура, расписание, дедлайн — и переложил её на спорт. Естественно, мы сделали занятия платным, потому что надо было платить зарплату тренерам, оплачивать аренду. 

На удивление, школа получила большой отклик. Мы думали, что запустим одну группу, а через полгода, может быть, ещё одну, но первая группа ещё не успела закончить, а уже друзья друзей сказали, что тоже хотят заниматься. Мы организовали вторую группу, потом третью, четвёртую. На следующей неделе в Москве мы запускаем 69 группу I Love Running (улыбается).

ОЧ: Ваша школа называется школой правильного бега. Что вы вкладываете в это понятие?

МЖ: Если ты хочешь пойти на Эльбрус, то ты вряд ли пойдёшь туда один и прямо завтра. Скорее всего, тебе понадобится экспертиза о том, как это лучше делать, а как не делать. Или, например, если ты хочешь прыгнуть с парашютом, скорее всего, ты найдёшь людей, которые в этом разбираются и тебя научат. 

В беге то же самое. Кажется, что тут нет ничего сложного — купил кроссовки, вышел и побежал. А потом заболели колени, спина, началась тахикардия… Человек идёт к врачу, и врач говорит: «Ты что делал? Бегал? Ой, бегать вредно». И человек реально считает, что бегать вредно, и начинает лежать, хотя это, конечно, не так. 

Правильный бег — это комплекс вещей: как дозировать нагрузку, как правильно бежать с точки зрения техники, как экипироваться, как проводить силовую подготовку. Этот комплекс человек получает, когда приходит в школу, и не получает, если сам бегает в парке. Хотя он может, конечно, попробовать разобраться самостоятельно, читая книги и статьи, но это долго, и не факт, что он со всем справится.

ОЧ: Что заставляет людей бежать? Это проверка себя или простое желание похудеть? Или это способ снять перманентный стресс в большом городе?

МЖ: Прежде всего, у меня есть свой опыт. Я же тоже не бегал, а потом решил бегать. Сложно сказать, почему, есть много причин. Конечно, цель похудеть имеет место, но мне кажется, она не является ключевой. 

Я думаю, что в нашем образе жизни сейчас не хватает вызовов, что мы живём в комфортной среде, которая позволяет толком ничего не делать. А вот, допустим, полумарафон в Риме — это вызов обыденности. Мы же находим кучу оправданий, почему мы не бегаем. А когда ставишь такую цель, это вызов. Ты начинаешь искать возможности, по-другому закручивать жизнь. Человек проходит большой путь. За семь недель занятий в школе можно узнать практически всё, что нужно, подготовиться, и добежать, и получить медаль на финише. И это важно.

ОЧ: Медали всем дают?

МЖ: Всем, кто финиширует. Она называется медаль финишёра. 

ОЧ: Участие главнее победы?

МЖ: А в этом есть победа. Представляете, человек последний раз бегал в школе на уроке физкультуры, а сейчас ему 35 лет, и он решает пробежать полумарафон — с лишним весом, с топ-менеджерской позицией, на которой он работает 18 часов в сутки. И он находит время тренироваться, худеет, приводит себя в форму, бежит — и финиширует. Разве это не победа?

ОЧ: Видимо, никогда не поздно начать не только бегать, но и плавать. Как появилась школа I Love Swimming?

МЖ: Плавание в моей жизни появилось, когда я решил готовиться к Ironman. В Ironman первый этап — это четыре километра плавания. Я пришёл в бассейн, нашёл тренера и сказал, что хочу научиться плавать и быстро проплыть четыре километра. Он спросил, сколько мне лет. Я говорю: двадцать восемь. Тренер сказал, что меня проще утопить, чем научить плавать. Ну, это был такой тренерский юмор. Я решил, что поищу тренера в другом месте. В плавании без тренера непросто, потому что это технически сложный вид. 

В итоге я нашёл тренера, начал учиться и понял, что мне нравится процесс плавания и у меня получается. Для своего возраста я научился довольно неплохо плавать. Я, конечно, не выигрываю никакие чемпионаты, но в Ironman спокойно проплываю четыре километра за час и выплываю в первой группе. 

Оказалось, что существуют классные методики обучения плаванию взрослых людей. Но в России их, к сожалению, нет. Мы с моим лучшим другом Мишей Ивановым — бывшим издателем «Манн, Иванов и Фербер» — поехали в Америку на плавательный кемп и фантастически вдохновились подходом и тем, как построен процесс. Это засело у меня в голове. 

Потом мы сделали беговой проект, и многие наши ученики начали смотреть в сторону триатлона, но плавание было для них большим лимитирующим фактором. И мы решили взять за основу методу, которую увидели в Америке, поставить цель и сделать I Love Swimming. Полтора года назад сделали. Сейчас плавание есть в четырёх городах — в Москве, Питере, Екатеринбурге и Самаре. 

ОЧ: Есть мнение, что едва ли не самый простой способ сделать хороший бизнес — это найти что-то, что будет успешно и востребовано, и заняться масштабированием. Вы продаёте франшизы?

МЖ: Да, все филиалы открыты по франшизе. 

ОЧ: Кроме того, у вас есть точки продаж экипировки. Какую роль они играют в структуре доходов? 

МЖ: Экипировочные центры — исключительно прерогатива партнёров. Они решают, делать их или не делать. Конечно, для учеников это классный сервис, если есть где купить экипировку со спецусловиями. Но в Москве мы не уделяем особого внимания экипировочному центру. 

Мы больше занимаемся интеллектуальным продуктом — созданием программ, вовлечением людей, тренировочным сервисом, работой с тренерами. Несмотря на огромную советскую историю спорта оказалось, что этот спорт не имеет отношения к любителям, он заточен под профессионалов, под то, чтобы выжимать из людей последние соки в виде олимпийских медалей. Культура массового спорта и методика работы с обычными людьми, которые хотят заниматься спортом, отсутствует. Мы, не побоюсь этого слова, новаторы, которые придумывают эту методику или пытаются заимствовать её на Западе и адаптировать в России.

ОЧ: Не обидно, когда вас называют сетевым бизнесом?

МЖ: Мы используем модель партнёров, франчайзинг, а она подразумевает индивидуальный подход. Например, в Екатеринбурге работают не наёмные сотрудники, которых мы контролируем, а ребята, которым принадлежит этот проект. Они предприниматели, это их душа, и только так этим проектом можно рулить. Мы практически не вмешиваемся, только задаём генеральную линию.

ОЧ: И психологически поддерживаете?

МЖ: Естественно. Мы большая команда. Я надеюсь, они чувствуют нашу поддержку, а мы, в свою очередь, чувствуем огромную энергию с их стороны. 

ОЧ: До I Love Running вы занимались другим бизнесом. Что это было?

МЖ: Это было фундаментально очень похожее дело — обучение и развитие. Просто тогда я работал в корпоративном сегменте. В вашем здании есть компании, которые были моими корпоративными клиентами, в которых я развивал сотрудников. 

Сейчас мы делаем то же самое, и некоторые из этих компаний снова стали нашими клиентами, но уже в беговой теме. Например, старший партнёр Deloitte в России Марко Кошиер — увлечённый бегун, он сделал 39 Ironman, и он с большим удовольствием приходит в I Love Running и рассказывает про питание. Марк, который отвечает за аудит во всей России! А мы, в свою очередь, приходим в Deloitte и рассказываем, что можно бегать, и они с большим удовольствием бегают. Надеюсь, и в Екатеринбурге тоже будут.

ОЧ: I Love Running вас кормит?

МЖ: Да, это мой основной проект. Я полностью в спорте, I Love Running-Swimming-Cycling. Сейчас мы запускаем Cycling в Москве. Это будет велошкола, абсолютно новый проект, который мы придумали сами, на белом листе, ниоткуда не копировали. На Cycling у меня большие надежды. Будем учить людей правильной езде на велосипеде — педалированию, торможению, езде без рук.

ОЧ: Всё очень круто, но вам не кажется, что сдерживающим фактором тут будет неприспособленность наших городов к езде на велосипеде?

МЖ: Да. Но это вопрос критической массы. 

ОЧ: Да, в Екатеринбурге велосообщество тоже считает, что чем больше оно будет, тем меньше власть сможет его не замечать.

МЖ: Более того, власть же тоже можно вовлекать в эти активности.

ОЧ: Все знают историю про мэра Лондона, который ездит на работу на велосипеде, но про мэров российских городов обычно рассказывают совсем другие истории.

МЖ: Это же пока. Дай бог, на нашем веку это поменяется. Чтобы наши дети жили в другой стране, стоит этим заниматься сейчас.

ОЧ: Вы идеалист?

МЖ: Да (улыбается).

ОЧ: Уезжать не собираетесь?

МЖ: Нет.

ОЧ: В смысле, бежать.

МЖ: Как говорит один мой хороший друг, уезжать должны они, а не мы. 

6 апреля школы I Love Running и I Love Swimming открылись и в Екатеринбурге. Школа правильного бега сразу же стала официальным партнёром первого международного марафона «Европа — Азия», который пройдёт в Екатеринбурге 1 августа.

ОЧ: Прекрасная позиция, полностью её разделяю. И напоследок — о марафоне, который пройдёт в августе в Екатеринбурге. Я читала, что на него пригласили кенийцев. Это для стимулирования или для деморализации остальных участников?

МЖ: Это элита, профессионалы. Они пробегут для привлечения внимания. Организаторы соревнований решают сразу два вопроса. С одной стороны, им нужны звёзды, нужны кенийцы, чтобы соревнования везде показали, а с другой стороны, если ради трёх кенийца и двух белых перекроют город… Нужно как минимум пять-шесть тысяч участников. Здесь соединяется профессиональный и любительский, массовый спорта. За это честь и хвала организаторам, потому что в России был и остаётся крен в сторону профессионального спорта и отсутствия какого-либо внимания к любительскому. Хотя ему кроме инфраструктуры вообще ничего не нужно, он сам развивается, и наш проект — яркий тому пример. Он никак не зависит от государства, мы ничего у него не просим, нам ничего не надо. Более того, мы готовы арендовать площадки на коммерческих условиях, если бы они были. Но далеко не во всех городах есть нормальные бассейны или манежи. Вот это задача государства — создать инфраструктуру. А всё остальное сделают предприниматели.

ОЧ: Мне кажется, что вы человек, который чётко представляет, что и в какие сроки он хочет достичь. Какие у вас планы до конца этого года?

МЖ: Мы открываем филиалы I Love Running ещё в шести городах России. И пробуем открыть два филиала за пределами страны. Это большой челлендж. Одна страна — это Германия, где есть уже сложившаяся культура любительского спорта, но нет таких проектов, как I Love Running. Не очень понятно, приживётся ли он там, будет ли успешен, но мы хотим попробовать. Вторая страна — Израиль, где тоже нет такого формата, как I Love Running. Мы хотим попробовать и посмотреть, получится или нет.


Редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^