Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Четверг, 8 декабря 2016

Екатеринбург: -17°

$ 63,91 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016 € 68,50 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 08.12.2016
Brent 53,02$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Кто в Екатеринбурге получает зарплату 600 000 рублей несмотря на кризис?

×
Разговор на Малине 20 апреля 2015 в 16:53
Проблемы с видео?
В материале:

Хвостова Анна, HeadHunter

Анна Хвостова, директор Уральского филиала HeadHunter — о том, как кризис скорректировал уровень зарплат в Екатеринбурге, как часто при сокращении персонала компании готовы платить за аутплейсмент и как обед с шефом может стать нематериальным способом мотивации.

Смотрите также:

Эксперт портала HeadHunter Наталья Данина: «Введение четырёхдневной рабочей недели в России реально только при установлении 10-часового рабочего дня»

Консультант по HR-брендингу компании HeadHunter Ольга Елина — о том, можно ли посчитать прибыль от инвестиций в HR


Анна Хвостова — директор Уральского филиала компании HeadHunter. Окончила филологический факультет УрГУ им. Горького. В сфере управления персоналом работает с 2001 года. Уральский филиал компании HeadHunter возглавляет уже девять лет. 

Компания HeadHunter занимается интернет-рекрутментом на территории России, Украины, Беларуси, Казахстана, Литвы, Латвии и Эстонии. Основана в 2000 году. Крупнейший актив компании — сайт hh.ru, обладающий базой в 345 тыс. актуальных вакансий и 13 млн резюме. Еженедельно через hh.ru на собеседование приглашают более 450 тыс. человек. Также HeadHunter владеет сайтом Career.ru и управляет сайтом Работа@Mail.Ru.


Екатерина Дегай: Анна, здравствуйте.

Анна Хвостова: Здравствуйте.

ЕД: По данным HeadHunter, в первом квартале 2015 года количество вакансий сократилось, при этом количество резюме растёт высокими темпами. О чём это говорит?

АХ: Вакансии упали не так драматично, как ожидалось. Скажем, в кризис 2008 года они падали буквально на 50% за пару месяцев, а сейчас падение примерно на 42% мы наблюдаем за год, от марта к марту.

ЕД: Вы проводили среди работодателей опрос о сокращении персонала. Собираются ли они использовать такую меру, чтобы сократить издержки в кризис?

АХ: Да, у нас есть проект «Банк данных заработных плат», в котором все данные заполняют сами работодатели. По ним мы можем судить, что в начале года, в январе, работодатели оптимистично планировали сокращение и зарплат, и штата. В реальности уже к марту оказалось, что сокращения зарплат и штата произошли в большем числе компаний и на большее число процентов. При этом есть одно но: эти сокращения произошли точечно — то есть если они планировались на 10% по всей компании, то в реальности целиком или частично сокращались отделы либо сокращения происходили выборочно по службам. 

Первыми всегда страдают офисные сотрудники, а в последнюю очередь сокращают самый золотой персонал на рынке труда — синеворотничковый рабочий персонал. 

ЕД: В каких сферах эти тенденции проявляются более, а в каких менее ярко?

АХ: Достаточно сильно пострадал автомобильный бизнес, особенно его часть, которая занята в продажах. Пострадал банковский сектор, масс-медиа, искусство и развлечения. Более-менее уверенно чувствует себя область IT, традиционно неплохо фармацевтике и медицине. И, как ни странно, не слишком сильно упал спрос на юристов.

ЕД: Для Урала всегда важно производство. Последнее время с промышленных предприятий приходили не очень хорошие новости о том, что людей планируют сокращать чуть ли не тысячами. Что происходит на самом деле?

АХ: Такого падения, которое ожидалось, не произошло. Но я хотела бы заметить, что в 2008 году сокращение во всех сферах, в том числе в производстве, велось в условиях, когда компании обросли жирком, когда было что сокращать. Сейчас, хотя падение не такой драматичное, нужно понимать, что сокращения идут по уже сокращённому. 

Больше всего в производстве пострадали предприятия, которые товарами, услугами, технологиями или ресурсами были завязаны на импорт. А производства, работающие с импортозамещением, напротив, чувствуют себя достаточно оптимистично. Они пока не начали получать серьёзную прибыль, но очень этого ждут. 

ЕД: Чтобы сократить издержки, можно не увольнять людей, а урезать зарплаты. Это случилось?

АХ: Да, это случилось, но, как в случае с сокращением штатов, достаточно точечно. Максимальное сокращение — процентов на 20.

ЕД: HeadHunter фиксирует также и рекордно высокие зарплаты. Какие есть свежие интересные примеры? 

АХ: В апреле самая высокая предлагаемая зарплата по Екатеринбургу — у операционного директора ритейла, 300 тысяч рублей. А в марте самую высокую заработную плату предлагали HR-директору продуктовой сети — 600 тысяч рублей, но с переездом в Саратов. Радует, что это именно HR-директор — значит, работодатели уделяют серьёзное внимание работе с людьми. 

ЕД: В ваших отчётах есть такая цифра: на одну вакансию сейчас приходится семь резюме. Означает ли это, что искателям стало сложнее? 

АХ: Вы говорите об индексе HeadHunter. Он показывает, сколько резюме в среднем приходится на одну вакансию. Если в прошлом году он составлял около 4-5, то сейчас — 7,6. Не сказать, что это плохой показатель, но он говорит о том, что соискателям действительно становится труднее: они больше конкурируют друг с другом, и им приходится быть менее разборчивыми в вакансиях. 

ЕД: Можно ли сказать, что правила на рынке диктует работодатель, а не соискатель, как было раньше? 

АХ: Нет, к счастью или к сожалению, такого не происходит, рынок по-прежнему соискательский. И я думаю, что пока нет признаков того, что рынок вдруг поменяется в ближайшее время.

ЕД: Стала ли пользоваться спросом услуга аутплейсмента?

АХ: Суть этой процедуры в том, что некие сторонние организации поддерживают увольняемых сотрудников по запросу работодателя и за деньги работодателя. Они помогают сотрудникам, которые планируются к увольнению, найти новую работу.

ЕД: Это способ хорошо расстаться?

АХ: Да, это необходимый способ хорошо расстаться. Работодатели сделали выводы из прошлого кризиса и поняли, что неожиданные и очень некорректные сокращения дорого обходятся — и материально, и морально. Те, кто уже пострадал от некорректных сокращений, готовы сделать всё, чтобы минимизировать риски. В основном это большие и средние компании. Ну а тот, кто пока не битый, набирается опыта и, возможно, пока не думает о том, что сокращение и увольнение можно превратить в смену работы.

ЕД: Сейчас сложно стимулировать сотрудников материально — на это просто нет денег. Какие есть способы мотивации без денег?

АХ: Всё, что связано с карьерным ростом, с обучением, с информированием сотрудника о его перспективах в компании, — это элементы нематериальной мотивации. 

В ситуации, когда приходится сокращать заработную плату, можно пойти разными путями. Скажем, можно сделать меньше окладную часть, но увеличить процент за бонусную часть, чтобы человек получал деньги за реальные достижения. 

Есть множество в разной степени остроумных способов. Например, получили распространение обеды с шефом в качестве поощрения. Или дополнительный выходной день сотруднику. Или гибкий график, или возможность самому планировать несколько дней в неделю по собственному расписанию. 

ЕД: Чего можно ждать от текущего кризиса, к чему готовиться работодателям и сотрудникам?

АХ: Мы видим, что ситуация на рынке труда не так плачевна, как казалось. Если нам удастся поддержать производство и производителя, то, я думаю, ростки позитивных тенденций окрепнут и вытянут за собой всю ситуацию.


Продюсер: Екатерина Супивник

Режиссёр: Инна Федяева

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^