Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Суббота, 3 декабря 2016

Екатеринбург: -14°

$ 64,15 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016 € 68,47 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 03.12.2016
Brent 54,46$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Немцы сетуют: «Когда приглашают как инвесторов, говорят «Добро пожаловать», а когда речь идёт о льготах — сразу «Ну вы же иностранцы»

×
Разговор на Малине 5 марта 2015 в 18:41
Проблемы с видео?
В материале:

Чеботаева Марина

Марина Чеботаева («ЭНВИРО-ХЕМИ ГмбХ») — о том, стала ли конференция ВТП в Берлине панихидой по сотрудничеству между Россией и Германией.

Смотрите также:

Фёдор Хорохордин, официальный представитель земли Бавария в России: «Санкции далеко не лучший инструмент, чтобы решать политические вопросы. Бизнес понимает, что нужно заставить оружие замолчать»

Михаэль Хармс, председатель правления Российско-Германской торговой палаты: «Мы понимаем, что если мы хотим присутствовать на российском рынке, нужно производить здесь»


ООО «ЭНВИРО-ХЕМИ ГмбХ» — дочернее предприятие немецкой компании EnviroChemie GmbH, основанной в Швейцарии в 1976 году. Компания специализируется на проектировании, поставке и монтаже оборудования для очистки промышленных сточных вод. В России существует с 2002 года. 

EnviroChemie участвует в деятельности Немецкого союза машиностроителей и производителей промышленного оборудования (VDMA) и Немецкого объединения специалистов по водному хозяйству, сточным водам и отходам (DWA). Входит в Российско-Германскую внешнеторговую палату.

Опрос, проведённый палатой в августе 2014 года, показал, что санкции коснулись около 30% респондентов. Аналогичный опрос в декабре 2014 года продемонстрировал, что влияние санкций ощутили на себе уже 60% немецких компаний.

Согласно данным промышленного союза «Новое Содружество», после введения санкций экспорт из Германии в Россию уменьшился на €6 млрд, то есть на 18%. Объёмы падения поставки станков и оборудования оцениваются в 15-20%.


Ольга Чебыкина: Марина, добрый день.

Марина Чеботаева: Добрый день.

ОЧ: Накануне конференции Внешнеторговой палаты немецкие СМИ, в частности, «Немецкая волна», писали об ожиданиях участников конференции и предрекали, что это будет панихида по торгово-экономическому сотрудничеству России и Германии, особенно с учётом того, что на конференцию не приехали политики — и с той и с другой стороны был только бизнес. Хочу спросить у вас как у участника: каковы были настроения?

МЧ: То, что политики не приехали, скорее всего, было задумкой организаторов конференции. Она проходит уже третий раз и всегда собирает большую аудиторию. Мне показалось, что в этот раз посетителей было процентов на 20 больше, чем в предыдущий раз. 

Первую треть конференции было довольно тревожно. Люди говорили о том, что прогнозы на 2015 год не очень хорошие прогнозы, что 2014 год закончился неплохо, но санкции сыграли негативную роль в развитии русско-немецкого бизнеса: упал торговый оборот между странами, многие инвесторы задумались, нужны ли им инвестиции. Однако высокая посещаемость конференции говорит о том, что это животрепещущий вопрос, всем важно понять, что будет дальше. Немецкий бизнес не хочет уходить из России, а российский бизнес прекрасно понимает, что без сотрудничества с немецкой стороной трудно говорить о модернизации производства. 

ОЧ: Ирина Перечнева, главный редактор «Эксперт-Урала», также была на конференции, и она написала на фейсбуке хвалебный отзыв о вас. Вы были единственной русской женщиной среди спикеров и, представляя немецкий бизнес, легко и непринуждённо, с юмором убедили аудиторию, что, во-первых, вести бизнес в России выгодно, а во-вторых, лучше делать это не в Москве, а в Екатеринбурге. Цитата: «Немцы пищали от восторга». Что такого вы им сказали?

МЧ: Мы, «Энвиро-Хеми», особая компания, потому что наш головной офис находится не в Москве, а в Екатеринбурге. Я рассказала о преимуществах, которые даёт такое расположение. Это более низкие затраты — здесь меньше стоимость офиса, рабочей силы, различных услуг. Затем, в Екатеринбурге и на Урале есть традиция промышленных рабочих. У нас здесь не было особо ни купцов, ни крестьян — главным образом люди, которые работают на заводах, в тяжёлой промышленности, и работают на результат. Очень часто может быть важна даже не оплата труда — важно добиться результата. Это главные преимущества нашего региона. 

А затем зашёл разговор о том, что делать с персоналом. Одна из главных проблем — найти квалифицированный, грамотный и желающий работать персонал. Мы говорили о тренингах, и я сказала, что мы тоже проводим тренинги, но также важно преодолеть разницу между русским и немецким менталитетом. Мы сделали очень просто: взяли несколько сотрудников немецкой и российской фирмы и отправили их пешком через Байкал по льду с ночёвкой в палатках. Тут, конечно, весь зал начал хохотать. У меня спросили, не слишком ли это сурово. Я ответила, что сурово будет в следующий раз, когда мы отправим их на неделю на рыбалку на Полярный Урал. После этого атмосфера немного разрядилась. 

Все немецкие фирмы, которые уже работают в России, понимают, что здесь неплохо работать, что несмотря на санкции бизнес продолжается и особых проблем нет. Те, кто хотел бы начать какое-то дело в России, на конференции поняли, что у нас ничего страшного не происходит. 

Тревога нарастала с октября и где-то до декабря. В январе она начала понемногу спадать, тренд на негативную информацию в СМИ изменился. Мне показалось, что сейчас перестают плохо говорить о России. Мне очень понравилось, во время вторых минских переговоров Анжела Меркель сказала о свободной экономической зоне от Лиссабона до Дальнего Востока. Это то, что продвигал немецкий бизнес весь 2014 год. Это предложение, которое года два назад высказал Владимир Владимирович Путин, и немцам-бизнесменам оно очень нравится. С точки зрения экономической выгоды было бы хорошо и для Европы, и для России, если бы такая зона была создана. 

ОЧ: Изменилась ли из-за санкций работа вашей компании, «Энвиро-Хеми»?

МЧ: Прежде всего, санкции коснулись немецких компаний, которые производят пищевые продукты в Германии и завозят их в Россию. Это мясо, молоко, овощи, фрукты. Этим фирмам сейчас некуда девать продукты. Есть проблемы и у тех, кто завозил сырьё для своих производств в России. 

Ну а у нас, в общем-то, всё в порядке. Как было много запросов, так и осталось. Есть тренд на ужесточение природоохранного законодательства, и предприятия прекрасно понимают, что альтернативы немецким очистным сооружениям практически нет. Это как раз то соотношение качества и цены, которое необходимо для того, чтобы вода была чистая, причём в течение 20-30 лет, пока работают эти очистные сооружения. 

Существует такое понятие, как международное разделение труда. Есть страны, в которых какие-то вещи делают определённо лучше. Бессмысленно пытаться эти же самые вещи делать в другой стране, в которой лучше умеют делать что-то другое. Для этого и существует международная торговля — чтобы собирать со всего мира то, что на каждом участке производится лучше, и использовать в своей стране. 

ОЧ: Курс на локализацию немецких производств был взят давно, ещё до глобальных потрясений. Есть и сторонники, и противники этого вектора. Например, наш омбудсмен от бизнеса Борис Титов говорил о том, что локализация — это некая панацея, и приводил в пример концерны BMW и Volkswagen, которые давно построили в России производства и делают автомобили. А генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса Франк Шауфф, например, называет один из ключевых минусов локализации — очевидное ухудшение качества продукции. В каком ключе вопросы локализации обсуждались на конференции и какого мнения придерживаетесь вы?

МЧ: Тренд локализации — это абсолютно правильно. Если за теми, кто производит те или иные запасные части, комплектующие, стоит правильный менеджмент, то никакого ухудшения качества не будет. В настоящий момент многим предприятиям достаточно трудно найти качественных поставщиков комплектующих, но я знаю, например, отличный завод в Уфе, который производит запчасти для всех автомобильных концернов, и уровень этих запчастей высокий, соответствует мировым стандартам. 

А вот немецкие производители в России жалуются на то, что существует некоторый протекционизм. Если немецкое предприятие расположено на территории России, оно вправе считать себя российским и оно хотело бы, чтобы все льготы, которые распространяются на российские предприятия, распространялись бы и на них. На самом деле зачастую такого нет. Получается следующее: давайте нам инвестиции, приезжайте к нам, делайте локализацию, но когда дело доходит до субсидий, до возмещения затрат, то начинается пробуксовка. Очень интересный пример: есть завод CLAAS, который производит комбайны в Ростовской области, и есть «Ростсельмаш», который производит те же самые комбайны. Одно предприятие имеет льготы, второе — почти не имеет. На мой взгляд, это несправедливо. Если правительство хочет, чтобы здесь строились иностранные предприятия, они должны обладать теми же правами, что и российские. 

В нашей фирме работают российские сотрудники, мы получаем зарплату здесь и здесь её тратим, мы платим здесь налоги. Чем мы отличаемся от другой такой же российской фирмы? Практически ничем. Только тем, что у нас немецкие технологии и, может быть, более высокая производительность труда.

Примерно за неделю до мероприятия Внешнеторговой палаты я была на инвестиционной конференции в Тюмени. Там был хороший круг иностранных производителей — тех, кто готов прийти в Россию и инвестировать здесь. Их очень сильно обижает, что когда их приглашают как инвесторов, то говорят «добро пожаловать», а когда они начинают работать на территории России, им говорят «вы иностранцы». Но это уже российские предприятия.


Редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр, режиссёр монтажа: Инна Федяева

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Чеботаева Марина

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^