Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,59$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,59$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Среда, 7 декабря 2016

Екатеринбург: -10°

$ 63,87 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016 € 68,69 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 07.12.2016
Brent 53,59$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 101₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Алексей Нагорнов о продаже холдинга Sweet Life Corporation: «Я продал дешевле, чем купил. Но я всё равно в плюсе»

×
Разговор на Малине 31 марта 2015 в 15:57
Проблемы с видео?
В материале:

Нагорнов Алексей

Кто купил ресторан «КЭФ», клубы Hills 18/36 и «Подвал», а также почему «Ресторан №1» Нагорнов продавать не согласился.

Смотрите также:

Алексей Нагорнов: «Если бы мне сейчас предложили купить ресторан, я бы не только отказался, но и послал куда подальше»

Алексей Нагорнов: «Я купил себе другую жизнь, но не сразу это понял»


Алексей Нагорнов — бизнесмен, ресторатор, основатель холдинга SweetLife Corporation.

Родился в Верхней Пышме. По образованию металлург. Долгое время жил в Казахстане, где владел трестом «КазРосАлюмСтрой». Сейчас трест продан. В Казахстане Нагорнову принадлежит несколько компаний, в том числе ресторан «Кружева» и проектная организация «КазРосЭнергоПроект». На Урале владеет заводом «СУЗМК Энерго». 

В 2003 году Алексей Нагорнов создал холдинг Sweet Life Corporation. После сделки с екатеринбургским ресторатором Валерием Лораном в 2008 году в холдинг вошли ресторан французской кухни Vatel, ресторан «КЭФ», арт-клуб «Подвал» и клуб Hills 18/36. В 2013 году совместно с известным российским шеф-поваром Анатолием Коммом было открыто ещё одно заведение премиум-класса — «Ресторан №1».

31 марта стало известно, что Алексей Нагорнов продал Sweet Life Corporation, оставив за собой лишь «Ресторан №1». Бизнесмен сообщил, что за годы работы на ресторанном рынке его приоритеты в этой области сформировались окончательно — это гастрономия с большой буквы. Претендентов на покупку холдинга было трое: две крупные компании сферы HoReCa из Екатеринбурга и Оренбурга и фирма «Иван Яналин & инвесторы». Свой выбор ресторатор остановил на последней компании.


Екатерина Дегай: Алексей, здравствуйте.

Алексей Нагорнов: Здравствуйте.

ЕД: Начнем фактически с сенсации. Нам приятно, что именно в нашем эфире вы решили озвучить эту новость. На прошлой неделе была закрыта сделка по продаже холдинга Sweet Life Corporation. 

АН: Да, верно. 

ЕД: Я обязательно спрошу, почему вы продали холдинг, но сначала хочу узнать, кому.

АН: Холдинг продан моему бывшему сотруднику, который возглавлял отдел снабжения и логистики, Ивану Яналину. Продано всё, кроме «Ресторана №1» — его я оставил себе. 

ЕД: Потенциальных покупателей было несколько?

АН: Да, претендентов было трое: компания из Оренбурга, местная компания и Иван Яналин. Он самый первый предложил купить холдинг, но потом появились ещё два покупателя. Я где-то месяца два раздумывал и сделал выбор в пользу Ивана, потому что он давно работает в холдинге и знает его работу лучше, чем два других претендента.

ЕД: Он же парень молодой, ему всего 28 лет.

АН: Мы все когда-то были молодыми. Я этого не боюсь, молодой — ну, хорошо. У него не зашоренные мозги, он смотрит на мир маленько по-другому. Возможно, как раз это и даст толчок новому развитию холдинга. А какой смысл — ты продаёшь ресторан человеку, которому 60 лет, и надеешься, что что-то будет процветать и дальше развиваться? Вряд ли.

ЕД: Вы не озвучиваете сумму этой сделки. Более того, неизвестна и сумма сделки, которая была заключена в 2008 году между вами и Валерием Лораном. Но давайте хотя бы сравним — вы в итоге в деньгах в плюсе или в минусе?

АН: Да, сумму сделки я раскрывать не буду. Но я однозначно купил у Валеры холдинг дороже, чем продал его сейчас. Но суммой сделки я доволен. 

Ну а в плюсе я или в минусе — это смотря как рассуждать. Я уже давно не измеряю плюсы и минусы деньгами, это не очень правильное измерение — я же не банкир. Если смотреть с точки зрения жизненного опыта, то я однозначно в плюсе на миллиард процентов. 

ЕД: Теперь главный вопрос: почему вы продали холдинг? Вы были у нас в студии два года назад, и тогда я спросила у вас про покупку холдинга у Лорана. Вы сказали: «Я купил себе другую жизнь». Что сейчас — вы продаёте эту жизнь? 

АН: Я думаю, большинство людей мечтает иметь своё кафе, кофейню, маленький ресторанчик. Такие мечты и меня посещали. Тут появился Валера. Вообще мы сначала обсуждали сделку по продаже одного ресторана, Vatel. Потом он предложил весь холдинг. Ну а поскольку у меня были деньги, я подумал: холдинг так холдинг. Так даже интересней — не маленькое кафе, а сразу несколько ресторанов и ночных клубов. Я купил холдинг, и это реально была новая жизнь. Всё изменилось, во всех планах — и в личном, и в плане работы, и в плане занятости, и даже образ мысли поменялся. 

Но в процессе работы всё трансформируется, особенно в голове. И я постепенно понял, чем мне интереснее заниматься. Я однозначно не клубный человек, мне не интересны клубы, концерты, маркетинговые контракты, сигаретчики, алкогольщики — все лезут: давай такой брендинг, давай другой брендинг. Я из клуба ухожу через два часа — меня начинает грузить громкая музыка. А какой смысл заниматься клубами, если ты сам не клаббер, если эта культура тебе понятна, но она не твоя? Сходит в клуб на час-два — это нормально, но заниматься им должен человек, который этим живёт. Поэтому и было принято решение уйти именно с этого направления, особенно с Hills, потому что он был топовым клубом, и им надо было заниматься каждый день.

В конце концов я понял, что я гастрономический человек, мне интересно заниматься высокой кухней.

ЕД: Получается, что Вы продали заведения, которые когда-то купили у Лорана, но оставили себе ресторан, который создали с нуля. Потому что это Ваше любимое детище?

АН: Нет, это сугубо практические вещи. Я купил холдинг, в котором было два ресторана и два ночных клуба. В своём ресторане я воплотил всё лучшее, что было в тех заведениях, и добавил то, чего не хватало. Выбор «Ресторана №1» очевиден — я оставил его себе, не потому что его открыл я, а не Валера Лоран, а потому что это квинтэссенция моего опыта. И он в набольшей степени соответствует мои дальнейшим целям — развитию гастрономического ресторана. Там есть хорошая база, с которой можно сделать качественный шаг вперёд. В том же «КЭФе» пришлось бы многое переделывать.

ЕД: Получается, причины продажи холдинга не столько экономические, сколько морально-этические, ментальные, духовные?

АН: Да, они не экономические.

ЕД: Тем не менее спрошу про экономику. Те проекты, которые вы продали, были рентабельны?

АН: Да, они экономически целесообразны. Но, опять же, всё познаётся в сравнении. Возьмём, условно, ресторан КЭФ. Он приносит прибыль миллион рублей в месяц, это хорошо. Например, у меня есть соседний бизнес, который приносит пять миллионов в месяц. Какой из них я выберу? Конечно, тот, который приносит пять миллионов — для денег. А если для души — здесь другой расклад. Для души у меня остаётся «Ресторан №1». Это для творчества, для дальнейшего развития. А для зарабатывания денег у меня есть другие бизнесы. 

ЕД: Говорят, в «Ресторане №1» вы не столько зарабатываете, сколько тратите.

АН: Бывает и такое. 

ЕД: Он приносит хоть какую-то прибыль?

АН: Практически нет. Он идёт примерно в ровный ноль с учётом мероприятий, которые там проходят. Можно работать полгода в прибыль, а потом привезти Массимо БоттуруМассимо Боттура — итальянский шеф-повар, владелец ресторана Osteria Francescana, который имеет три мишленовских звезды. и получить жёсткий убыток, который перекроет эти полгода, но также получить и моральное удовлетворение.

ЕД: В вас соединяется несоединимое. С одной стороны, вы парень из Верхней Пышмы, металлург по образованию, человек, который сделал большие деньги в 90-е, который владеет заводами. Очень прямой и конкретный. А с другой стороны, вы герой светской хроники, эстет и гедонист, который закатывает самые громкие вечеринки в городе. Что это за удивительный микс - Вы суровый уральский гурман? 

АН: Никому ведь не чуждо чувство прекрасного (улыбается). Это же понятно: когда тебе нечего кушать, ты работаешь над тем, чтобы было что кушать. Как только у тебя появляется что кушать, ты начинаешь работать над тем, чтобы это было вкуснее. Когда появляются деньги, хочется большего, хочется развития в других областях. У меня так получилось, что это именно гастрономическая область. Ну а вечеринки — так, повеселиться хотелось.

ЕД: Может ли случиться такое, что вы совсем устанете от ресторанного бизнеса и от него откажетесь? 

АН: От «Ресторана №1» я вряд ли устану. Ещё Аркадий Новиков сказал, что когда у тебя один ресторан, ты ресторатор, а когда их три, ты уже менеджер. И это на самом деле так. Одна из причин, по которой я продал Sweet Life, это именно то, что я не хочу быть менеджером и решать проблемы ресторанов — я хочу заниматься одним рестораном. Одно дело, когда у тебя в подчинении находится 300 или 400 человек, и другое дело, когда их 40-45, и ты знаешь каждого в лицо. Всё упрощается, и остаётся много времени для творчества. А от творчества устать тяжело. 

ЕД: Что будет с «Рестораном №1»?

АН: Я хочу и дальше развивать гастрономический формат, но уйти в ещё более закрытый сегмент. Ресторанный рынок переживает не лучшие времена, и все стараются свести свои концепции к одной: не выйти за косарь, то есть чтобы средний чек был не больше тысячи рублей. Заведения хотят стать максимально доступными и таким образом привлечь гостей, увеличить выручку или хотя бы не потерять её, выжить в трудные времена. Выживать я точно не хочу. Если я потеряю каких-то гостей, значит, такие это были гости. 

Я считаю, что всегда будет определённый сегмент людей, которые разделяют мои гастрономические интересы, и я хочу работать на них. Я могу привезти в Екатеринбург много всего того, что здесь не было ни до кризиса, ни сейчас нет, ни потом не будет. Я хочу создать на базе ресторана гастрономический клуб единомышленников, который будет называться «Гурме-клуб 6D». 6D — это шесть измерений вкуса. В этот клуб могут попасть только те, кого я знаю лично и кому интересна эта тема. Такие люди есть, и я уже начал переговоры.


Редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр: Дмитрий Худяков

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Нагорнов Алексей

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^