Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 55,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 55,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

Понедельник, 5 декабря 2016

Екатеринбург: -20°

$ 63,92 Стоимость продажи доллара Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016 € 67,77 Стоимость продажи евро Официальный курс ЦБ РФ на 05.12.2016
Brent 55,03$ Стоимость барреля нефти, в долларах. По данным Finam.ru Квартиры 68 166₽ Средняя стоимость одного квадратного метра на вторичном жилом рынке Екатеринбурга. Данные: Уральская палата недвижимости / upn.ru
Ключевая ставка: 10,00% По данным ЦБ РФ.

«Мечта любой компании — переложить валютные риски на контрагента»

×
Разговор на Малине 30 марта 2015 в 19:35
Проблемы с видео?
В материале:

Лебедев Виктор

Виктор Лебедев (финансовое ателье Grottbjorn) — о том, спасёт ли страхование валютного риска, если валюта стала дешеветь.

Смотрите также:

ИИС и депозит: больше, меньше или равно? «К 2020 году на индивидуальных инвестиционных счетах физлиц будет храниться около 1 трлн рублей»

«Действия правительства по принуждению экспортёров к продаже валютной выручки дадут позитивный эффект»


Виктор Лебедев — директор финансового ателье Grottbjorn. 33 года. Окончил экономический факультет МГУ им. Ломоносова по специальности «Математические методы в экономике». Опыт работы в финансовой сфере — 13 лет. 

Финансовое ателье Grottbjorn возглавляет три года. Само ателье на рынке финансовых услуг работает более 20 лет. До 2012 года оно носило название ЗАО «Среднеуральский брокерский центр», специализировалось исключительно на фондовом рынке и было закрыто для широкого круга клиентов. 

В настоящее время Grottbjorn имеет представительства в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске и Владивостоке, работает с российскими и иностранными компаниями.

Ателье является прайм-брокером Московской биржи в секции валютного рынка.


Ольга Чебыкина: Виктор, здравствуйте.

Виктор Лебедев: Здравствуйте.

ОЧ: Давайте начнём с азов: что такое валютные риски и их страхование и кому прежде всего нужно заниматься страхованием валютного риска?

ВЛ: Валютные риски — это риски, связанные с изменением курса иностранной валюты. Потребители данной услуги — физические и юридические лица, которые активно используют валюту в своей деятельности, например, компании, которые занимаются внешнеэкономической деятельностью и неизбежно получают валюту за свои товары или закупают за неё товары за рубежом. 

ОЧ: Сейчас самое время задуматься об этих рисках? 

ВЛ: Это всегда актуальная проблема, потому что экономика непредсказуема, а у нас на экономику накладывается политика. События последних полутора лет прекрасно подтверждают, что стабильности в этом вопросе не было, нет и, наверное, не будет. 

ОЧ: Наверное, самый простой способ застраховать валютные риски — это изначально в контракте описать, что будет, если курсы изменятся? 

ВЛ: Это, конечно, голубая мечта любой компании, которая занимается внешнеэкономической деятельностью, — описать валютные риски в контракте и переложить их на контрагента. Но контрагенты же тоже не дураки и не хотят брать на себя лишние риски. Вот тогда компании необходимо найти некое лицо, которое бы приняло на себя эти риски. В этом случае нам помогает Московская биржа. Валютная секция в Московской бирже — это площадка, где сходятся те, кто хочет застраховать риски, и те, кто готов взять на себя эти риски за определённую плату.

ОЧ: При подготовке к этому интервью мы опросили практикующих финансистов, чтобы узнать у них, какие механизмы они применяют в своих компаниях.

При покупке евро на Московской валютной бирже мы экономим в среднем 50-60 копеек на каждом евро. Также мы используем другие инструменты, такие как размещение рублёвых средств под безрисковую ставку через своп-сделки. Если сравнивать ставку овернайт, которую нам предоставляет наш банк, и ставку на Московской валютной бирже, то эта ставка в среднем выше на 5-6%, чем ставка овернайт.

— Виктория Солдатова, финансовый директор Reynaers Aluminium Rus, г. Москва

С января 2013 года мы заключили договор с брокером и начали производить конверсионные операции через него, а не через банк, что оказалось невероятно выгодно. Экономия достигает семи-восьми копеек на долларе, что при больших объёмах очень существенно — представьте единоразовую покупку 300 тысяч долларов и вывод валюты на расчётный счёт.

Работа с брокером позволяет использовать частичное депонирование при покупке валюты, что очень удобно. Такой опции в банке нет. Когда сделка уже запланирована и ты точно просчитал финансовую схему, но у тебя на данный момент есть только часть денежных средств, ты можешь зафиксировать курс и дослать остальное позже. 

— Мария Антипина, финансовый директор транспортно-экспедиционной компании «FMG-Урал», Екатеринбургский филиал

ОЧ: Чем отличаются банковский овернайт и валютный своп, который вы предоставляете?

ВЛ: Банковский овернайт предполагает, что вы вечером отдаёте некую сумму денежных средств на ночь банку в пользование. На следующий день банк вам возвращает ваши деньги и даёт некую процентную ставку. Проблема в том, что банк предлагает достаточно невысокий процент за такого рода операции, хотя они очень востребованы, потому что компаниям не хочется, чтобы большие остатки рублёвых денежных средств лежали на счетах просто так.

Инструменты Московской биржи, в частности валютный своп, по сути предлагают то же самое. Однако тут есть дополнительные преимущества. В частности, банку вы даёте денежные средства под честное слово. Московская биржа так не работает. Если вы кому-то отдаёте рубли под процент, то взамен вы получаете залоговую иностранную валюту. 

Плюс на Московской бирже есть гарант исполнения всех обязательств — это большой и красивый клиринговый банк, который называется Национальный клиринговый центр. Это уникальная для российского рынка организация, так называемый квалифицированный центральный контрагент. 

Таким образом, если вы кому-то сегодня дали рубли, вам в залог дают валюту. На следующий день вы возвращаете залог, и вам возвращают ваши рубли плюс некую процентную ставку. Размер процентной ставки определяется открытым рынком.

ОЧ: Что такое частичное депонирование?

ВЛ: Одна из особенностей, прелестей и преимуществ Московской биржи — возможность заключать сделки, не имея всей суммы для расчёта. На бирже есть два важных момента времени: когда вы заключаете сделку и когда вы рассчитываетесь по ней. В банке эти моменты объединены. Если вы, например, покупаете иностранную валюту, вам надо иметь на счёте стопроцентное обеспечение в виде рублей. На Московской бирже, поскольку эти моменты разнесены во времени, вам надо иметь порядка 10-15% от суммы сделки, чтобы заключить её. А к моменту расчёта вам надо довнести недостающие денежные средства. Таким образом, вы можете заключить сделку сегодня, а расчёт по ней произвести завтра вечером. Курс сделки у вас будет зафиксирован, и расчёт пройдёт именно по зафиксированному курсу. Ну а гарантом исполнения всех обязательств является Клиринговый банк.

ОЧ: Любое страхование осуществляется с целью минимизации потерь в случае неблагоприятного развития ситуации. Какие потери могут нести участники внешнеэкономической деятельности, если они застрахуются — или не застрахуются?

ВЛ: Давайте рассмотрим обычное страхование, например, от пожара. Если вы застраховались и пожар не случился, вы просто что-то заплатили. Если вы не застраховались, а пожар случился, ваши потери потенциально более высокие. 

Если вы понимаете экономику проекта и согласны при текущем курсе на некую маржу по сделке, вам интереснее застраховать риски, чтобы потом не думать, что будет с валютным курсом. Если же вы всё-таки хотите положиться на случай и подождать — вдруг курс пойдёт в вашу сторону, вы можете не страховаться, но тогда будет как в ситуации с пожаром: потом все будут за голову хвататься. События конца прошлого года всем всё прекрасно показали.

ОЧ: Сколько же стоит страхование?

ВЛ: Всё зависит от того, что мы страхуем. В зависимости от вида страхования вы являетесь плательщиком или наоборот, вам ещё и платят. Если вы покупаете валюту, то плательщиком за страхование подобного рода являетесь вы. А если вы реализуете валютную выручку, то схема работы на бирже построена таким образом, что вам платят за страхование этого риска. В зависимости от ваших бизнес-процессов, целей и задач вы можете ещё и заработать на страховании.

ОЧ: Отличаются ли условия для физических и юридических лиц и какая минимальная сумма нужна, чтобы начать?

ВЛ: Наша тарифная политика не различает юридических и физических лиц, всем всё одинаково. 

А минимальный порог зависит от задачи, которую необходимо решить. Это может быть тысяча долларов, а может 25 тысяч долларов. Любую задачу необходимо обсудить с нашим финансовым консультантом, и в зависимости от того, что вы хотите в итоге получить и как у вас построен бизнес-процесс, вам предложат ту или иную стратегию и рассчитают, от каких сумм такая схема работы будет интересна.

ОЧ: Что происходит, если курс зафиксирован, а доллар начинает падать?

ВЛ: Многое зависит от того, что мы хотели получить, страхуя некий курс. Например, мы хотели поиграть на курсовой разнице. В этом случае для нас возникают убытки. Но это как в любой игре: мы не можем выигрывать всегда и везде. С этим надо смириться. А если мы удачно купили валюту, и рубль стал слабеть, тогда мы очень сильно выигрываем. Система работает одинаково в обе стороны. 

Если мы купили иностранную валюту под проект, а её курс стал слабеть — ну да, для нас это может быть несколько неприятно. Но когда мы страховали свои риски и фиксировали курс, экономика проекта была уже просчитана, и мы понимали, какую маржу получим. Если тогда постановка вопроса нас устраивала, тогда смысла нет расстраиваться. 

ОЧ: Могу ли я контролировать процесс, отслеживать, что происходит? И что происходит после того, как вы даёте вход на биржу — я всё делаю сама?

ВЛ: Святая обязанность хорошего брокера — обучить своего клиента, как действовать в той или иной ситуации. Мы оказываем подобного рода обучающие услуги, проводим семинары, работаем с каждым клиентом. Можем разработать индивидуальную стратегию в зависимости от бизнес-процессов, даже если они запутанные, сложные и связанные с множеством контрактов в различных валютах. В процессе клиент понимает, как это всё работает, и в поддержке у него больше нет необходимости.

И конечно, вы можете регулярно отслеживать, что происходит. Вам выдают торговый терминал, через который вы можете смотреть, как меняется курс той или иной валюты, а также следить за состоянием своего счёта. 

ОЧ: Имеет ли значение, где располагается ваш клиент и где располагается брокер? 

ВЛ: Московская биржа — это полностью электронная площадка. Подключение к ней происходит по соответствующим каналам связи через интернет. Таким образом, если у вас есть торговый терминал, совершенно не имеет значения, в какой точке земного шара вы находитесь. Главное чтобы у вас был интернет и стабильный канал связи. Если есть потребность обменяться бумажными экземплярами документов, это спокойно делается сканами по электронной почте, а оригиналы потом досылаются «Почтой России», например.

ОЧ: Финансисты, которых  мы опрашивали, говорят об экономии разных сумм, когда клиент работает через банк и когда он работает с брокером. За счёт чего получается такая глобальная разница в суммах, когда работаешь с брокером, а не с банком?

ВЛ: Брокерский и банковский бизнес устроены несколько по-разному. Банк, как правило, выставляет свои курсы и оперирует с ними в течение дня. При этом банк всегда видит, что происходит на открытых торгах, и если курс начинает драматически меняться, курсы банка меняются автоматически плюс-минус на некую величину копеек в 30. Поскольку клиент банка не видит торгов, он не понимает, сколько стоит та или иная валюта. 

Брокер предоставляет доступ на рынок, и клиент видит чистый курс. Таким образом, любая маржа, накидываемая банком, автоматически остаётся в кармане клиента. Кроме того, брокерский бизнес очень технологичный, и в результате возникает эффект масштаба. А если наблюдается эффект масштаба, то стоимость единицы чего-либо неизменно снижается. Поэтому мы и получаем минимальные комиссии в сравнении с банковскими.


Редактор: Екатерина Супивник

Режиссёр: Инна Федяева

Режиссёр монтажа: Андрей Тиунов

Операторы: Илья Одношевин, Максим Черных

Заметили ошибку в тексте? Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Комментарии
В материале:

Лебедев Виктор

Реклама
на Малине

Давайте мы вам перезвоним и расскажем, что и как!

Будьте с нами!
×
×
Наверх^^